Как весело, легко и скорбно провести похороны

11371 просмотров
0
Ермек ТУРСУНОВ
Суббота, 06 Мая 2017, 13:00

Традиционно по субботам Ratel.kz публикует новые рассказы кинорежиссера и писателя Ермека Турсунова, которые войдут в его новую книгу

На снимке: Ермек Турсунов.

Читайте предыдущий рассказ Ермека ТУРСУНОВА «Виктор Вячеславович Марадона».

Читайте также
Людской суд

Сколько смешного, случайного, нелепого и веселого происходит… на похоронах. Я сам тому не раз свидетель.

Помню, умер старик Баисбек. Почтенный такой аксакал. Было ему тогда под восемьдесят. А может, и больше. Не знаю точно.

В одно время он работал сторожем в совхозе. Поля охранял. Посевы.

Как сейчас помню: ночь, тишина, перепела перекрикиваются, ветерок теплый трется о траву, и Баисбек сидит возле приземистого шалашика. Один. С ружьем. Костерчик еще разведет небольшой, как бы всем своим видом показывая – я тут, мол, только суньтесь.

Рассказывали, он воевал. Впрочем, как и все старики в нашем ауле. Вернулся с контузией. В непогоду его ломило, голова кружилась. Поэтому на серьезные работы его не брали.  А так – беззлобный был старикашка. Тихий. Неприметный. Я, к слову, даже не вспомню нынче, как он выглядел вообще. А вот похороны его запомнил. И вот почему.

Внук его – Ерден – учился с нами в четвертом классе. Деда своего он  очень любил. Иногда даже в поле с ним отправлялся и там оставался ночевать у него в шалашике.

Когда дед умер, все, естественно, потянулись в «черный дом» с соболезнованиями. Так у нас принято. А еще принято по обычаю не просто так заходить в дом, а забегать во двор с плачем и причитаниями.

Я помню по детству, меня это всякий раз пугало. В особенности, когда взрослые люди, дядьки  с тетками, шли по улице, о чем-то мирно беседуя, а потом вдруг срывались с места и бежали с криками во двор, где умер человек. Там обычно на скамеечках сидели родственники покойника. Они тоже о чем-нибудь беседовали. И когда доносился с улицы плач, они тут же менялись и тоже принимались выть. Люди второпях обнимали их, продолжая при этом громко причитать, а потом отходили в сторонку, вытирая сухие глаза и, как ни в чем не бывало, продолжали прерванный разговор.

Читайте также
Дядьвитя – матадор

Ничего не поделаешь, таков обычай.

И вот собрались мы всем классом, мальчики, девочки десяти- одиннадцати лет у колонки, как договаривались, чтобы пойти к Ердену и выразить, так сказать, всеобщее соболезнование. Кто-то пришел вовремя, кто-то чуток опоздал, но собрались все. И стоим. Чего делать дальше – не знаем. Дети. Не колонной же маршировать, речевки скандировать. А по-взрослому врать еще не научились. Причитать не умеем. Фальшиво плакать – тоже. Как это делается вообще? Какие слова кричать надо? Да и кто он нам, этот дед Баисбек?

И стоим.

А с нами учился один такой… Каиргали. Редкий балбес. Второгодник. Хотя какой там – второгодник?! Многогодник. Он в каждом классе оставался на целый год.  Вот и насиделся. Выше всех на голову. Среди нас он смотрелся, как учитель физкультуры.

Мы его обступили, уговариваем:

- Давай, Каиргали, пробил твой час. Ты начни, а мы подхватим.

А этот идиот глаза выкатил:

- А чего я? Почему я?

Мы ему объясняем:

- Потому что ты самый большой. Представительный. Поэтому начни причитать первым, а мы сзади пристроимся и тоже побежим за тобой, со своими причитаниями.

- А чего мне причитать? - спрашивает. - Я с ним всего два раза в жизни виделся.

- Когда?

Читайте также
Полведра молока за Аллегрову

- В первый раз он в меня стрелял солью, когда я полез за люцерной.

- Попал?

- Нет. Промазал.

- А во второй?

- Во второй он напился на Котыровской свадьбе, и меня попросили отвести его домой.

