Как из алматинского Арбата сделали «коридор»

7104 просмотров
0
Юлия МИЛЕНЬКАЯ
Воскресенье, 04 Мар 2018, 15:00

Единственный казахстанский мим Сергей Червяков о самодеятельности, универсальности, «убийстве» улицы, телохранителях и бебиситтерах

Читайте также
И даже к цветам женщин раньше не допускали!

Он – известная в Алматы «живая» статуя, белый мим. Он талантливо представляет различные образы, благодаря которым также талантливо «диагностирует» проблемы в воспитании, сознании людей. Он чувствует дыхание и настрой сегодняшнего города, трепетно относится к атмосфере улиц. Правда, сегодня некоторые из них, на его взгляд, утеряли свои лицо и душу. Сергей ЧЕРВЯКОВ – единственный профессиональный мим в стране, который продолжает безоговорочно служить своему делу и верить в людей.

– Я утвердил статус профессионального мима, окончив театральный институт, - рассказывает Сергей Червяков. – Это был уникальный курс. Помог нам с этим Рубен Суренович АНДРИАСЯН (народный артист Казахстана, театральный режиссер, художественный руководитель ГАРТД имени Лермонтова – Авт.). Он собрал курс работников театра без высшего образования и дал нам высшее образование.

В том же самом театре Лермонтова многие актеры имели только среднее образование, что не давало им возможности получать достойную заработанную плату. На момент подтверждения статуса профессионала я уже довольно долго работал в театре. Начинал же я из самых глубин самодеятельности, начиная с агитбригады биофака в 1976 году. Поэтому очень хорошо отношусь к слову «самодеятельность».

«Никто не интересуется, что происходит вокруг, у коллег»

Читайте также
Сева Демидов: Я не тусуюсь в местах, где ходят «уятмены»

– Хотя ведь это слово воспринимается многими как что-то недоброкачественное, недостойное…

 – Еще бы! Я научен в таких театральных студиях, в которых это слово было ругательным. Да, самодеятельность вроде бы и не позволяет себя судить очень строго, но в мои студенческие годы все находившиеся в самодеятельности старались сделать такой «продукт», как сейчас принято говорить, который нельзя было отличить от профессионального.  Неважно, какой ты актер, где получаешь зарплату, важно отношение к своему делу. Господин СТАНИСЛАВСКИЙ, между прочим, был любительским режиссером, содержал свою студию на собственные деньги. Оттуда все начиналось, с самодеятельности.

– А кто сегодня оценивает и устанавливает эту, нередко очень тонкую,  грань между самодеятельностью и профессионализмом? Не чиновники же?

– Со стороны чиновников адекватной оценки не получаешь. Они и не разбираются, и не интересуются. 

– Тогда кто же?

–  Раньше было большое сообщество различных самодеятельных групп, коллективов. При каждом Доме культуры была театральная группа. Проводились конкурсы, смотры самодеятельного творчества. Все это, безусловно, оценивалось. Да и потом, сами участники конкурсов могли оценивать себя самостоятельно, определяя свое место в этом пространстве. Сейчас этого нет. Никто не интересуется, что происходит вокруг, у коллег. Поэтому и продукция получается невысокого качества. Последние лет двадцать появилось понятие «той-бизнес». Все работают на корпоративах. Праздники – разовое событие. Никто про него не вспомнит, кроме тех, кто этот праздник заказывал, кто на нем присутствовал. Как оценишь работу творческих коллективов, которые выступают на этих корпоративах? Только по фотографиям, их утверждениям, что все прошло круто.  Хотя видеозаписи порой сообщают совсем другую информацию...

Читайте также
«Баттл» между оркестром и органом

«Кинотеатры разбирают – строят «макдональдсы»

– Сергей, вы ведь тоже в числе участников этого «той-бизнеса»?

– Безусловно. И жить ведь надо как-то, и показываться надо. Другого способа заявить о себе, к сожалению, нет. Другое дело, что я не очень-то люблю все эти корпоративы. Мне бы больше понравились сборные концерты. 

– То есть выступлений на корпоративах больше, чем традиционных - на сцене?

– Да, увы, такая ситуация сложилась. Ее бы хорошо поломать, но…

– Вы не видите решение этой ситуации?

– Пока шаги никакие не предпринимаются. А у нас ведь стоят пустые концертные залы.

– При этом многие замечают, что у нас в городе катастрофически не хватает концертных залов…

– Конечно! Кинотеатры разбирают – строят «макдональдсы». Все эти кинотеатры могли бы быть заполнены всевозможными художественными продуктами. Другие здания превращают в клубы. Я хорошо отношусь к клубам. Но клубная деятельность узконаправленна.

