Плетенье чепухи: В Казахстане талант гнобят, а после смерти объявляют великим

5838 просмотров
0
Герольд БЕЛЬГЕР
Понедельник, 04 Дек 2017, 10:00

Ratel.kz продолжает публикацию знаменитых записок «Плетенье чепухи» Герольда Бельгера, не увидевших свет при жизни писателя

На снимке: Герольд Бельгер.

Продолжение. Читайте часть 1часть 2часть 3часть 4часть 5часть 6часть 7часть 8часть 9часть 10часть 11часть 12часть 13часть 14часть 15часть 16часть 17часть 18, часть 19, часть 20, часть 21часть 22, часть 23, часть 24часть 25часть 26часть 27часть 28часть 29часть 30, часть 31, часть 32, часть 33, часть 34, часть 35, часть 36, часть 37, часть 38часть 39часть 40часть 41часть 42часть 43часть 44часть 45часть 46часть 47часть 48часть 49, часть 50часть 51часть 52часть 53часть 54часть 55часть 56часть 57часть 58часть 59часть 60часть 61, часть 62.

Читайте также
Завещание Герольда Бельгера

Вы ничего не знаете о КАЛЕНОВОЙ Гульсум? Тогда расскажу. Она того заслуживает.

…Единственная средняя казахская школа в некогда Октябрьском районе (ныне Шал-акынском) Северо-Казахстанской области находилась в нашем ауле – теперь имени Искака ИБРАЕВА. Замечательная была школа! Я имел честь в ней учиться девять лет – со второго класса. Правда, в настоящее время, по свидетельству земляков, она заметно потускнела, да и сам аул захирел.

И об ауле, и о школе я немало писал с любовью и признательностью.

В годы войны и первые послевоенные годы в старших классах училось мало ребят. А девочек и вовсе можно было посчитать по пальцам. И те, что сподобились получить аттестат зрелости, тотчас выходили замуж или недолго работали учительницами начальных классов или библиотекарями в школе или аулсовете.

Грамотные казашки в ближних аулах Приесилья были большой редкостью.

Здесь, пожалуй, чуть подробнее поведаю о нашей школе. В годы войны старшеклассниц обучали санитарному делу. И на занятия в медпункт, помню, приходило всего пять-шесть девушек шестнадцати-восемнадцати лет. Классы вообще были малокомплектными. Второй и четвертый классы, например, учились параллельно, и за партами сидело всего шесть оболтусов. Если трое из второго класса занимались чистописанием, то другие трое из четвертого класса решали задачи по арифметике. Учила нас Кульшара КАСЫМОВА, год назад окончившая десятилетку. Об учебе и методике преподавания в сороковых годах прошлого века можно рассказывать фантастические истории.

Так вот, среди девочек-девушек тех лет выделялась одна: живоглазая, смазливая, туготелая, озорная, шумная, своенравная, исключительно активная и броская из аула Коктерек.

Звали ее Каленова Гульсум.

Читайте также
Ермек Турсунов: Как хоронили Бельгера

Училась она хорошо и легко; звонко декламировала стихи; пела – заслушаешься; участвовала в школьной самодеятельности; задиристо выступала на собраниях; не стеснялась на сцене, обнажая упругое девичье тело, делать «мост» в гимнастических трюках. «Мост», кстати, могли делать во всей школе и ауле только две казашки. Гульсум была года на четыре старше меня.

Перед замысловатой живой пирамидой (трех-четырехэтажной) она, ловко изгибаясь, делала «мост», а я, тщедушный, легкий второклассник, осторожно вставал на ее гладкий, шелковистый, приятно теплый живот и лихо отдавал пионерский салют. Красный галстук с металлической застежкой был только у меня.

Эффектный получался номер!

О том эпизоде Гульсум-апке вспоминала всю жизнь.

…Отец ее был знатным человеком в Коктереке, чем-то заведовал, проштрафился и очутился в заключении. И шалунья Гульсум познала немало житейского лиха. Но не сломалась. И школу успешно окончила, и независимый, строптивый характер сохранила, и в ЖенПи (так тогда назывался женский педагогический институт в Алма-Ате) поступила, что считалось тогда знаменательным событием.

