О слонах, орденах и чапанах

4289 просмотров
0
Ермек ТУРСУНОВ
Суббота, 23 Апр 2016, 11:00

Ермек Турсунов: Не дай бог, Оскар обломится - заплюют же!

В писательских кругах бытует байка. Правда или нет, не знаю, но мне ее в свое время рассказал Герольд БЕЛЬГЕР.

Герольд БЕЛЬГЕР.

Не так давно, когда мы все еще жили в братской семье народов в качестве подданных «нерушимого союза», вопросы с медалями и орденами решали в Кремле. То же самое относительно государственных премий в области литературы и искусства. К премии помимо славы и почестей полагалась серьезная сумма. Не Нобелевская, конечно, сумма, но все равно весьма и весьма приличная.

Как-то от Казахстана выдвинули роман Ильяса ЕСЕНБЕРЛИНА «Кочевники». Вполне заслуженно. Все остальные тоже выбрали своих лучших. Грузины – Нодара ДУМБАДЗЕ, украинцы – Павла МОВЧАНА, а нивхи – Юрия РЫТХЭУ. Все – замечательные и достойные писатели.

Когда настала пора заседать главной комиссии, в Москву стали снаряжаться делегации болельщиков.

Грузины выехали дружной компанией, захватив с собой чачи, вина, разнообразных персиков и винограда. Как и положено – комиссию ублажать. Хохлы, естественно, захватили горилки с салом. Даже нивхи поехали со своей струганиной и пушниной.

Казахи тоже полетели,… захватив с собой два чемодана компромата на Есенберлина.

В те годы Москва считалась для нас пупом земли. Оно, может быть, и на самом деле было так.

Ну, пуп пупом, но в Казахстане тоже стали думать, как поощрять и возвеличивать своих творцов. Кто-то предложил присуждать звание – Народный писатель Казахской ССР.

Ну что ж, звучит красиво.

Стали награждать.

Вначале – по-настоящему заслуженных. Тех, кто на самом деле пользовался всенародным уважением и любовью.

Потом – не совсем заслуженных. Зато уважаемых.

А потом уж и вовсе не заслуженных, если не сказать – случайных.

У нас ведь как.

Как только объявляется конкурс и начинается гонка, все первым делом начинают «искать выход». Кто там сидит на весах. Кто там рядом с тем, кто сидит на весах. Кто рядом с теми, кто рядом с тем, кто сидит на весах. И так далее. Включаются знакомства, связи и все такое прочее. Начинается грызня. Собирается компромат. Пишутся письма с разоблачительным содержанием. В итоге побеждает тот, кто вовремя зашел в правильную дверь, кто собрал побольше дерьма на всех остальных и затем грамотно преподнес. И, наконец, кто оказался ближе всех к тому, кто сидит на весах.

Что касается самого народа, от имени которого и вручалось это звание, то выяснилась еще одна неприятная новость. Народ, оказывается, очень экономно распоряжается своей любовью и уважает лишь избранных. А таких, как правило, много не бывает. Это ведь, по сути, штучное явление – Народный.

Ну, кто у нас нынче – Народный? Так, чтобы его и те признавали, и эти. И правые, и левые, и те, кто посередке?

Я лично опасаюсь за наших говорить. Потом столько выльют – захлебнешься…

Лучше уж я схитрю. Я скажу за Россию. Кто у них там без натяжки может носить звание – Народный?

ПУШКИН, наверное. Он у них «наше все». Так ведь?

ТОЛСТОЙ бесспорно. ДОСТОЕВСКИЙ. ЧЕХОВ…

А вот, скажем, СОЛЖЕНИЦЫНЫ можно причислить к Народным? Он ведь Нобелевский лауреат. Или БРОДСКОГО? КАЗАКОВА? ДОВЛАТОВА?..

Вопросы возникают. Да, они большие художники, настоящие творцы от бога, но Народными я бы их лично не назвал. И все же, обратите внимание на уровень.

Поэтому, когда высокое звание Народного писателя Казахской ССР стало нивелироваться и самых заслуженных уравняли с не совсем заслуженными, решили, что Народные закончились. Последним выбрали, если я не ошибаюсь, Азилхана НУРШАИХОВА. Случилось это в 1990 году.