– Наверное, исключением из правил может послужить независимый театр «АРТиШОК», который сумел построить большую сцену на месте ночного клуба…

– В том случае клуб «не выжил». Тем не менее, здорово, что так все получилось. Мысли, что появились лет тридцать назад, пробили росток и вылились в такое существование «АРТиШОКа». Люди  еще несколько лет назад шли к тому, что бы у нас все-таки появилась своя театральная тусовка. Вокруг «АРТиШОКа» она и происходит. Это шаг к организации и возрождению деятельности Дома актера.

«Могу починить фонарь, сделать конструкцию хоть деревянную, хоть металлическую, могу сделать грим»

– Сергей, изучив вашу биографию, любой назовет вас универсальным специалистом. После биофака вы решили пойти в театр, а в 90-е обратились к декоративно-прикладным видам искусства – начали даже театральные маски делать. Почему вы там не остались и все же вновь вернулись в театр?

– Театр – это гигантская сфера деятельности, где можно заниматься всем. В профессиональном театре актеры, художники, декораторы, костюмеры делают исключительно только свою работу. Не дай бог влезть в чужую! Актеры – это элита. Я к этой элите никогда не принадлежал. Исходя из правил студийности, занимался подряд всем, чем только можно. Поэтому и получается универсальность. В настоящее время начал обнаруживать, что весь этот дикий опыт, который был наработан в течение многих лет, позволяет мне разговаривать на профессиональном языке и с осветителями, и с гримерами, и с декораторами, и с актерами.  Я могу починить фонарь, сделать конструкцию хоть деревянную, хоть металлическую, могу сделать грим.

–  Ну а что с вашими планами в пантомиме? Известно, что вы еще несколько лет назад планировали открыть школу пантомимы…

– Планировал и планирую. Я не отказался от мысли создать какую-то группу, которая бы работала в этом жанре. Сольный спектакль «Эпизоды» я все-таки сделал. Я его показываю уже третий год. Играл на сцене театра «Жас Сахна», на площадке арт-убежища «Бункер». Выезжал с ним в Армению, Кыргызстан, в апреле везу его в Иран на фестиваль уличных театров. Спектакль могу сыграть в любой день, в любое время и на любой сцене. Мне очень легко организоваться. Я ведь один работаю. Моя задача – собрать вокруг себя человек пять, чтобы поставить еще спектакль, возобновить какие-то идеи. Да, была попытка зазывать людей в школу пантомимы. Но что-то люди большой активности не проявляют. Мастер-классы проходят хорошо: приходят люди, с увлечением слушают, задают вопросы, выполняют упражнения. Дальше не идет как-то. 

– Почему? Современная молодежь, наверное, за актерской профессией видит что-то более выгодное в плане представления себя? То есть они хотят, чтобыих видели и воспринимали только красивыми. И это ведь точно не из области пантомимы?

Читайте также
Булат Тыныбеков: Не надо ждать лучших времен

– С одной стороны, вы правы, с другой - просто должны быть примеры. Зазывал своих студентов из эстрадно-циркового колледжа на свои спектакли, так они не идут. Студентов сейчас куда-то завлечь трудно. Не ходят на представления ни ребята из колледжа эстрадно-циркового, ни из академии Жургенова. С другой стороны, а куда они могут ходить регулярно? По пальцам такие площадки можно пересчитать. У студентов отсутствует «насмотренность».

«Многие просто не понимали того, что я от них хочу»

– Ну и вас одного мало! Один человек представляет целый жанр в стране!

– Меня мало! (улыбается). Те люди, которые заявляют себя мимами и что-то пытаются делать, представляют собой анимацию. Они выходят в так называемом традиционном костюме мима. Откуда он, такой костюм, взялс,я я понять не могу. На разных мероприятиях можно увидеть милых девушек, которые наносят на лицо грим мима, кокетничают с публикой и… на этом все. Что-то сделать физическое из жанра пантомимы они не умеют. Они просто не знают, как это все делать, хотя работать в этом образе желают…

– Сергей, но вы же сейчас преподаете?

– Преподаю в алматинском эстрадно-цирковом колледже. Практически каждый день нахожусь в цирке со студентами. Занятия циркового отделения происходят на базе Казахского государственного цирка. В колледже места не хватает на репетиции. Учебная арена всю первую половину дня принадлежит студентам циркового колледжа. Мы там все и «варимся».

– Из ваших сегодняшних учеников смогли бы создать ту самую группу единомышленников, о которой говорите?