Время-то было нелегкое: 1947-й год.

Потом Гульсум потерялась из виду. И в аулах поговаривали, что она вышла замуж за южанина, тоже педагога, и работает в Джамбульской области. Старшеклассницы и руководство школы ее часто вспоминали, ставили в пример. Девушки мечтали пойти по ее стезе, что для аульных казашек было очень непросто.

В 1958 году, после окончания КазПи имени Абая в Алма-Ате, меня отправили преподавать русский язык и литературу  в далекий районный центр Байкадам.

Еще до начала учебного года я познакомился в районном клубе с местными шахматистами. Среди азартных игроков мне сразу приглянулся молодой крепыш: смуглый, гладколицый, зоркоглазый, уверенный. 

Выяснилось, что он преподает математику в той же школе, куда был направлен я. К слову, заметил, что, по слухам, где-то здесь работает и Каленова Гульсум.

– А?! – изумился крепыш. – Откуда ее знаешь?

– Землячка.

– Не дейді?! Знаю, знаю Гульсум. Могу отвести тебя к ней домой.

Читайте также
Все мы на одном корабле, и не время делиться на казахов и неказахов

Дальнейшее описано мною в романе «Зов».

Гульсум я сразу узнал (приятная, плотно сбитая келиншек), а она меня – нет.

Разговорились. Обнялись. Гульсум прослезилась. Надо же: земляк, одношкольник, братишка, защитник-родич!

А крепыш Толек оказался ее мужем. И было у них уже двое или трое детей.

Меня они приняли как родственника. И я у них бывал часто. И Гульсум меня рьяно опекала. Будучи в научной командировке по аспирантским делам, я даже жил у них.

И позже встречались в Алматы, в аулах Северного Казахстана, в Джамбуле, Байкадаме, дома. С женой бывали на свадьбах их старших детей. Толек ушел рано.

Гульсум регулярно общалась со мной, подолгу рассказывала по телефону о житье-бытье, бывала на моих юбилеях, интересовалась моим здоровьем, моим творчеством, давала советы в менторском тоне, написала несколько книжек о воспитании и преподавании родного языка и литературы, попеременно наведывала своих детей и внуков, развеянных по городам и весям Казахстана, критиковала современные нравы, осуждала рвачей и хапуг, разоблачала местное жулье, жаловалась на недуги.

Вернувшись из бесчисленных поездок к своему сыну в Алматы, она первым долгом звонила мне и подолгу рассказывала о своих впечатлениях, настойчиво убеждая, чтобы я меньше работал и больше заботился о здоровье.

В последний раз она сообщила, что уезжает в Байкадам. Мечтает написать еще одну книжку, но одолевает слабость, кружится голова и глаза плохо видят.

По казахскому разумению, я приходился ей братишкой и еще младшим деверем, она же – әкпе, то есть, старшей сестрой.

Уехала Гульсум на какое-то очередное семейное торжество, планировала объехать и других своих чад и многочисленных сватов, близких и дальних родичей. «Приеду – позвоню. Аман болайық».

Читайте также
Ермек Турсунов: Я дал Бельгеру слово, что издам его книги

Прошел месяц. Другой. Полгода. Год. О Гульсум-әкпе ни слуху ни духу. И я всё чаще вспоминаю ее. Телефон алматинского сына не отвечает. Неужели ушла, а дети не удосужились меня известить? Может, решили, что я тоже ушел? Я пишу эти строки, точно не зная, жива ли она…

Такова судьба моей казахской әкпе, достойной отдельной повести.

* * *

Давно замечаю: мои казахскоязычные коллеги немного недолюбливают Бахытжана КАНАПЬЯНОВА. Точнее, недооценивают его. Или, скорее, недопонимают. Замалчивают.

В чем дело?

По моему разумению, в том, что его не знают, почти не читают.