Потом «нерушимый» развалился.

Но творцы никуда не делись. Просто они стали принадлежать не всем сразу, а каждый своей стране в отдельности. И каждая отдельно взятая страна стала их поощрять по-своему. Всех - и артистов, и режиссеров, и скульпторов, и певцов, и музыкантов… Ну, и писателей, естественно.

Званий тогда придумали великое множество, поскольку народ у нас талантливый. Было даже такое – Народный акын Казахстана, который присваивали, в основном, певцам-импровизаторам.

Но потом стали путаться. Одни стали обижаться, другие возмущаться. Потому что критерии были уже не те и присваивать стали уж совсем ненародным и незаслуженным.

И тогда, чтобы никому не было обидно, все звания отменили и оставили только два – Заслуженный деятель Казахстана и Летчик-космонавт Казахстана. Никаких тебе народных. Таким образом, всех уравняли - и писателей, и артистов, и шахтеров, и комбайнеров, и шоферов... Всех, кто так или иначе своим трудом и талантом доказал Отечеству свою любовь и значимость.

Даже мне пару раз предлагали выдвинуться. Но я не стал. Думаю, у Родины и без меня хватает своих Заслуженных.

Вообще, дело это тонкое и ненадежное – оценивать. Не знаю, как насчет шахтеров, но с творцами все непросто. Подлинное искусство, вроде как, не нуждается в сравнениях, и устраивать среди художников соревнование тоже, знаете ли, не очень. Все это от лукавого. Просто нынче все это поставлено на широкую рыночную ногу. За всем стоит обыкновенный расчет, который затем превращается в деньги. Все вокруг оценивается: кто круче поет, кто круче снимает и пишет, кто лучше всех танцует или рисует… И это уже не только в искусстве.

Даже ученый, который сейчас сидит и смотрит в свой микроскоп, видит на том конце не микробы, а – продолжение своей карьеры.

Между тем, художник, когда творит, не думает об этом. Как и футболист, который бегает по полю. Он не думает: вот сейчас я забью, и мне повысят гонорар. (Хотя РОНАЛДУ, мне кажется, думает именно так).

Это, знаете ли, как неизбежное зло. Оно сопровождает тебя по ходу следования. Весь этот трескучий базар со своими рыночными зазывалами и мелочными торговцами в дорогих одежках.

Сколько у нас нынче всевозможных премий, фестивалей и конкурсов! Сколько у нас проводится, в обязательном порядке – «престижных» – смотров, карнавалов, состязаний и всего прочего, в которых участвуют и сортируются по ранжиру «звезды» первой и второй величины?

Меня, например, запихали в конкурс, в котором наряду со мной получали награды «Лучший чай» и «Лучшая колбаса».

А однажды я играл в футбол на призы какой-то бани…

Какой позор!

Интересно, а живи сейчас среди нас Шакен АЙМАНОВ или Мухтар АУЭЗОВ? Или Мустафа ШОКАЙ… Что бы было? По каким номинациям мы бы их оценивали? Да и нужны ли были бы им наши номинации?

А если б Абай сейчас жил?..

Мне думается, не сорок Назиданий он бы нам оставил, а всего лишь одно. Типа, ребята, а не засунуть бы вам все эти свои призы в одно место…

Ну ладно, это так – не больше чем пустые размышлизмы.

Художники – они ведь тоже люди. Они любят, когда их хвалят и когда ими дорожат. Им хочется, чтобы о них не забывали и чтобы заботились. Им важно знать, какие ордена и медальки понесут потом за ними на подушечках. Им нравится, когда их зовут куда-нибудь на…э-э-э…

Да хоть куда! Пусть даже на той – посидеть на почетном месте. На төре.

Один мой приятель говорит, что төр – это последняя остановка перед Кенсаем. Есть в этом правда, между прочим.

Так вот.

Бельгер три раза подавал документы на государственную премию, поскольку Народного ему в свое время не дали.

Ну, какой он Народный среди казахов? Так рассудили, наверно?

