Заложники 201-й статьи

3134 просмотров
0
Анна КАЛАШНИКОВА
Суббота, 15 Фев 2020, 09:30

Тамара Симахина: Процесс досудебного расследования полностью закрыт от общества

В четверг, 13 февраля, мы опубликовали мнение известного адвоката Джохара УТЕБЕКОВА, который заявил, что у правоохранителей монопольное право на освещение любого резонансного процесса с обвинительным уклоном.

Читайте также
Почему правоохранительные органы требуют от граждан давать обет молчания

О том, насколько опасен широко применяемый органами дознания и судьями запрет на разглашение информации, причем не только для журналистов, но и для тех, кто принимал заставляющую молчать общество норму, рассказала руководитель юридической службы Фонда "Әділ сөз" Тамара СИМАХИНА.

 - Мы считаем, что норма, предусмотренная Уголовно-процессуальным кодексом (УПК), запрещающая следователю предоставлять какую-либо информацию о досудебном расследовании, привела к тому, что область досудебного расследования по уголовным делам полностью закрыта от общества, - говорит Тамара Симахина.

- Следователь не имеет права ответить на вопросы журналистов. Представители СМИ вынуждены обращаться в прокуратуру, чтобы прокурор дал согласие на то, чтобы информацию, которую журналисты запрашивают, следователь предоставил. Но практика у нас пошла еще дальше. За последние два года у нас в фонде зафиксированы несколько случаев, когда журналисты обращаются к прокурорам соответствующего уровня - район, город, область. Из прокуратуры приходит ответ, с этим запросом они должны обратиться в Генеральную прокуратуру. Что, Генеральной прокуратуре больше заниматься нечем, как отслеживать по всей стране, какую информацию, по кому делу, какому журналисту можно предоставить? Это не только нарушение УПК, мы считаем, что это полностью закрывает информацию не только от журналистов, но и, самое главное, от всего казахстанского общества. Руководство страны последние лет 10 говорит о том, что мы будем бороться с коррупцией, что нужно предавать гласности эти случаи, но получается, что это чистой воды популизм. Потому что на деле общество не имеет возможности получить какую-либо информацию о проведении досудебных расследований по коррупционным преступлениям. То есть мы, граждане Казахстана, вообще не знаем, какие дела расследуются, какие дела дошли до суда. Доступ к информации появляется, когда дело рассматривается в суде. И то, если судебный процесс открыт, потому что некоторые коррупционные дела под разными предлогами рассматриваются в закрытом режиме. Таким образом, одна единственная норма УПК полностью закрыла доступ к общественно-значимой информации. Мы считаем это нарушением права казахстанцев на получении информации.

Читайте также
Что подарил министр Касымбек министру Абаеву

- В практике фонда есть примеры негативных последствий правоприменительной практики?

- Мы уже дошли до маразма! Журналисты оказались в патовой ситуации. Возможно, скоро начнется судебный процесс по одному делу. История такая: журналисты получили информацию о том, что в отношении одной из коммерческих компаний ведется досудебное расследование по факту мошенничества. Журналисты опубликовали информацию, достоверно зная, что расследование начато, но источник информации они открыть не могут. Так вот, те люди, в отношении которых действительно ведется досудебное расследование, предъявили претензию - они требуют опубликовать опровержение, и реально вырисовывается гражданский процесс по иску к журналисту. Как я предполагаю, этот судебный процесс инициируют с единственной целью – добиться раскрытия источника информации. Журналист имеет право не открывать источник информации, однако суд вынесет письменное определение, обязывающее журналиста сделать это. Если он ослушается, его могут привлечь к ответственности за злостное уклонение от исполнения судебного акта. Вот такая схема. С одной стороны, журналист подготовил материал о том, что кого-то подозревают в мошенничестве за организацию очередной финансовой пирамиды, от которой уже пострадало несколько десятков человек, которые и обратились в полицию. С другой стороны, информация важна для тех, кто еще не решился заявить в правоохранительные органы о том, как лишился денег в этой пирамиде! Чтобы они знали, что ведется такое расследование, и тоже могли бы присоединиться и защитить свои права.

Читайте также
Юристы: Подписка о неразглашении - способ спрятать концы в воду

- Выходит, скорее сядут не мошенники, а журналисты?