А зря! Он признанный и в стране, и – особенно – за ее пределами поэт, прозаик, «киношник», издатель, блестящий эссеист, публицист, переводчик, составитель книг, редактор, организатор, популяризатор национальной поэзии, деятельный гражданин, инициатор светлых идей, приятный человек, книголюб.

Et cetera. Не буду далее перечислять.

Словом, многоодаренная, броская личность.

И регалиями-званиями облеплен сверху донизу.

Конечно, иным завидно.

А иным не нравится, что он:

– пишет по-русски;

– близок к Олжасу;

– чингизид;

– идет своей стезей.

Увы, мои братья-казахи своих выдающихся людей не ценят. Есть такой изъян. Не я это говорю. Читайте Абая. Стоит кому-нибудь выдвинуться, как начинают его за подол цапать, подножку ставить, палку в колеса совать, топтать, преследовать, тумаками угощать, в каталажку прятать, а то и секир-башку сотворить.

Тому не только я свидетель. Живая история.

Бахытжан – зрелый художник. Дожив до возраста пророка, он немало содеял.

Читайте также
Плетенье чепухи: Казахская драка – самая мирная

Меня восхищают его эссе – скажем, об АУЭЗОВЕ и АЙТМАТОВЕ. В них слышится гармония духа, крепкая вязь содержания и формы, сплав вдохновения и полета мысли.

Знаю: Бахытжана выдвигали на госпремию, но именно казахи стали ему преградой, отсеяли, отторгли.

Между тем, его творческая судьба не чета многим. Он достоин и госпремии, и Героя Труда.

И ему эти звания присвоят, как всегда, с опозданием, когда эти почести ему до лампочки.

В Казахстане вообще принято талантливого человека сначала гнобить, шельмовать, а потом – нередко после кончины – объявить великим. И тогда – извините – даже его дерьмо благоухает.

Фото: из архива Каната ТОРЕБАЯ.

Ratel.kz выражает благодарность режиссеру Ермеку ТУРСУНОВУ за подготовку записок Герольда БЕЛЬГЕРА к печати.

