Евгений Жовтис: Когда нам запретят думать, разговаривать или слушать

3455 просмотров
0
Евгений ЖОВТИС
Среда, 27 Июл 2016, 09:00

Казахстанские суды ведут масштабное наступлениее на наши политические права и гражданские свободы

Читайте предыдущую статью Евгений ЖОВТИСА «Вместо партнерства и взаимоуважения власти начинают запугивать общество».

Новый Уголовный кодекс Казахстана, принятый в 2014 году, предусматривает такой вид наказания, как ограничение свободы (статья 44). Оно заключается в том, что осуждённый живет дома и подлежит пробационному контролю. Этот самый контроль осуществляется органами полиции и включает исполнение осужденным ряда обязанностей:

- не менять постоянного места жительства, работы, учебы без уведомления этих самых органов;

- не посещать определенные места;

- при необходимости пройти курс лечения от алкоголизма, наркомании, токсикомании, заболеваний, передающихся половым путем;

- осуществлять материальную поддержку семьи и другие обязанности, которые способствуют исправлению осужденного и предупреждению совершения им новых уголовных правонарушений.

Кроме того, кодекс предусматривает возможность назначения дополнительного наказания в виде лишения права занимать определенную должность или заниматься определенной деятельностью (статья 50). Имеется в виду запрет занимать определенные должности на государственной службе, в органах местного самоуправления, финансовых организациях либо заниматься определенной профессиональной или иной деятельностью.

Мне всё это казалось более или менее логичным и обоснованным. Суд решил, что данное лицо не надо лишать свободы и приговорил его к её ограничению, поставив под контроль полиции и наложив некоторые обязанности. Ну и хорошо, если закон позволяет не изолировать человека, но при необходимости держать его под контролем. А если совершил коррупционное преступление - логично лишить права занимать государственные должности. Или осуждённому за педофилию после освобождения запретить работать учителем или воспитателем. Или ты совершил преступление в части деятельности, на которую у тебя была лицензия, - государство отберёт у тебя эту лицензию.

В отдельных статьях Уголовного кодекса лишение права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью прямо предусмотрено и находится в прямой связи с совершённым преступлением.

Правда, меня всегда терзали смутные сомнения в отношении установленных там же полномочий суда лишать такого права и в случаях, когда оно не предусмотрено соответствующей статьей кодекса.

То есть за любое преступление суд может назначить некое дополнительное наказание, если, как гласит закон, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного деяния и личности виновного суд признает невозможным сохранение за ним права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

Но мне казалось, что и в этом случае это дополнительное наказание должно быть как-то связано с совершенным преступлением, быть целесообразным, разумным и обоснованным.

В течение последней пары лет смутные сомнения превратились в прояснённые, а теперь и в кристально чистые, что заставляет меня просто бить тревогу в связи с масштабным наступлением суда на наши политические права и гражданские свободы путем интерпретации закона,  не имеющей никаких границ.

Сначала суды начали «выписывать» осуждённым религиозным деятелям запреты на право заниматься религиозной деятельностью в течение нескольких лет после освобождения, если они были лишены свободы. В 2015 году Сакен ТУЛБАЕВ, якобы член экстремистской организации «Таблиги Джамаат», был приговорён к 4 годам 8 месяцам лишения свободы и 3 годам лишения права заниматься религиозной деятельностью после освобождения.

Поскольку определение «религиозная деятельность» показалось мне уж чересчур обширным для запрета, я захотел узнать, а что же суд запретил Тулбаеву. Ответ я нашёл в Законе Республики Казахстан «О религиозной деятельности и религиозных объединениях», принятом в 2011 году. Так вот, цитирую: «Религиозная деятельность – деятельность, направленная на удовлетворение религиозных потребностей верующих».

То есть наш последователь самого гуманного суда в мире на три года запретил Тулбаеву удовлетворять религиозные потребности, причем – все, включая отправление религиозных обрядов и ритуалов. Попросту говоря, этим судебным решением ему, в том числе, запретили молиться.

