Почему правоохранительные органы требуют от граждан давать обет молчания

12549 просмотров
0
Анна КАЛАШНИКОВА
Четверг, 13 Фев 2020, 09:00

Адвокат Джохар Утебеков: У правоохранителей монопольное право на освещение любого резонансного процесса с обвинительным уклоном

Первое, с чем сталкиваются граждане, попавшие в кабинет сотрудника правоохранительных органов – это подписка о неразглашении.

Причем неважно, в каком качестве вы вступаете в контакт с офицерами МВД, КНБ, Антикоррупционной службы и других ведомств, облеченных правом инициировать досудебное расследование – потерпевший, подозреваемый или свидетель, вы обязаны дать обет молчания.

Читайте также
Хроники Наурызбайского правосудия

Казалось бы, в чем проблема?

Но мы уже на себе ощущаем, как это опасно.

Когда арестовали Сейтказы МАТАЕВА, я много раз просила адвокатов его и его сына Асета об интервью. После записи беседы с тогдашним заместителем Нацбюро по противодействию коррупции Талгатом ТАТУБАЕВЫМ я предлагала адвокатам Матаева прокомментировать обвинения даже до публикации этого интервью и выдать все эти материалы вместе, но подписка о неразглашении не позволила предоставить равные права на выступление всем участникам уголовного процесса.

Год спустя подобный запрет наложили в Медеуском суде, где рассматривались гражданские иски предпринимателя Зейнуллы КАКИМЖАНОВА к редакциям и журналистам сайтов Forbes.kz и Ratel.kz. По просьбе адвокатов Какимжанова суд запретил освещение этого процесса в средствах массовой информации. Решения судов – известны.

Еще через год нам самим пришлось пройти обыски и допросы, после того как З. Какимжанов написал заявление в полицию. Вот уже два года длится расследование, но ни я, ни мои коллеги не могут ответить на вопросы журналистов и рассказать о том, что произошло.

И вот самый свежий пример. Месяц назад из следственного изолятора "Учреждение ЛА-155/18" должен был выйти девятнадцатилетний алматинец, родственники которого два месяца тщетно добивались его освобождения под залог. Родным пришлось забирать тело парня…

Читайте также
В алматинском СИЗО погиб подследственный

Теперь, даже имея на руках протоколы вскрытия, они не могут показать их ни журналистам, ни специалистам, чтобы найти ответы на вопросы о смерти близкого человека.

Плача, брат умершего в СИЗО парня сказал, что над ним висит подписка о неразглашении и ему грозит уголовная ответственность, если он поделится с обществом своими сомнениями и своей болью.… Хочешь поговорить об этом – готовься к тюрьме.

И я четко понимаю, что если мы обнародуем этот протокол, то снова начнутся допросы в полиции. Да, мы можем не разглашать свои источники, но тогда у нас снова изымут компьютеры и телефоны, у моего сына в очередной раз заберут планшет, из квартиры вынесут ноутбук и старый принтер моего отца.

Известный адвокат Джохар УТЕБЕКОВ не раз говорил о своем резко отрицательном отношении к этим жестким и даже жестоким ограничениям.

- Я с радостью поддержу публичную кампанию за отмену этого запрета о разглашении данных досудебного расследования, - заявил адвокат Утебеков. - Дело в том, что правоохранительные органы преследуют цель создать вокруг уголовного дела такую атмосферу, которая позволит им вытворять, что угодно. Но в итоге они добиваются не соблюдения тайны расследования, а лишь того, чтобы участники процесса, причем обе стороны, как потерпевший, так и подозреваемый, были лишены возможности обратиться к общественности, публично обсуждать эти вопросы, чтобы защитить свои права.

Если честно, то я в принципе не понимаю, как следователь, пока идет разбирательство, может раскрыть какие-то тайны расследования? Что там может быть такого секретного, что человек не может рассказать? Все приговоры находятся в публичном доступе. Все, что касается государственных секретов и дел, связанных с сексуальным насилием – то эти дела и так проходят под грифом "секретно", а все остальные дела рассматриваются в открытом заседании, приговоры находятся в общем доступе. И из приговора можно узнать всю суть дела, что и как там происходило.

