Сева Демидов: Я не тусуюсь в местах, где ходят «уятмены»

7303 просмотров
0
Юлия МИЛЕНЬКАЯ
Воскресенье, 25 Фев 2018, 16:00

Алматинский художник о буржуазии, свободе, коммерции, запросах общества и… о том, чем сегодня отличается Бишкек от Алматы

Его творения не подвластны концепциям, традициям и стандартам. Пожалуй, именно его, одного из немногих, можно назвать настоящим художником. Он далек от коммерции, далек от богемных интриг и склок. Он – уникален в своих работах и нередко задает креативные художественные тренды.

С 1 по 23 февраля в кыргызстанском Бишкеке с ошеломительным успехом прошла выставка-аттракцион Севы ДЕМИДОВА (на снимке) под названием «Третье полушарие».

Читайте также
«Поток сознания» Ардака Амиркулова

В экспозиции можно увидеть самые популярные арт-объекты художника, которые он создает уже довольно продолжительное время в Алматы - это шляпы. Шляпы, «ломающие» привычное понимание и отношение людей к головным уборам. Выставка-аттракцион предполагает не только скромное созерцание экспонатов, но и их примерку. Уже почти у каждого творчески заинтересованного жителя Бишкека есть фотография в причудливой шляпе от казахстанского гостя.

– В Бишкеке бываю регулярно. Ежегодно в начале апреля там проходят тематические выставки, - говорит Сева Демидов. – Художникам дается тема и предлагается в абсолютно любом формате ее как-то отобразить –  в традиционной форме, в видео-формате, в виде перфоманса. Был на таких мероприятиях уже раз шесть, благодаря чему познакомился с  творческими людьми Кыргызстана. А месяца четыре назад в Бишкеке образовалось новое, очень современное и мобильное пространство. Это центр современного искусства «Асанбай». 

«Оазисом» творческого мира в Центральной Азии я бы назвал именно Бишкек»

– Там сегодня и проходит ваша выставка?

– Именно там. Этот центр может позволить себе проведение целого комплекса мероприятий, включая выставки, мастер-классы, концерты. Всегда очень интересно знакомиться с новыми арт-пространствами, тем более, в других странах. И мне удалось это сделать вновь. Я был приглашен в Бишкек со своей персональной выставкой. Признаюсь, нужно было бы быть дураком, чтобы отказаться от такого приглашения. Мне оплатили дорогу, сняли квартиру, угощали в ресторане…

Читайте также
Ноэль Шаяхметов: Моя задача - сохранить память об Алма-Ате. Хотя бы в архивах

– Сева, вы отмечаете это потому, что у нас такое отношение к художникам не часто встречается?

– Вы знаете, у нас то и дело поднимают вопросы об аренде. Все хотят только зарабатывать деньги, но никак не создавать что-то интересное в сфере культуры. В Бишкеке люди, которые пригласили меня, зарабатывают в других областях, а выставку организовывают исключительно с целью того, чтобы предложить жителям интересное художественное мероприятие. Я познакомился с прекрасной женщиной по имени Аида, владелицей арт-центра, толковым менеджером, частным коллекционером. Она с большой душой подошла к организации моей выставки. И вообще, «оазисом» творческого мира в Центральной Азии я бы назвал именно Бишкек. Был очень счастлив представить там свою выставку.

«Когда наступают сложные времена, у людей повышается интерес к искусству»

– Сева, известно, что к своим шляпам вы пришли после того, как долго работали в живописи. Почему произошел переход к декоративно-прикладному искусству?

– Примерно в 2003 году мои картины перестали продаваться. Все потому, что этот рынок начал сворачиваться. У людей возникли другие приоритеты. Да и вообще, наблюдая за нашей «буржуазией», могу сделать выводы: выбирая между походом в ресторан и приобретением живописи, они выберут первое.  

– То есть у людей в «нулевые» произошла переоценка ценностей?

– В обществе постоянно происходят различные процессы. Когда наступают сложные времена, у людей повышается интерес к художникам, искусству. А художники, в свою очередь, в своих работах стараются отразить происходящие изменения в общественной жизни. Когда в том же 2003 году общество встало на более-менее стабильные рельсы, творения художников перестали быть востребованными.

– В одном интервью вы говорили, что в начале 90-х у нас стали появляться небольшие салоны, где художники продавали созданные ими картины, скульптуры и пр. Как сейчас с этим дела в Алматы?

– А сейчас они тоже появляются. Говоря о салонах, я отмечал, что мог тогда благодаря их работе продавать свои картины. Сегодня мне уже неинтересна эта область творчества. Я наигрался. Сегодня меня привлекает область декоративно-прикладного искусства.