А, между прочим, я лично считаю, что по-настоящему Народным был именно он. И никто другой. Потому что я лично сколько раз видел как к нему, как к Льву Толстому в Ясную Поляну шли люди. Со всех концов нашей, так сказать, необъятной родины. Шли со своими разговорами, со своими письмами и жалобами, тащили ему свои рукописи графоманские, и детям его имена давали просто так, из уважения, а не на фарт…

Я вам даже больше скажу. Его любили Большие люди.

Обычно, к Новому году ему присылали традиционный согым. Потом в первых числах января Гера-ага мне звонил на домашний и в шутку говорил:

- Маған кіріп шық. Иманғалидың етін жейміз. (Зайди ко мне, поедим мясо Имангали).

А однажды другой Большой человек подарил ему айфон. Самой последней модели.

Тоже – догадался.

С современными гаджетами Герольд Карлович был глубоко на Вы и по имени-отчеству. Повертел его в руках, повертел и спрашивает:

- Дорогая, наверно, вещь?

- Ужас, - отвечаю. – Лошадь можно купить. А может, и две.

- Да ты что! Тогда надо его продать, - говорит. - А деньги я Ире (дочь – Ирина БЕЛЬГЕР, живет в Москве – Ratel) вышлю.

Ну что? Продали.

Я продал, не Бельгер же. Кенту своему.

Нельзя, наверное, такие вещи на люди выносить? Некорректно как-то. Но уж, как говорится, из песни слов не выкинешь. Так оно и было. И людей, что проявляли к нему свое уважение, всех – и больших, и маленьких - Гера-ага ценил. И уважал.

А что касается государственной премии, так ему и эту не дали. Прокатили все три раза. Причем свои же. Самые преданные и самые лучшие друзья. Тех, с кем он общался на протяжении почти всей своей жизни, кого он переводил тоннами и километрами.

Потом уже перестал подавать.

- Зачем, - говорит, - позориться? Я ведь здесь чужак. Обойдусь.

Сказать, что Бельгер обижался, наверно, неправильно. Бельгер не обижался. Просто он относил эту черту характера к загадочной национальной особенности. Ну, не могут они простить!

- Вот евреи, скажем, - рассуждал он. - Вылезет какой-нибудь Зильбершмуллер со своим талантом, так все остальные начинают ему помогать. Толкают в спину, дорогу расчищают, пихают вперед. А потом, когда он набирает вес, все остальные цепляются. И уже он тащит всех за собой. У казахов наоборот.

Не знаю. Забавное, надо заметить, наблюдение.

Я лично считаю, что тут не стоит делить. Такое есть у всех. Понемногу. Просто у нас это ярче проявляется.

А казахов Бельгер любил. Преданно и беззаветно. Всю жизнь им служил. Приговаривал: «Қазағымнан айналайын».

И мы его любили. Многие считали, что казахского в нем намного больше, чем в самих казахах. И это справедливо.

Помнится, к 70-летию я написал о нем статью под названием «Последний казах». Так оно к нему и прилепилось.

Герольд БЕЛЬГЕР.

А к 75-летию я написал уже другую статью и уже под другим названием – «Мамбет». Это не прилепилось. Некоторые даже обиделись. В особенности его друзья – бельгеровская команда – заслуженные старики, что собирались вечно у памятника Шокану Валиханову. Там Бельгер у них вместо командира был.

Он им потом объяснял, что Мамбет это производное от Мухаммед, то есть фактически от имени Пророка. Только тогда старики успокоились.

- Е-е, жарайды онда. (А-а, ну тогда пусть).

И вот в те дни, когда шло празднование, он опять позвал к себе. Сказал – дело есть.

Прихожу. А в кабинете на диване лежат стопкой чапаны. Штук пятнадцать, не меньше.

- Вот, - говорит. - Көрдің ба? Енді не істейміз? (Видишь, что теперь делать?)

Надарили. Это же у нас любимое дело – массовая чапанизация. Или как Олжеке (Олжас СУЛЕЙМЕНОВ - Ratel) метко сформулировал – «халатное отношение».