Читайте также
Второго пилота Bek Air подвергали многочасовым допросам

Правоохранительные органы просто тупо закрывают абсолютно всю информацию по уголовным делам. Конечно, когда в каком-то деле упоминаются государственные секреты, я согласен, разглашать материалы дела нельзя. Но для этого есть защитный механизм, в таких случаях с человека берется подписка о неразглашении государственных секретов. Но таких дел - единицы. А что защищать в обычном досудебном расследовании? Сейчас ситуация законодательно только ухудшилась – с этого года запрет распространился также на закрытые судебные разбирательства. За разглашение их данных тоже введена уголовная ответственность. В Казахстане эта норма работает с 11 января 2020 г. Как я и ожидал, первые, кто от этого страдает – это потерпевшие, в особенности – жертвы педофилов. Даже у них судьи берут подписку о неразглашении, в итоге родители потом не могут ничего рассказать по делу. 

В декабре прошлого года одному из моих клиентов судья санкционировал арест за то, что на пресс-конференции он огласил фамилию следователя, который ведет его дело. Я считаю этот арест откровенным преследованием и явным нарушением свободы распространения информации и выражения мнений, гарантированной нам Конституцией и международным Пактом о гражданских и политических правах, который ратифицировал Казахстан. К тому же это нарушение права человека на судебную защиту, соответственно, возможность как-либо повлиять на ход судебного процесса и на ход досудебного расследования. 

Кроме того, по окончании досудебного расследования всем участникам процесса все равно предоставляются материалы дела в полном объеме. Неясно, в чем тогда смысл скрывать то, что участники процесса и так узнают? Что такого в том, что об этом узнает общественность?

Читайте также
Смерть в СИЗО: кто виноват

Я хочу сослаться на международный опыт. Мне неизвестно, чтобы такая норма существовала хоть в одной развитой стране. Да, такая же постыдная норма есть в российском законодательстве, но и там люди добиваются, чтобы эту норму исключили из закона – некоторые адвокаты отказываются от подписки о неразглашении. Правозащитники тоже активно сопротивляются. Международная правозащитная группа "Агора" в Москве успешно защищает людей по делам о разглашении каких-то фактов по делам досудебного производства. 

Все говорит о том, что статью 201 Уголовно-процессуального кодекса необходимо удалить, а параллельно удалить из Уголовного кодекса ответственность за нарушение этой статьи.

Почему разглашение сразу же влечет за собой уголовную ответственность и лишение свободы? Очевиден изначально карательный характер этой нормы – если ты что-то разгласил, пусть даже никто от этого не пострадал, то тебя все равно надо наказать, причем в санкции есть даже лишение свободы сроком до двух лет.  Но почему разглашение – это преступление, по сути приравненное к раскрытию государственных секретов?

Мало кто знает, что можно отказаться давать такую подписку. Но если адвоката предупредили о неразглашении хотя бы устно, это может повлечь за собой и другие последствия. Например, меня отстранили от участия в деле, когда я защищал Муратхана ТОКМАДИ. И с этим сталкиваются все адвокаты: следователь может отказать в предоставлении материалов дела, не допускать защитника к участию в следственных действиях, запретить вход в следственный изолятор под предлогом того, что адвокат не дал подписку. 

Читайте также
«Антикорпикчерз» представляет

Следователи особенно быстро берут в оборот потерпевших, заставляя их подписать бумагу о неразглашении. Люди, которых они должны защищать в первую очередь, страдают, потому что целиком оказываются во власти следователей.