Читайте также
Булат Тыныбеков: Не надо ждать лучших времен

«Художник всегда идет впереди запросов общества»

– Но вы, наверное, работаете сегодня в ней еще и потому, что чувствуете покупательский спрос именно на эту часть вашего творчества?

– Вы знаете, на спрос я никогда не ориентируюсь. Может, кому-то покажется самонадеянным мое высказывание, но рискну предположить, что этот спрос я могу сам формировать. И формирую его. Художник всегда идет впереди запросов общества. У художников открыты каналы в тонкие миры, откуда они черпают свое вдохновение, определенную информацию. Они все это материализуют в свои художественные объекты. Люди, обслуживающие общество, называются не художниками. Вот эти люди могут делать все, что вы пожелаете. Лично я на заказы очень-очень редко работаю. И если какие-то заказы случаются, то они основываются на компромиссе. Человек рад получить от меня тот арт-объект, процесс работы над которым сделает меня по-настоящему счастливым. Я живу по принципу: делай, что должен и будь, что будет. Я работаю в жанре декоративно-прикладного искусства уже долгие годы и понимаю, что не зря. Многие мои работы востребованы. Большое количество людей знают меня по различным ярмаркам.

– На ваш взгляд, меняется ли у людей восприятие ваших работ со временем?

– Люди одинаковы во все времена. Для кого-то важно «рубить» деньги, обвешиваться золотом, кто-то настроен на тонкие материи и готов воспринимать истинное творчество. Вообще, я не оглядываюсь на людей. Для меня главное – мой внутренний советчик. Бывает, строю планы, думаю о создании выставки, участия в ней, а потом мой внутренний цензор начинает говорить: «Знаешь, дружок, не делай это, ничего не получится». А иногда оно, это существо, живущее во мне, руки потирает от удовольствия и только подгоняет к реализации нового, интересного, говорит: «Давай, парень, дерзай!». По сторонам предпочитаю не смотреть, смотрю в большей степени под ноги, ведь мне может в любой момент подвернуться какая-нибудь коряга, пуговичка, которая успешно вплетется в ткань очередной работы.

 

«Закон вроде бы есть, но нашей таможне он не писан»

–  Сева, считаете ли вы себя эпатажным человеком?

– Что такое эпатаж? Смотря с какой стороны посмотреть на это понятие. Дело в том, что для человека, живущего своей размеренной жизнью, наполненной серыми буднями, любое не вписывающееся в его привычное ощущение жизни явление станет чем-то из ряда вон выходящим. Я живу в своем праздничном, волшебном мире постоянно. Для меня он органичен и естественен. Поэтому, если кому-то моя работа будет и казаться эпатажной, то для меня это просто норма. Никого не пытаюсь и не хочу удивить, просто живу по своим законам.

– Вы в своем недавнем интервью произнесли, на мой взгляд, замечательную фразу: «Чем менее свободен человек, тем больше подвержен эпатажу». То есть сегодня существующий «уят» в обществе продиктован несвободой наших людей?

– Безусловно! К счастью, я не тусуюсь в тех местах, где ходят эти «уятмены». Это люди с очень ограниченным сознанием. Не хотелось бы на них равняться. Я продолжаю быть верным своему делу.

Читайте также
Что потерял и приобрел культурный Алматы в 2017-м?

– Сева, вы увидели, что в Бишкеке люди заинтересованы поддерживать искусство и творчество, а как двигается в этом отношении Алматы? Это все кому-то надо в южной столице, где вы трудитесь?

– У нас тоже, конечно, есть зрительский интерес. И немалый. Но другой вопрос: захотят ли поддерживать творческий накал хозяева каких-либо художественных пространств, захотят ли в городе создавать новые творческие площадки? Я, как художник, буду только рад всем инициативам. Хочу сказать о том, что мои шляпы пришлись по вкусу бишкекчанам. Многие из них были приобретены горожанами, а оставшиеся я просто не хочу везти обратно в Алматы.

– Есть причина?

– Не хочу снова испытывать неприятные ощущения на нашей таможне, которая чинит препятствия. Хотя наше Министерство культуры и спорта приняло закон о том, что автор может беспрепятственно вывозить предметы своего творчества из страны навсегда или же на время. Всегда удивляют все эти возникающие таможенные заморочки. Казалось бы, отечественный художник выезжает со своими работами из страны, чтобы свою же страну прославлять. А тут…

«Не вижу особых конкурентов»

– Не могу не задать вам свой традиционный вопрос для представителей культуры и искусства Алматы. Скажите, Алматы теряет статус культурной столицы?

– Кто-то продолжает убеждать себя в том, что ничего не меняется, все на своих местах. Но сегодняшняя ситуация говорит о другом. И я как художник вижу, что существуют более выгодные обстоятельства для развития творчества в других городах. Хотя, казалось бы, бюджет Аматы может позволить развивать культуру гораздо интенсивнее.