Я, конечно, сторонник борьбы с терроризмом и экстремизмом и, возможно, понял бы, если бы Тулбаеву запретили заниматься миссионерской деятельностью в связи с совершённым им преступлением (хотя в доказательствах его вины для меня много белых пятен). Но запрет на удовлетворение религиозных потребностей - это явный перебор. Судом осталась неохваченной только область внутренней веры, но, видимо, это ещё впереди.

Не успел я закончить с анализом запрета на занятие религиозной деятельностью, как судебная власть провела очередную юридическую «спецоперацию». В начале 2016 года суд приговорил гражданских активистов Ермека НАРЫМБАЕВА и Серикжана МАМБЕТАЛИНА за перепост некоего текста, который, по мнению суда, возбуждает национальную рознь, к 3 и 2 годам лишения свободы, соответственно, и с лишением права заниматься любой деятельностью в общественных объединениях сроком на 5 лет.

В нашем законодательстве нет такого юридического понятия - «деятельность в общественном объединении». А прилагательное «любая» делает масштабы воображения просто необъятными. Ведь любой контакт с членами общественного объединения можно интерпретировать как занятие деятельностью в общественном объединении. Это же не про занимаемую должность.

Я закрыл глаза и начал представлять, что Нарымбаеву и Мамбеталину этим судебным решением запретили входить в офис любого общественного объединения и разговаривать там с кем-нибудь. И у всех знакомых и незнакомых им надо будет теперь спрашивать: не является ли он или она членом какого-нибудь общественного объединения и не осуществляет ли какую-либо деятельность, в которую их случайно тоже могут записать?

Потом я задумался: а перепост-то к этому какое имеет отношение? Почему осуждённым за перепост можно заниматься любой деятельностью в коммерческих организациях и нельзя – в некоммерческих? Причём не во всех, а только – в общественных объединениях. Высокого полёта этой логики я постичь не смог, а тут подоспело решение апелляционного суда по этому делу.

Апелляционный суд решил вообще не заморачиваться какой-либо конкретикой наказания. Заменив лишение свободы на её ограничение (Мамбеталину – 1 год, Нарымбаеву – 3 года), он лишил каждого из них на 5 лет права заниматься общественной деятельностью.

Осознавая, что юридически определённого понятия «общественная деятельность» нет в природе, я немедленно заглянул в нашу Конституцию.

И обнаружил, что наш суд лишил Нарымбаева и Мамбеталина частично - как минимум - следующих прав, реализацию которых можно рассматривать как осуществление общественной деятельности:

- права на свободу слова, получения и распространения информации, творчества;

- прав на объединение и собрание;

- права на участие в управлении делами государства.

То есть вот так, чохом, раздел нашей Конституции «Человек и гражданин» для этих граждан значительно сократился.  Подобный юридический креатив нашего суда привел меня в смятение.    

И тут на «торт» моих горьких юридических мыслей упала «вишенка» судебного решения из Уральска. Там барду и гражданскому активисту Жанату ЕСЕНТАЕВУ на позапрошлой неделе за возбуждение национальной розни назначили наказание в виде ограничения свободы на срок 2 года 6 месяцев.

Помимо обязанностей, которые содержатся в статье 44 Уголовного кодекса (их я привел в начале этой статьи), на него возложили другие обязанности, которые, видимо, должны способствовать «исправлению осужденного и предупреждению совершения им новых уголовных правонарушений». 

К ним относятся (цитирую полностью):

- не посещать места, где проходят акции протеста – митинги, пикеты, шествия;

- ограничить участие в круглых столах, встречах, семинарах, тренингах, связанных с политическими, экологическими и социальными вопросами, которые организуются и проводятся с участием международных неправительственных организаций, а также общественно-политическими партиями и движениями;

- не осуществлять публикаций или постов в средствах массовой информации и социальных сетях интернета, как под своим именем, так и под ником, направленных на дискредитацию действий властей, а также связанных с политическими, социальными, бытовыми, экономическими и экологическими вопросами;

- не проводить концерты, встречи и флешмобы под предлогом решения политических, социальных, бытовых, экономических и экологических вопросов.