-А что делать? - говорю. - Не надо ничего делать. Тем более, вот этот чапан я уже видел у Калихана (Калихан ИСХАКОВ, писатель - Ratel), а этот вроде Бахытжану дарили (Бахытжан КАНАПЬЯНОВ, поэт - Ratel). Так что пусть мама Рая (Раиса Закировна, супруга писателя - Ratel) их в шкафчик спрячет. Пойдете на днюху к Абеке (Абдижамил НУРПЕИСОВ, писатель - Ratel), там и задарите. Эти чапаны по кругу ходят. Их же никто не носит.

фото сайта thebestartt.com

Вот как было.

А когда со мной шумиха началась – это я про «Келин» – так вообще до абсурда доходило.

Казахстанский комитет выдвинул картину на Оскар. Она отобралась в лонг-лист и благополучно прошла дальше. Затем через какое-то время она попала в шорт-лист из девяти картин, наряду с победителями Канн и Венеции. А надо сказать, что в тот год в номинации «Лучший иностранный фильм» на Оскар было заявлено около 160 картин со всего мира. Казахстан тогда впервые попал в шорт-лист. Западные и американские издания очень высоко оценивали шансы «Келин». Российские газеты, по-моему «Известия», писали, что «за честь СНГ теперь поборются казахи», поскольку ШАХНАЗАРОВ (Карен Шахназаров, российский кинорежиссер – Ratel) дальше не прошел. Как и грузины, и украинцы, и все остальные наши «братья из республик свободных».

И вдруг мне на эмэйл приходит коротенькое письмо из Лос-Анджелеса. Один мой знакомый журналист пишет, что впервые за всю историю Оскара страна-участник хочет отозвать свою картину. Оказывается, в комитет пришла официальная бумага за подписью группы товарищей, которые уведомляют членов оскаровского комитета, что Казахстан отзывает картину «Келин» от участия в конкурсе «в силу аморального содержания фильма, порочащего историю и характер казахского народа».

Вот так вот. История закольцевалась.

Эх-х! Видимо, максимум, что мне светит, так это приз лучшего нападающего на первенство бани Бостандыкского района г. Алматы.

Ну, и ладно. Обойдусь. А то, не дай бог, Оскар обломится. Заплюют же! Или наоборот, начнется чапанизация и попробуй потом объясни, почему я не хочу на төр.