– Любому творцу, художнику, всегда интересно что-то создавать в пространстве здоровой конкуренции. Вы ее чувствуете?

– Мне интересно наличие соревнования, это всегда интересно. Но хочу сказать, что в той стезе, в которой работаю, не вижу особых конкурентов. Сегодня многие коллеги подаются в контемпорари-арт. Мне оно не особо по душе.

– А почему?

– Я, как и любой художник, работаю с энергиями. В процессе жизни и своей работы «охочусь» за этой энергией, чтобы впоследствии в своих работах ее тоже дарить окружающим, излучать ее. Очень редко могу поймать интересный спектр энергии на выставках контемпорари-арт. Когда посещаешь их, не очень-то жить хочется. 

«Контемпорари-арт – это не просто коммерческое искусство, это суперкоммерческое искусство»

– На мой взгляд, некоторые художники, работающие в жанре современного искусства, грешат тем, что концепцию в своих работах выдвигают на первый план, а вот само искусство, творчество у них второстепенны…

 – В этой сфере мне довелось немного «побултыхаться», поставить кое-какие опыты. И скажу следующее: контемпорари-арт – это не просто коммерческое искусство, это суперкоммерческое искусство. Чаще всего оно зиждется на каких-то грантах, спускаются откуда-то приличные бабосы и художники на них и создают свои проекты. Мне же интересно, когда художник где-то недоедает, где-то что-то выкраивает, когда его работы «зарождаются» в его художественной матке. Он их вынашивает, выкармливает как своих детей. Такие творцы более честные. И их энергия чувствуется сразу. А коммерческое искусство пластмассовое, оно ничем не дышит.

– Как часто вы выезжаете из Алматы по делам художественным? Ведь творить только в рамках одного города, наверное, тесновато?

– Безусловно, всегда интересно посещать новые места, города, страны. Путешествовать. Запомнилась поездка в Лондон. Я отправился туда вместе со своим знакомым. Походили по музеям, по галереям. Несколько лет назад проводился конкурс среди художников, инициированный казахстанским художником, галеристом Сериком БУКСИКОВЫМ. В этом состязании участвовали более десяти художников. Выдали пивные кеги для того, чтобы конкурсанты и за несколько дней из них сотворили какой-нибудь художественный объект. Команда победителей, в которую вошел и я, преобразили кегу в классный батискаф. От группы обладателей первого места мог поехать на  международную арт-ярмарку только один человек. Выбрали меня. Так, в Сеуле я представил свои чайники. Не продал, но все равно «кайфанул» от этой поездки.

Читайте также
Алматинец, посмотри своим страхам в глаза!

«Художником нужно быть тому, кто не может быть кем-то другим»

– Сева, извините за банальный вопрос: где, на каких площадках можно будет увидеть ваше творчество в ближайшее время?

– Недавно мне поступило предложение выставиться в Семипалатинске. Там есть очень классный музей изобразительных искусств имени семьи НЕВЗОРОВЫХ. Он будет проводить международный проект «Ночь в музее». В Алматы тоже есть какие-то задумки, планы, но не хотелось бы  их все разглашать – плохая примета, говорят. Могу пока только рассказать про предстоящую ярмарку ремесел, на которой я постоянный гость. Она пройдет 24-25 февраля на площади перед Казахским театром для детей и юношества имени Мусрепова.

– Сева, и напоследок: можно ли в нашей стране заниматься творчеством, пребывая в моральном и физическом спокойствии?

– Частенько меня приглашают выступить перед молодыми художниками, выпускниками. И я, как правило, отговариваю их идти в художники. Это тяжелый труд. Художником нужно быть тому, кто не может быть кем-то другим.

Фото из архива Севы Демидова.

Регистрация для комментариев



Вам отправлен СМС код для подтверждения регистрации.