- Ну и как? Отвел?

- Отвел. Правда, по дороге мы слегка подрались.

- Ну, вот видишь! - загалдели мы. – Значит, ты его лучше всех нас знаешь! Давай причитай!

- Не буду я ничего причитать! С чего я вдруг буду причитать?

Уперся, короче. И ни в какую. Скотина.

Мы его еще долго уговаривали. Мимо нас уже все прошли. Глянут еще в нашу сторону: мол, чего это тут дети кучкуются? И дальше идут. И с причитаниями к Ердену во двор забегают. Ловко у них всё это получается. А мы все стесняемся. А время уже к обеду.

Надо что-то делать.

И мы переключились на Ултуган. Училась с нами еще одна такая красавица. Ростом чуть выше собаки, нос картошкой. Редкая плакса. Ревела по каждому поводу. Кто-нибудь слово скажет – она плачет. Училка двойку поставит – она снова вся в слезах.

Читайте также
Приключения мазара

Мы к ней:

- Ултуша, давай, выручай. Плачь.

- Нет, - говорит. - Не буду.

- Почему?

- Не плачется мне сегодня. А по заказу я не умею.

Словом, засада. Что делать?

И тут Бейсен, светлая головушка, активист наш школьный, стенгазеты рисовал, говорит:

- Давайте тогда так. Ты, Каиргали, прекрати ломаться, как девочка. Давай плачь, а мы тебя за это всю неделю в школьном буфете кормить будем.

- Как это? - тут же вскинулся Каиргали.

- Ну так. Будем скидываться каждый по десять копеек и водить тебя между уроками.

Каиргали задумался. В глазах его появился интерес и одновременно сомнение.

- Если все будете скидываться, то это две недели получается, - быстро высчитал он.

- Ну, хорошо, - согласился Бейсен. - Пусть будет две. Пойдет?

- Пойдет, - потеплевшим голосом ответил Каиргали.

И все обрадовались такому легкому решению. Оживились.

Читайте также
Далай-лама – потомок легендарного Борангазы Голосистого

А Каиргали тем временем вдруг преобразился, принял скорбную позу, прям как актер перед выходом на финальную сцену. Нахмурился, голову в плечи вобрал, насупился. Глянул на нас.

- Навзрыд? - уточнил.

- Конечно, - сказал Бейсен. - Надо, чтоб всех проняло.

- А как причитать?

- Причитай: «Ағамай! Ағамай! Ерте кеткен ағамай». («Старший брат мой, ты почему так рано покинул нас».)

Каиргали закрыл глаза и замер. Просто окаменел. Мы стоим все рядом, смотрим на него.

- Чего ты тянешь? - не выдержал Бейсен.

- Я вспоминаю, - ответил Каиргали, так же с закрытыми глазами.

- Что мы вспоминаешь?

- Тяжелые моменты своей жизни.

- И много их у тебя было?

 - Много, - ответил Каиргали и совсем ушел в себя.

Бейсен приложил палец к губам, прося тишины. Все притихли, уставившись на Каиргали, который вспоминал самые плохие моменты своей жизни.

Прошла минута. Может быть, две. Некоторые стали скучать.

Читайте также
Мир, труд, жент

И тут Каиргали очнулся. Очнулся и рванул. Рванул, что называется, с места в карьер. Так конь с испугу срывается с привязи. Да еще и с криками: «Ағама-ай, Ағама-ай!» Видимо, вспомнил действительно что-то ужасное.

Мы кинулись за ним, боясь отстать. И тоже заголосили, стараясь попасть в унисон. Улица из конца в конец заполнилась нестройным детским воплем.

На хорошей рыси мы залетели во двор к Ердену. Там все уже давно отплакались и сидели под легким навесом за поминальным столом. Скамейки, на которых обычно располагались ближайшие родственники, пустовали. Не зная, с кем обниматься, Каиргали кинулся на первого, кто подвернулся. Им, на свою беду, оказался завскладом стройчасти Боранбай. Он отходил ополоснуть руки.

Каиргали вцепился в него, прижался мокрым лицом к бороде и заорал Боранбаю в самое ухо. Мы кинулись следом и облепили перепуганного завсклада со всех сторон, не давая ему вырваться.