Загрузка...
Ratel Telegram Channel
экономист
- Если нет возможности реформировать фонд, тогда его не должно быть в нашей экономике", – заявил Токаев". "Фонд" - это "Самрук-Казына". Ждём скорейшего закрытия химеры МФЦА, супертопки по сжиганию народных денег.
Ratel Instagram
Какими должны быть казахи
Возможно ли сохранить государственность с низким качеством населения
Почему в Казахстане надо жить долго
Благими намерениями у нас вымощена дорога в светлое будущее
Как отменить съёмки программы НТВ "Поедем, поедим!" в Алматы
Подсказка для активных борцов с коррупцией от аналитиков Ratel.kz
Приют для жертв бытового насилия остался без государственной помощи
Общественники ищут поддержки от депутата Ирины Смирновой
Как закалялась нефть
Воспоминания бывшего регионального менеджера BG Group о первых годах независимости Казахстана
Известно ли вам, что условия, в которых обитают казахстанцы, относятся к самым экстремальным на планете?
Живописный Казахстан: взгляд Андрея Михайлова
В ожидании нефтяного дождя
JP Morgan: Brent может подорожать до $125 за баррель в 2022 году и до $150 за баррель в 2023 году
Алихан Букейханов: взгляд из России
О новой книге российского историка Виктора Козодоя "Алихан Букейханов: человек-эпоха"
Хроники Верного. Несостоявшаяся экскурсия
8 января 1846 года родился городской архитектор Павел Васильевич Гурдэ
Сумбур вместо музыки
Почему в Казахстане государство плохо справляется с функцией дирижёра
О том, почему мы бросаем медицину
Ты виноват везде. Иной раз ты работаешь не ради того, чтобы вылечить больного, а для того, чтобы не было жалоб
Труба Европе
Россия, судя по всему, в ближайшем будущем стиснет Европу в газопроводных "объятиях" - с севера и юга
Ещё раз о футбольном миллиарде, украденном у страны
По версии павлодарских следователей, четыре года никто, кроме двух человек, не догадывался, что ОФ "ФК "Ertis" слишком много платит футболистам
Ненастоящий полковник: как доцент полицейской академии от наказания за пьяное вождение прятался
А после увольнения через суд требовал восстановления в должности
Родственники подозреваемых по делу о "январских беспорядках" обратились к президенту
Они утверждают, что их близких угрозами и издевательствами заставляют признаться в тяжких преступлениях
Настоящий "кадровый резерв"
Самое важное - добиться поддержки грамотных, работающих, ответственных людей
Подберу музыку к тебе
После "январской трагедии" в ассоциативной памяти мелькнули архивные кадры Парижа, разрушенного Второй мировой войной
Инфляция, доходы людей и рост экономики - почему я ненавижу "ручное управление" экономикой
Я не завидую правительству, которому поставили задачу, похожую на "Mission Impossible"
Однофамилец
Всевышний умеет шутить, посмеиваясь над нашими планами и так называемыми экспертами
На рынке арендного жилья Алматы происходит настоящая катастрофа
Казахстанцы без своего жилья будут копить на него ещё очень и очень долго
Мы прошли климатическую точку невозврата
Настоящая катастрофа начнётся, когда растают ледники
Обращение Тимура Кулибаева
- Спасибо за работу.Вы действительно помогли услышать нас предпринимателей на верху. СПАСИБО
Руководитель отдела строительства города Абая обвинил журналиста Ratel.kz в клевете
- Уважение за проделанный огромный объем работы при расследовании. Очень хлесткий, конкретный цикл статей "Из жизни отечественных нечестных чиновников"
15 мешков с мясом сайги изъяли у астанчанина
- А кто что предполагает крышёванный браконьер или нет? 15мешков мяса сайги это минниум 15 голов краснокнижных,один столько не набьёт. Скорее всего организованная поставка дичи,в ресторан,кафе с экзотическими блюдами в расчёте на репектабельного клиента,значит цена мясу будет такой же как подать блюдо из варана завезенного из Камеруна. Да нравы вседозволенности перехолят все границы,ожиревшие НурСултановцы не начнут ли поедать младенцев,при таких зряплатах чиновников возможен даже каннибализм.
Как "пилят" Нацфонд: кто заработал на жилье для многодетных семей в Абае. Часть 4
- Здравствуйте мне хотелось узнать почему в этих домах выдаються квартиры очередникам, многодетным семьям, малаимущим как арендное жилье без права приватизации получаеться нас в любой удобный для них момент могут выгнать на улицу? Мы стоим на очереди как многодетные и нам звонят с Акимата чтоб мы привезли документы на квартиру в 12доме мы хотим откозаться и мы автомотически слетим с очереди
Пострадавшей в ДТП павлодарке выкроили и сшили новый глаз
- Спасибо огромное завотделением Касымхану Тлеубаеву,всему коллективу офтальмологического отделения Павлодарской больницы. Крепкого вам всем здоровья и успехов во всем. Поздравляю счастливую пациентку. Я из города Актобе. Не видит правый глаз,влажная макулодистрофия, в левом глазу сухая макулодистрофия. Врачи глазной клиники ничем помочь не могут. Молю Аллаха сохранить зрение одного глаза и радуюсь за каждого кому вернули зрение. Всех вам благ.
Что стоит за межнациональными конфликтами в Казахстане
- Проблемы ксенофобии - во многом, действительно объясняются - самой, человеческой природой. Автор прав - анализ, большинства вопросов - глубинной причиной, назовет коррупцию. Которая, к тому же и наднациональна. Спасибо автору и респект. Просто, толково и убедительно.
Умер Даулет Хамитович Сембаев
- Казахстан будет процветать, когда символом, принципом государственного служащего станет слова Д Сембаева - “В каком костюме пришел, в таком и ушел” . Искренне соболезнуем близким. Такие люди должны становиться гордостью наций во все времена.