российский политолог
- В Казахстане подрастает поколение людей, которые выросли, сформировались уже после распада Советского Союза и которые в высшей степени свободны от этого совкового менталитета, от привязанности к тем ценностям общего дома. И они еще более, чем раньше, будут далеки от мысли, что можно с Россией жить в одном доме.
Ratel Instagram
Роскомнадзор требует удалить публикацию сайта Ratel.kz
Когда российские власти решили, что Казахстан является субъектом РФ
Как дилер нации насолил сахаром Карашукееву
Когда у нас создадут совместное производство Lada Granta без АБС, подушек безопасности и кондиционера
Две цены за дизель
Правительство Казахстана придумало, как избежать дефицита дизтоплива
Отремонтированный на деньги КПО аэропорт Уральска вновь нуждается в ремонте
Почему Eni и Shell оплачивают хотелки акима?
Почему подпись министра Ускембаева оказалась на поддельном отчёте о катастрофе самолета Fokker-100
Независимая экспертиза показала, как государственный орган сфальсифицировал заключение об авиакатастрофе с человеческими жертвами
Угрозы экономике Казахстана
Проблемы российской экономики могут перетекать к нам по двум основным каналам: импорт товаров и инвестиции
1960-е. Как отдыхающие добирались из Алма-Аты до Иссык-Куля
Репортажи из прошлого от Андрея Михайлова
О глобальном
Что бы мы ни делали, мы упорно хотим сами себя уничтожить
Поход в советский туалет не обходился без газет: как шокировать молодёжь Америки
Америка по многим направлениям напористо стремится повторить опыт канувшего в Лету Советского Союза
Нашёл геоглиф не географ
Как краеведы Семея делают исторические открытия
Павлодарские судьи поняли, где право, а где лево
В Павлодарском суде закончили семимесячные споры – с какой стороны Lexus мог подрезать Range Rover, если всё время ехал прямо
Кто будет выполнять обещание акима области Жениса Касымбека по строительству дома №10 ЖК "Трилистник"
ТОО "Atlant Building KZ" проиграло в областном суде и признано недобросовестным участником госзакупок
Пенсионеры протестуют против строительства детской спортшколы
Они требуют, чтобы вместо неё власти просто облагородили пустырь
Глина и навоз вместо исторического облика Алматы
Старые алматинские дома превращаются в новые трущобы
Где мы были восемь лет, или Почему так трудно издать в Казахстане перевод детской книги на казахский язык
Наша личная сказка про перевод на казахский успела сменить жанр и из страшной превратиться в остросюжетную с хеппи-эндом
О запрете на экспорт, ручном управлении экономикой и индонезийском пальмовом масле
Все разумные решения принимаются по-разному, но глупые - одинаково
О биографиях казахстанских "молодых политиков"
Незатейливая политтехнология, из разряда "простота хуже воровства"
Однофамилец
Всевышний умеет шутить, посмеиваясь над нашими планами и так называемыми экспертами
На рынке арендного жилья Алматы происходит настоящая катастрофа
Казахстанцы без своего жилья будут копить на него ещё очень и очень долго
Мы прошли климатическую точку невозврата
Настоящая катастрофа начнётся, когда растают ледники
Суд приговорил Боровикова к девяти годам лишения свободы
- Сергей здравствуйте, Вами проделана огромная работа, за что Вам лично выражаю ОГРОМНОЕ спасибо. Ваши статьи по настоящему освещали судебный процесс. Я как простой читатель Вам благодарен. Семье потерпевших выражаю ГЛУБОЧАЙШИЕ соболезнования.
В Алматы объявлены в розыск нотариусы-мошенники
- Нонсенс заключается в том, что прокурором Медеуского района до настоящего момента неисполнено частное определение Медеуского районного суда, которым суд требовал принять в отношении Рыскали и Кожахмет надлежащие меры уголовно правового характера. Вопрос: а почему прокурор Медеуского районна такой лояльный к указанным выше ммошейникам. И почему в период его руководства, все заявления в отношении данных лиц спущены на тормазах.
Будет ли новая элита наурызить и байконурить Казахстан
- Супер,все в тему! Айдос показывает и доказывает, что есть политические реалии. И что делать!
Куда нас тащит путь Абаева
- Согласна полностью. Не понимаю, почему он до сих пор занимает эту должность. Аналогичный маразм, который исходит от растущего числа религиозников и нравоучителей, говорит о том, что как раз таки надо усиливать работу над пропагандой семейного института, ужесточением наказания семейным добеширам, безответственных алиментщиков и т.п. Какое глупое и бездарное решение- запретить показ мультфильма.
Жители отдалённого района ВКО заставили золотодобывающую компанию приостановить работы
- 7 жылдық жұмыс үшін , ауылға қаншама зиянын тигізеді. Бұл фабриканың салынуына жол бермеу керек. Ауыл ойықта орналасқан, Таудан соққан желдің әсерінен бүкіл шаң, газ ауылға келеді. Ауыл тұрғындары арамен, малдың арқасында өмір сүріп жатыр. Егер фабрика салатын болса мал жайлымыда қалдмайды.
О мелочном жлобстве элиты Казахстана
- Өте дұрыс айтылған, Бас иемін, бәленің бәрі осыдан басталады.Рахмет !
Первые люди в долине Или: ниже Капчагая обнаружены каменные орудия, сопоставимые с древнейшими артефактами Земли!
- Добрый день! С точки зрения археолога-палеолитчика, знающего, что такое олдованская культура, могу сказать, что материал интересный. В данный момент занимаемся раскопками стоянок верхнего палеолита в предгорьях Заилийского Алатау. Поэтому есть возможность более детально изучить данные местонахождения. Как можно связаться с автором? Мой мэйл: dim_as_oj@mail.ru