Люди забыли про еду, поскакали с мест и побежали к детям. Во дворе моментально стало тесно. Все висели друг у друга на плечах и в голос рыдали. Громче всех было слышно Каиргали. Его раздирающий внутренности тенорок взмывал высоко, достигая колоратурных высот. Бабы не выдержали и затянули хором. Мужики тоже подключились, не стесняясь в выражениях. Такой всеобщей скорби давно не видели в нашем поселке.

Так продолжалось минут пять-семь. Вскоре некоторые спохватились и перестали выть. Многие вернулись к столу. Бабы перешли на всхлипы. Не унимался только Каиргали. Он старался изо всех сил, даже когда голос его остался в меньшинстве. Старухи, не зная, как с ним быть, повели его в дом, поддерживая с обеих сторон под мышки.

Читайте также
Кого боятся отцы и деды

- Ну что поделаешь? - мельчили они по дороге. - Аллах родил, Аллах забрал.

- Не плачь, дорогой... Все мы смертны.

- Он хорошо пожил, наш Баисбек. Дай бог каждому.

- Успокойся, Кайрош, ничего уже не изменишь…

Нас рассадили за стол. Подальше друг от друга.

Люди молча поели, мулла прочитал молитву, и все тихо поднялись. Стали расходиться. Но долго еще слышно было, как убивается в доме Каиргали.

- Ты смотри, - удивлялись люди, - как горюет-то.

- Видимо, у него со стариком свои отношения были. Мы ж не всё знаем.

- Да уж, бедный пацан. Сильно переживает.

На следующий день, на перемене мы пошли, как обычно, за школу. Там старшаки курили бычки и заодно учили нас.

Все молча глядели на Каиргали. Ждали, что он скажет по поводу вчерашнего концерта.

- Сам не знаю, что на меня нашло, - пожал он плечами. - Вспомнил вдруг, как мать с отцом поехали однажды в город сестренку выгуливать, а меня не взяли, к бабушке отвезли. Я уж и забыл, когда это было. А вчера вдруг вспомнил. И так мне вдруг жалко стало себя...

Фото: Дмитрий ГЭРТ.

Регистрация для комментариев



Вам отправлен СМС код для подтверждения регистрации.