президент Казахстана
- Моя цель - дать больше свободы моему народу, укрепить демократию и верховенство закона. Меня как президента не интересуют никакие привилегии и льготы. Я не приемлю этого.
Судебная система продолжает защищать интересы ростовщиков
Городской суд Алматы задним числом отменил решение против кредитора, выдавшего заём под 11 907 процентов годовых
Как $100 млрд, выведенных за рубеж, за неделю сократились в 100 раз
Правительству бутылку "Боржоми" надо было открывать раньше
Средняя зарплата сотрудников Центра Назарбаева приближается к полутора миллионам тенге в месяц
За укрепление межконфессионального и межцивилизационного диалога в Казахстане платят больше, чем министрам и депутатам
Хозяев "Алтын Орды" заставили доплатить в бюджет полтора миллиарда тенге
В первом квартале этого года владельцы рынка заплатили налогов в пять раз больше, чем за семь лет
План Б: "КазМунайГаз" готовится к антироссийским санкциям
Компания инициировала внесение во все соглашения с российскими партнёрами так называемых "санкционных оговорок"
Первые люди в долине Или: ниже Капчагая обнаружены каменные орудия, сопоставимые с древнейшими артефактами Земли!
Живописный Казахстан: взгляд Андрея Михайлова
В ожидании нефтяного дождя
JP Morgan: Brent может подорожать до $125 за баррель в 2022 году и до $150 за баррель в 2023 году
Алихан Букейханов: взгляд из России
О новой книге российского историка Виктора Козодоя "Алихан Букейханов: человек-эпоха"
За базар кто ответит?
У здания есть концепция, которую задолго до нас продумывали умные и талантливые люди и которую сейчас и не разглядеть
Траектории казахстанского пути. Часть 2: Декларативная демократизация
Подмена реформ декларациями приведёт к тому, что страна потеряет свой очередной шанс на увеличение потенциала развития
О медицинской философии
Почему врачи не лечат своих близких и родственников
Есть ли у Победы цена
Готовы ли будут США продолжать и дальше наращивать многомиллиардные финансовые вливания в Украину
В павлодарской полиции снова голый тыл
В Павлодаре младший лейтенант полиции подшофе катала начальника управления тылового обеспечения на его машине и сбила мальчика
Почему стать почётным гражданином Шымкента не так престижно, как почётным гражданином Алматы
Одним вручают латунные знаки отличия, а другим - серебряные с позолотой и фианитами
Полицейская, которая расследовала январские события, попала в следственный изолятор
Она обещала "отмазать" актюбинку от суда, но не сделала этого
О запрете на экспорт, ручном управлении экономикой и индонезийском пальмовом масле
Все разумные решения принимаются по-разному, но глупые - одинаково
О биографиях казахстанских "молодых политиков"
Незатейливая политтехнология, из разряда "простота хуже воровства"
Санкции против России: три проблемы для Казахстана
Для гармоничного и эффективного развития нам ни в коем случае не нужно обособляться от всего мира
Однофамилец
Всевышний умеет шутить, посмеиваясь над нашими планами и так называемыми экспертами
На рынке арендного жилья Алматы происходит настоящая катастрофа
Казахстанцы без своего жилья будут копить на него ещё очень и очень долго
Мы прошли климатическую точку невозврата
Настоящая катастрофа начнётся, когда растают ледники
Красная линия как казахская национальная идея
- Спасибо, Марат. Вы очень здорово сформировали и высказали свою боль и мою тоже. Если бы эти мысли дошли до каждого жителя нашей страны, наверное было бы легче жить. Я вот еще думаю, неужели нашему ЕЛЬБАСЫ дожив до старости, не стыдно читать щитки-лозунги "шал кет"?
Откуда у Жакипа Асанова синдром Елбасы
- Уважаю людей которые идут против системы.в судах идёт беспредел и неужели,если просто по человечески судья решил принять сторону обвиняемого,то её просто надо уничтожить? А Асанову надо лучше посмотреть с кем он работает.Я думаю правда восторжествует
Обращение Тимура Кулибаева
- Спасибо за работу.Вы действительно помогли услышать нас предпринимателей на верху. СПАСИБО
Руководитель отдела строительства города Абая обвинил журналиста Ratel.kz в клевете
- Уважение за проделанный огромный объем работы при расследовании. Очень хлесткий, конкретный цикл статей "Из жизни отечественных нечестных чиновников"
15 мешков с мясом сайги изъяли у астанчанина
- А кто что предполагает крышёванный браконьер или нет? 15мешков мяса сайги это минниум 15 голов краснокнижных,один столько не набьёт. Скорее всего организованная поставка дичи,в ресторан,кафе с экзотическими блюдами в расчёте на репектабельного клиента,значит цена мясу будет такой же как подать блюдо из варана завезенного из Камеруна. Да нравы вседозволенности перехолят все границы,ожиревшие НурСултановцы не начнут ли поедать младенцев,при таких зряплатах чиновников возможен даже каннибализм.
Как "пилят" Нацфонд: кто заработал на жилье для многодетных семей в Абае. Часть 4
- Здравствуйте мне хотелось узнать почему в этих домах выдаються квартиры очередникам, многодетным семьям, малаимущим как арендное жилье без права приватизации получаеться нас в любой удобный для них момент могут выгнать на улицу? Мы стоим на очереди как многодетные и нам звонят с Акимата чтоб мы привезли документы на квартиру в 12доме мы хотим откозаться и мы автомотически слетим с очереди
Пострадавшей в ДТП павлодарке выкроили и сшили новый глаз
- Спасибо огромное завотделением Касымхану Тлеубаеву,всему коллективу офтальмологического отделения Павлодарской больницы. Крепкого вам всем здоровья и успехов во всем. Поздравляю счастливую пациентку. Я из города Актобе. Не видит правый глаз,влажная макулодистрофия, в левом глазу сухая макулодистрофия. Врачи глазной клиники ничем помочь не могут. Молю Аллаха сохранить зрение одного глаза и радуюсь за каждого кому вернули зрение. Всех вам благ.