Признав, что, в отличие от предыдущих судебных решений, это отличается явной конкретикой, я попытался его проанализировать и понять, какие теперь перспективы открываются перед г-ном Есентаевым.

Он, бесспорно, может посещать все акции в поддержку властей, потому что они ведь не акции протеста.

Он может принимать участие в круглых столах, семинарах, тренингах, проводимых казахстанскими НПО, правда, сначала удостоверившись, что там нет зарубежного следа.

Его мнение и идеи, дискредитирующие власти (мне непонятно, правда, что это за новое юридическое понятие изобрёл Уральский суд), могут публиковать в социальных сетях его жена, дети или другие родственники, потому что про них в судебном решении ничего не сказано.

А он сам может без всяких опасений публиковать всё что вздумается в поддержку «партии и правительства», но только не связанное с политическими, социальными, бытовыми, экономическими и экологическими вопросами.  Правда, непонятно, как он будет участвовать в выборах, поскольку ему запрещено встречаться с политическими партиями, но это уже мелочи жизни.

И он, конечно же, может петь, встречаться и проводить флешмобы, но только каждый раз указывать, что это не под предлогом решения политических, социальных, бытовых, экономических и экологических вопросов.

Более абсурдного образчика дискриминации по политическим мотивам и борьбы с инакомыслием я давно не видел.

Честно говоря, ознакомившись с этими произведениями юридического «искусства», я с большим трудом восстановил способность здраво мыслить и попытался сообразить, что делать дальше.  

Ну вот, написал эту статью, запасся поп-корном и жду, когда кому-то вообще запретят думать, говорить, слушать или читать.

Фото: uralskweek.kz.

Читайте историю из юридической практики Евгений ЖОВТИСА «Законопроект не должен запрещать смену времён года».

Регистрация для комментариев



Вам отправлен СМС код для подтверждения регистрации.