журналист
- Да будь я Олжасом преклонных годов, и то без зазренья и лени, я казахский бы выучил только за то, что им разговаривал Бельгер!
Судебная система продолжает защищать интересы ростовщиков
Городской суд Алматы задним числом отменил решение против кредитора, выдавшего заём под 11 907 процентов годовых
Как $100 млрд, выведенных за рубеж, за неделю сократились в 100 раз
Правительству бутылку "Боржоми" надо было открывать раньше
Средняя зарплата сотрудников Центра Назарбаева приближается к полутора миллионам тенге в месяц
За укрепление межконфессионального и межцивилизационного диалога в Казахстане платят больше, чем министрам и депутатам
Кто и почему пытается скрыть причины крушения Fokker-100 авиакомпании “Bek Air”
Министерство индустрии и инфраструктурного развития отказывается предоставлять оригинал Окончательного отчёта по расследованию авиакатастрофы
План Б: "КазМунайГаз" готовится к антироссийским санкциям
Компания инициировала внесение во все соглашения с российскими партнёрами так называемых "санкционных оговорок"
Первые люди в долине Или: ниже Капчагая обнаружены каменные орудия, сопоставимые с древнейшими артефактами Земли!
Живописный Казахстан: взгляд Андрея Михайлова
В ожидании нефтяного дождя
JP Morgan: Brent может подорожать до $125 за баррель в 2022 году и до $150 за баррель в 2023 году
Алихан Букейханов: взгляд из России
О новой книге российского историка Виктора Козодоя "Алихан Букейханов: человек-эпоха"
За базар кто ответит?
У здания есть концепция, которую задолго до нас продумывали умные и талантливые люди и которую сейчас и не разглядеть
Траектории казахстанского пути. Часть 3: 2001 – 2008 гг. Рост присутствия государства в экономике
В стране создались условия, в которых важно было не эффективно инвестировать, а получить выгоду в процессе освоения инвестиций
О медицинской философии
Почему врачи не лечат своих близких и родственников
Время работает против Украины: Запад устал от войны
Рейтинг одобрения президента США Джо Байдена в этом месяце достиг нового минимума
Через три-четыре года вслед за школами могут загореться дома
Чиновники утверждают, что кабель в павлодарских школах идеален, независимые эксперты – что они снова могут вспыхнуть
Как дети Нигматулиных становились ближе к земле и государственным субсидиям
И что помогает им выигрывать любые иски в судах против бизнес-партнёров
Актобе стал жертвой вращения земли
Чиновники утверждают, что границы земельных участков в Актобе сместились из-за вращения планеты и изменения её орбиты
О запрете на экспорт, ручном управлении экономикой и индонезийском пальмовом масле
Все разумные решения принимаются по-разному, но глупые - одинаково
О биографиях казахстанских "молодых политиков"
Незатейливая политтехнология, из разряда "простота хуже воровства"
Санкции против России: три проблемы для Казахстана
Для гармоничного и эффективного развития нам ни в коем случае не нужно обособляться от всего мира
Однофамилец
Всевышний умеет шутить, посмеиваясь над нашими планами и так называемыми экспертами
На рынке арендного жилья Алматы происходит настоящая катастрофа
Казахстанцы без своего жилья будут копить на него ещё очень и очень долго
Мы прошли климатическую точку невозврата
Настоящая катастрофа начнётся, когда растают ледники
Красная линия как казахская национальная идея
- Спасибо, Марат. Вы очень здорово сформировали и высказали свою боль и мою тоже. Если бы эти мысли дошли до каждого жителя нашей страны, наверное было бы легче жить. Я вот еще думаю, неужели нашему ЕЛЬБАСЫ дожив до старости, не стыдно читать щитки-лозунги "шал кет"?
Откуда у Жакипа Асанова синдром Елбасы
- Уважаю людей которые идут против системы.в судах идёт беспредел и неужели,если просто по человечески судья решил принять сторону обвиняемого,то её просто надо уничтожить? А Асанову надо лучше посмотреть с кем он работает.Я думаю правда восторжествует
Обращение Тимура Кулибаева
- Спасибо за работу.Вы действительно помогли услышать нас предпринимателей на верху. СПАСИБО
Руководитель отдела строительства города Абая обвинил журналиста Ratel.kz в клевете
- Уважение за проделанный огромный объем работы при расследовании. Очень хлесткий, конкретный цикл статей "Из жизни отечественных нечестных чиновников"
15 мешков с мясом сайги изъяли у астанчанина
- А кто что предполагает крышёванный браконьер или нет? 15мешков мяса сайги это минниум 15 голов краснокнижных,один столько не набьёт. Скорее всего организованная поставка дичи,в ресторан,кафе с экзотическими блюдами в расчёте на репектабельного клиента,значит цена мясу будет такой же как подать блюдо из варана завезенного из Камеруна. Да нравы вседозволенности перехолят все границы,ожиревшие НурСултановцы не начнут ли поедать младенцев,при таких зряплатах чиновников возможен даже каннибализм.
Как "пилят" Нацфонд: кто заработал на жилье для многодетных семей в Абае. Часть 4
- Здравствуйте мне хотелось узнать почему в этих домах выдаються квартиры очередникам, многодетным семьям, малаимущим как арендное жилье без права приватизации получаеться нас в любой удобный для них момент могут выгнать на улицу? Мы стоим на очереди как многодетные и нам звонят с Акимата чтоб мы привезли документы на квартиру в 12доме мы хотим откозаться и мы автомотически слетим с очереди
Пострадавшей в ДТП павлодарке выкроили и сшили новый глаз
- Спасибо огромное завотделением Касымхану Тлеубаеву,всему коллективу офтальмологического отделения Павлодарской больницы. Крепкого вам всем здоровья и успехов во всем. Поздравляю счастливую пациентку. Я из города Актобе. Не видит правый глаз,влажная макулодистрофия, в левом глазу сухая макулодистрофия. Врачи глазной клиники ничем помочь не могут. Молю Аллаха сохранить зрение одного глаза и радуюсь за каждого кому вернули зрение. Всех вам благ.