Есть и другой аспект у этого запрета. Правоохранительные органы, особенно Антикоррупционная служба и Комитет национальной безопасности, любят выкладывать видеоролики, как они ловят коррупционеров или бандитов. Они не просто их показывают один раз в новостях, эти видео могут крутить на протяжении всего следствия. Один из последних случаев – задержание замакима Алматинской области Багдата МАНЗОРОВА. И ладно бы выложили его задержание, но выкладывают и скрытую съемку разговора с ним, в то время как другие участники процесса, давшие подписку о неразглашении, не могут этого делать. Получается, это улица с односторонним движением, маразм! Опять же дело Токмади – про него целые фильмы крутили, в которых показывали его негодяем, а от меня требовали подписку о неразглашении и в итоге исключили меня из дела. У правоохранителей монопольное право на освещение любого резонансного процесса, причем с обвинительным уклоном. О какой объективности и плюрализме мнений можно говорить? По сути, нас лишают права на свободу слова и мнений.

Чтобы было понятно, почему это так опасно для общества, приведу пример.

Сейчас изнасилование наконец-то стали квалифицировать как тяжкое преступление. И это случилось благодаря кампании группы "Немолчи.кз", проведенной после изнасилования пассажирки проводниками в поезде "Тальго". А представьте себе, если бы этот процесс был закрытый? Никто не смог бы рассказывать об этом деле. И в этом случае добиться, чтобы такое преступление, как изнасилование, перевели в разряд тяжких, было бы невозможно – общественное мнение исключили бы еще до стадии обсуждения. 

От редакции: Мы обращаемся ко всем нашим коллегам, адвокатам, правозащитникам и сотрудникам правоохранительных органов с просьбой высказать свое мнение по поводу 201 статьи УПК и соответствующих статей Уголовного кодекса. Имеют ли право граждане Казахстана делиться своим горем и добиваться справедливости в публичном поле – или это абсолютная монополия силовых структур?

Пишите нам на адрес info@ratel.kz с пометкой "Подписка о неразглашении".

Иллюстративное фото: drtabatabaie.ir.