Загрузка...
Ratel Telegram Channel
экономист
- Если нет возможности реформировать фонд, тогда его не должно быть в нашей экономике", – заявил Токаев". "Фонд" - это "Самрук-Казына". Ждём скорейшего закрытия химеры МФЦА, супертопки по сжиганию народных денег.
Ratel Instagram
Красная линия как казахская национальная идея
Возможно ли построить нормальную страну при выключенном моральном ограничителе
Почему в Казахстане надо жить долго
Благими намерениями у нас вымощена дорога в светлое будущее
Как отменить съёмки программы НТВ "Поедем, поедим!" в Алматы
Подсказка для активных борцов с коррупцией от аналитиков Ratel.kz
Приют для жертв бытового насилия остался без государственной помощи
Общественники ищут поддержки от депутата Ирины Смирновой
Как закалялась нефть
Воспоминания бывшего регионального менеджера BG Group о первых годах независимости Казахстана
Казахстанцы несколько дней испытывали на себе то, что ожидает впереди всё человечество
Наблюдения Андрея Михайлова
В ожидании нефтяного дождя
JP Morgan: Brent может подорожать до $125 за баррель в 2022 году и до $150 за баррель в 2023 году
Алихан Букейханов: взгляд из России
О новой книге российского историка Виктора Козодоя "Алихан Букейханов: человек-эпоха"
Хроники Верного. Несостоявшаяся экскурсия
8 января 1846 года родился городской архитектор Павел Васильевич Гурдэ
Сумбур вместо музыки
Почему в Казахстане государство плохо справляется с функцией дирижёра
О том, почему мы бросаем медицину
Ты виноват везде. Иной раз ты работаешь не ради того, чтобы вылечить больного, а для того, чтобы не было жалоб
Уроки персидского, которые не выучил Казахстан
Ошибки иранского правящего режима, сценарии которых Казахстан повторил с завидной точностью
Мальчики и девочки полковника Сиразидимова
Корреспонденту Ratel.kz удалось отыскать юношу и девушку, укрепивших обороноспособность павлодарских полицейских на сотни миллионов тенге
Суд прекратил административное дело по клевете в отношении журналиста Ratel.kz
По мнению суда, публикации на сайте состав административного правонарушения не образуют
Заправку в Актобе грабили двое с молотком и ножом
Они пришли туда утром
Повод взять арматуру и пойти к акимату
Не важно, кто и как зарабатывает, важнее, кто как тратит
Подберу музыку к тебе
После "январской трагедии" в ассоциативной памяти мелькнули архивные кадры Парижа, разрушенного Второй мировой войной
А поутру они проснулись
Два года два центра власти пытались играть в парные шахматы
Однофамилец
Всевышний умеет шутить, посмеиваясь над нашими планами и так называемыми экспертами
На рынке арендного жилья Алматы происходит настоящая катастрофа
Казахстанцы без своего жилья будут копить на него ещё очень и очень долго
Мы прошли климатическую точку невозврата
Настоящая катастрофа начнётся, когда растают ледники
Обращение Тимура Кулибаева
- Спасибо за работу.Вы действительно помогли услышать нас предпринимателей на верху. СПАСИБО
Руководитель отдела строительства города Абая обвинил журналиста Ratel.kz в клевете
- Уважение за проделанный огромный объем работы при расследовании. Очень хлесткий, конкретный цикл статей "Из жизни отечественных нечестных чиновников"
15 мешков с мясом сайги изъяли у астанчанина
- А кто что предполагает крышёванный браконьер или нет? 15мешков мяса сайги это минниум 15 голов краснокнижных,один столько не набьёт. Скорее всего организованная поставка дичи,в ресторан,кафе с экзотическими блюдами в расчёте на репектабельного клиента,значит цена мясу будет такой же как подать блюдо из варана завезенного из Камеруна. Да нравы вседозволенности перехолят все границы,ожиревшие НурСултановцы не начнут ли поедать младенцев,при таких зряплатах чиновников возможен даже каннибализм.
Как "пилят" Нацфонд: кто заработал на жилье для многодетных семей в Абае. Часть 4
- Здравствуйте мне хотелось узнать почему в этих домах выдаються квартиры очередникам, многодетным семьям, малаимущим как арендное жилье без права приватизации получаеться нас в любой удобный для них момент могут выгнать на улицу? Мы стоим на очереди как многодетные и нам звонят с Акимата чтоб мы привезли документы на квартиру в 12доме мы хотим откозаться и мы автомотически слетим с очереди
Пострадавшей в ДТП павлодарке выкроили и сшили новый глаз
- Спасибо огромное завотделением Касымхану Тлеубаеву,всему коллективу офтальмологического отделения Павлодарской больницы. Крепкого вам всем здоровья и успехов во всем. Поздравляю счастливую пациентку. Я из города Актобе. Не видит правый глаз,влажная макулодистрофия, в левом глазу сухая макулодистрофия. Врачи глазной клиники ничем помочь не могут. Молю Аллаха сохранить зрение одного глаза и радуюсь за каждого кому вернули зрение. Всех вам благ.
Что стоит за межнациональными конфликтами в Казахстане
- Проблемы ксенофобии - во многом, действительно объясняются - самой, человеческой природой. Автор прав - анализ, большинства вопросов - глубинной причиной, назовет коррупцию. Которая, к тому же и наднациональна. Спасибо автору и респект. Просто, толково и убедительно.
Умер Даулет Хамитович Сембаев
- Казахстан будет процветать, когда символом, принципом государственного служащего станет слова Д Сембаева - “В каком костюме пришел, в таком и ушел” . Искренне соболезнуем близким. Такие люди должны становиться гордостью наций во все времена.