- В зоне риска оказались журналист и главный редактор. Сейчас это дело находится на стадии досудебной претензии, но перспектива уже очевидна. В некоторых случаях закрывается информация даже о самом факте регистрации заявления и начале досудебного расследования. Вроде в городе все знают, к примеру, что против какого-то чиновника начато досудебное расследование по коррупционному преступлению. Следователь связан законом, он не может ничего говорить, прокурор отправляет журналистов в Генпрокуратуру, потерпевшие, подозреваемые, их адвокаты – все связаны подпиской о неразглашении. Всё, круг замкнулся, информации нет. Но зачастую потерпевшие или, наоборот, подозреваемые заинтересованы в том, чтобы общественность была информирована о том, какое расследование начато, какие нарушения допускаются. Как бы мы скептично не относились к нашему гражданскому обществу но, тем не менее, контроль общества может появиться только тогда, когда информация становится общедоступной. Гласность – один из важных механизмов, препятствующих нарушению законов в ходе проведения досудебного расследования. А сейчас адвокаты и участники уголовного процесса не могут ни слова сказать, потому что понимают, если они нарушат подписку о неразглашении, они тем самым ухудшат свое положение. Тем более, что за разглашение предусмотрена уголовная ответственность.  

Читайте также
Смерть в СИЗО: кто виноват

- Уже были ли случаи, когда сажали людей за разглашение?

- В отношении журналистов таких прецедентов не было, но все может быть.

- Эта норма противоречит Конституции, праву на свободу слова и доступ к информации?

- В Международном Пакте о гражданских и политических правах есть оговорка о том, что в необходимых случаях это право может быть законом ограничено - есть госсекреты, врачебная тайна и т.д., чтобы какая-то информация не навредила конкретному лицу либо государству. Поэтому говорить прямо, что это противоречит, нельзя. Но то, что произошло у нас со статьей 201 УПКА, – это неоправданно чрезмерная мера. Мы считаем, что нужно дать право следователю самому определять, какую информацию он может выдать, но у нас в законодательстве нет точного толкования тайны следствия. Мы считаем это серьезным упущением, потому что законодатель должен объяснить, что можно разглашать, а что нет.

- Фонд "Әділ сөз" будет обращаться к законодателям с этой проблемой?

- Мы планируем обратиться в Генеральную прокуратуру, от которой мы хотим получить разъяснение: с какого, извините, перепуга, прокуроры начинают всех отсылать в Генпрокуратуру? Мы хотим предложить, чтобы Генпрокуратура инициировала законодательное уточнение этой нормы с объяснением, что такое тайна следствия.

Фото: АиФ Санкт-Петербург.