Загрузка...
Ratel Telegram Channel
экономист
- Экономика Казахстана сейчас как запойный наркоман, еще и страдающий ожирением. Он пришел в спортзал и сделал несколько тренировок и хочет уже выходить на соревнования.
Ratel Instagram
Государство, уходи!
Почему на государственную службу надо брать ленивых людей
Как уберечь страну от талибов и демократии
Чем отдел счастья и долголетия акимата Алматы отличается от министерства добродетели и порока Афганистана
Как отменить съёмки программы НТВ "Поедем, поедим!" в Алматы
Подсказка для активных борцов с коррупцией от аналитиков Ratel.kz
Карт-бланш на грабёж населения Казахстана
По мнению адвоката Евгения Прицкера, позиция Верховного суда противоречит нормам Конституции
Поиски нефти в Казахстане довели польского миллиардера до банкротства
Куда делись сотни миллионов долларов, проведённые через его счета за эти годы – вряд ли уже когда станет известно
Айша-Биби: пластическая операция для средневековой красавицы. Такие "реставрации" любят в Китае
Живописный Казахстан: взгляд Андрея Михайлова
В ожидании нефтяного дождя
JP Morgan: Brent может подорожать до $125 за баррель в 2022 году и до $150 за баррель в 2023 году
Алихан Букейханов: взгляд из России
О новой книге российского историка Виктора Козодоя "Алихан Букейханов: человек-эпоха"
Люк. Но не Бессон
В мире люки уже давно не воспринимаются как скучный предмет с узкопрофессиональной функцией
Как перейти к обществу открытого доступа в стране, ориентированной на сырьевую ренту
Следуя заветам Дугласа Норта
О кумирах
Постепенно уходит целая эпоха здравоохранения
Решение ЕНПФ - внутренняя антиправительственная диверсия
Не может быть истиной независимости государства без лояльности к государству граждан
Сладкий путь из чиновников в инвалиды
Прыгая из отдела в отдел, павлодарские госслужащие со временем понимают, что нет ничего выгоднее, чем работать инвалидом и участвовать в тендерах
Приговор судье Жангуттинову: пять лет колонии за 7 тысяч долларов взятки
Судью Тургунбаеву приговорили к пяти годам, а свидетеля Абдусаттарова привлекут к ответственности и лишат адвокатской лицензии
Необычные приключения вещдока в Актобе
Как одна и та же машина может стоять под охраной полицейских и разъезжать по Актобе, не знают ни прокуроры, ни в Министерстве внутренних дел
Миром правят не костюмы, а беспощадный люксовый casual
Почему в дорогих магазинах поменялся ассортимент
Наша дружба и любовь остались в двадцатом веке...
Памяти Вити Кияницы
Какой миллиард лучше - ТЭЦ-2 или LRT
Только в стране с государственной экономикой можно начинать проект, не думая о возвратности средств вообще
Однофамилец
Всевышний умеет шутить, посмеиваясь над нашими планами и так называемыми экспертами
На рынке арендного жилья Алматы происходит настоящая катастрофа
Казахстанцы без своего жилья будут копить на него ещё очень и очень долго
Мы прошли климатическую точку невозврата
Настоящая катастрофа начнётся, когда растают ледники
Пострадавшей в ДТП павлодарке выкроили и сшили новый глаз
- Спасибо огромное завотделением Касымхану Тлеубаеву,всему коллективу офтальмологического отделения Павлодарской больницы. Крепкого вам всем здоровья и успехов во всем. Поздравляю счастливую пациентку. Я из города Актобе. Не видит правый глаз,влажная макулодистрофия, в левом глазу сухая макулодистрофия. Врачи глазной клиники ничем помочь не могут. Молю Аллаха сохранить зрение одного глаза и радуюсь за каждого кому вернули зрение. Всех вам благ.
Что стоит за межнациональными конфликтами в Казахстане
- Проблемы ксенофобии - во многом, действительно объясняются - самой, человеческой природой. Автор прав - анализ, большинства вопросов - глубинной причиной, назовет коррупцию. Которая, к тому же и наднациональна. Спасибо автору и респект. Просто, толково и убедительно.
Умер Даулет Хамитович Сембаев
- Казахстан будет процветать, когда символом, принципом государственного служащего станет слова Д Сембаева - “В каком костюме пришел, в таком и ушел” . Искренне соболезнуем близким. Такие люди должны становиться гордостью наций во все времена.
Апелляционная коллегия по уголовным делам ВКО суда рассмотрела непростое дело простого сельского экскаваторщика
- Капец, так можно любого закрыть. Это говорит о профессионализме и юридической грамотности полиции, районного судьи, адвоката и особенно прокуратуры, которая должна смотреть за законностью. Хорошо что хоть в областном суде есть старой закалки люди, грамотные, которые усмотрели нарушение прав человека. А так бы человек сидел бы ни за что, просто хотел помочь соседу.
Зачем нас выживают из Казахстана
- Когда кто либо вырубит дерево ,я знаю что за это огромный штраф ,а тут засыпают целое озеро ,зная ,что на нем обитают краснокнижные птицы и животные и на это закрывают глаза .Это нормально ???.Может быть акимат не думал, что за это озеро встанет народ ,что не нужно было трогать это озеро ,но можно же все таки решить эту проблему ,дать другую землю в обмен ,ведь что что ,но земли у нас хватает .Если все таки не остановятся и засыпят оставив кусочек воды ,природа этого не простит
Почему в Казахстане нужно ограничить выдачу кредитов
- Согласен во всём что Вами сказано.Финансовая безграмотность зашкаливает, безграмотен и я. В данный момент в долгах как в шелках и не кто мне не отказывает ,банки --- "Бери дорогой , ещё бери,а вот так возьмёшь будет процентов меньше". Кабала! Какой выход? Есть ли он? Думаю государство если и будет решать эту проблему ,то очень - очень долго. Скорее люди заинтересованные в этом должны сами создать способ выхода из кредитной ямы.
Сколько бездомных собак и кошек сожгли в Атырау
- Каждый год в бюджет закладывает смета внушительных сумм на уничтожение животных. За эти деньги можно было построить десятки приютов по всему Казахстану. И за это же время уже была бы проведена стерилизация около 70% безнадзорных животных. Это бы сократило численность их в 1000 раз. Без убийства, жёсткости и живодерства. Когда уже в нашей стране начнут думать головой и здраво? Где человеческая гуманность??? Когда уже мы станем людьми, а не убийцами??????