российский журналист, писатель:
- Казахстан совершенно внезапно оказался гораздо более близким западным ценностям, европейским ценностям, европейской практике, миру просто, чем Россия.
Будут ли судить Назарбаева
Почему стратегия забвения может оказаться лучше тактики мести
Two popes: Астана стоит мессы
Визиты римских иерархов как высшее проявление казахских понтов и предмет общенациональной гордости
Зачем прилетали в Алматы главы "КазМунайГаза" и QazaqGaz
Почему Казахстан чужой на нефтяном празднике жизни
Отремонтированный на деньги КПО аэропорт Уральска вновь нуждается в ремонте
Почему Eni и Shell оплачивают хотелки акима?
Айдос Сарым: Через семь лет мы будем избирать третьего, а потом четвёртого и пятого президентов
Кое-кто, похоже, сегодня попросту нарабатывает имидж для успешной релокации по грин-карте
Ускорился ли механизм саморазрушения путинского режима, запущенный самим Путиным
Проект "преемник" прямо сейчас выглядит наиболее вероятным
Пластиковые пупсики и самодельные машинки: чем они так радовали детишек полвека назад
Репортажи из прошлого от Андрея Михайлова
О текущем моменте
Делать вид, что у нас всё хорошо и всё, что происходит в мире нас не касается и обойдёт стороной, уже нельзя
Месть саудовского принца
Решение энергетического картеля отразится на ценниках американских бензозаправок и кошельках американцев уже в ближайшие две недели
Алма-Ата и Алматы. Почти детективная история
Рассказ о том, как мы искали могилу Калмыкова. И о том, как мы её нашли
Злая Даримова и мужчины, которых она обидела
Пять суток ареста получил павлодарец, разозливший бизнесвумен, славящуюся в Павлодаре благотворительностью и крутым нравом
Как Болат Назарбаев избавился от партнёров по оптовке на Розыбакиева
Куда делся 101 соучредитель ТОО "Market Rent Company"
Директор специнтерната в Усть-Каменогорске затравила педагогов
В итоге коллектив обратился с жалобами во всевозможные инстанции
Преступление без наказания: актюбинские полицейские волокитили дело, пока не истёк срок давности
Искать виновного в том, что парень стал инвалидом, полиция больше не собирается
Глина и навоз вместо исторического облика Алматы
Старые алматинские дома превращаются в новые трущобы
Где мы были восемь лет, или Почему так трудно издать в Казахстане перевод детской книги на казахский язык
Наша личная сказка про перевод на казахский успела сменить жанр и из страшной превратиться в остросюжетную с хеппи-эндом
О запрете на экспорт, ручном управлении экономикой и индонезийском пальмовом масле
Все разумные решения принимаются по-разному, но глупые - одинаково
О биографиях казахстанских "молодых политиков"
Незатейливая политтехнология, из разряда "простота хуже воровства"
Однофамилец
Всевышний умеет шутить, посмеиваясь над нашими планами и так называемыми экспертами
На рынке арендного жилья Алматы происходит настоящая катастрофа
Казахстанцы без своего жилья будут копить на него ещё очень и очень долго
Мы прошли климатическую точку невозврата
Настоящая катастрофа начнётся, когда растают ледники
Как блогер пытался прогнать в Россию кандасов с афроамериканцем
- Честно, не понимаю этих провокаторов. Нормальные, счастливые люди себя так не ведут. Кто чем наполнен, тем и делится. А те,кто помогает молодцы!!!!
Как посадить мажора на девять лет за ДТП с двумя погибшими
- Имею честь знать Сергея Перхальского лично. Как-то спросил у него, не тяжело ли ему бороться со всем этим беспределом. Он ответил очень просто и без пафоса - Кто-то должен это делать. Его публикации дают мне надежду, что в нашей стране не все потеряно и что все ещё может изменится к лучшему. Долгих лет и крепкого здоровья, творческих успехов. А мы, его благодарные читатели, всегда будем с нетерпением ждать новых публикаций.
Увидев расписание уроков, родители школьников СКО закипели от возмущения
- Уважаемые педагоги, Министры Раньше мы 10 лет учились, и было в 10 классах по 5,6,7уроков. И ничего. А сейчас учатся 11 лет и плюс ещё две недели и все равно хотите увеличить нагрузку. О чем вы думаете? Чего вы хотите от детей.? Правильно надо сокращать количество часов в неделю. Дети лучше станут понимать. А если они целый день в школе, всю ночь уроки делают. Вы хотите чтобы дети с ума сошли?
Беспредел на родине Кунаева. Часть 1
- Да, в Казахстане всегда были местные байчики. И их покровители из высших эшелонов власти. Они питались и жили с рук этих байчиков. А где хваленый Антикор? Что этот районный акимчик тоже их прикормил? Наверное, крутую служебную машину подарил борцам с коррупцией.
Где Токаеву взять кадры
- Вами верно задета данная тема. Она с каждым днём всё актуальнее и актуальнее. Нашему президенту предстоит большая работа. Однако работа проделана на маленький процент. От квалифицированных кадров, которые дорожат (дорожили) работой и не побоюсь этого слова настоящих патриотов своего дела, у нас всегда избавлялись. Никогда не давали честно работать простому государственному служащему. Только встаешь на рельсы своего должностного пути, так тебя начинают лепить, как им удобно.
Суд приговорил Боровикова к девяти годам лишения свободы
- Сергей здравствуйте, Вами проделана огромная работа, за что Вам лично выражаю ОГРОМНОЕ спасибо. Ваши статьи по настоящему освещали судебный процесс. Я как простой читатель Вам благодарен. Семье потерпевших выражаю ГЛУБОЧАЙШИЕ соболезнования.