– Пока нет. Спустя несколько лет с некоторыми студентами у меня только начался завязываться разговор. До некоторого времени многие просто не понимали того, что я от них хочу. Сегодня у студентов уже есть понимание: все, что я им предлагаю, они могут применять, работая далеко не только в пантомиме. Акробаты, жонглеры могут применять практику пантомимы в своих выступлениях. Если они это будут делать, то их уровень как профессионалов на сцене, арене только повысится. И сегодня несколько человек называют меня своим учителем.

– Другой вопрос: сможете ли вы назвать их своими учениками?

– Да, в этом-то и вопрос.

– Вам обидно?

– Обидно. Хотя с некоторыми людьми я бы хотел продолжить работу. Но вот нестыковки у нас получаются в графиках.

«Интуиция, которая рождается из множества примеров»

Читайте также
Что потерял и приобрел культурный Алматы в 2017-м?

– Сергей, ну а своей работой популярного в городе «белого мима» на улицах Жибек Жолы и Панфилова вы сегодня довольны?

– Люди, которые занимаются проектированием пешеходных зон, не знают, к кому обращаться за консультацией! Они абсолютно не представляют, что обращаться за консультацией нужно было, прежде всего, ко мне! Как бы неожиданно и пафосно это ни звучало! Девятнадцать лет активного опыта в карман не засунешь. Сегодня можно сказать, что улицу Жибек жолы «убили». Да, закопали улицу, сделали ей гроб с крышкой. Никто на ней ничего сделать не может и не сможет. В свое время люди на алматинском «Арбате» ходили не по центру улицы, а по ее краю. Через некоторое время вышли художники, причем не на центр улицы, а ближе к переговорному пункту. С той поры картины на «Арбате»  не пропадали… до прошлогоднего ремонта. Сегодня стоять на центре улицы невозможно. Из нее сделали коридор, где будут проходить люди и не останавливаться.

Художникам отдали маленький закуток… Возле ЦУМа, как это было раньше, происходить ничего не будет! Раньше были фонтаны. Фонтан первый занял я. На пятачке между двумя фонтанами происходило все, что происходило на «Арбате» когда бы то ни было. Там рекреация была. В больших помещениях, знаете,случается некая открытая зона, где все собираются покурить, поболтать, кофе попить. Вот такие рекреации на «Арбате» были в двух местах. Их убрали. Сейчас находиться там очень некомфортно…

На улице Панфилова случайно такие зоны образовались напротив Академии Жургенова. Они там не очень хорошие и не очень удобные, но я нашел два места. Люди там ходят много и активно вне зависимости от музыкантов и меня. Нужно было организовывать рекреации, вокруг которых разрабатывать отдельные зоны пространства. Это не стоило бы бОльших денег, но весь вид был бы немного другим, более душевным. Думать над тем, как эти пространства увязать в один дизайнерский проект и сделать улицу единого стиля, нужно архитекторам, а вот организацией живых зон заниматься музыкантам, актерам. Поэтому этот гигантский проектпо реконструкции улицы не выстрелил на 100 процентов как мог бы, дай Бог, если на 60-70...

– Тем не менее, немало людей отметили, что улица Панфилова удалась проектировщикам…

– Да, люди увидели, что в городе появилась хорошая прогулочная улица, но она могла бы быть раза в два лучше. Зона от улицы Толе би до улицы Гоголя вообще не «гулятельная». Там вокруг сплошные официальные учреждения… Когда я побывал в Ереване на фестивале пантомимы несколько лет назад, с одной прогулки влюбился в этот город на всю жизнь. Мне старые жители Еревана говорили, что проект Нового проспекта (он так и называется) – разрушение старого духа Еревана. Но я там не был раньше и просто увидел готовый продукт. Это гигантский проспект длиной два километра с подземными парковками вдоль всего него. На этот проспект каждый день выходит гулять весь Ереван и ближайшие окрестные села. Это столько публики! У меня выдалась возможность устроить выступление на этом проспекте. И что вы думаете? Я выбрал определенную точку для своей работы мима. Мои товарищи открыли проект своего театра пантомимы и указали мне ту самую выбранную мной точку, где между двух домов и планируется построить театр! 

– Что это интуиция, насмотренность, чутье?

–  Все вместе. Интуиция, которая рождается из множества примеров.

«Наши люди склонны попетушиться, задавить интеллектом и... дойти до драки»

– Сергей, вернемся к нашим улицам. Вы сказали, что Жибек жолы, Панфилова уже не те улицы. То есть вы не видите себя на них?

– Верю, что они будут развиваться. Вижу и себя на этой локации, и музыкантов. 

– Сегодня вы чувствуете биополе улиц, рекреационные зоны. Что же насчет психологии людей? Поменялись ли люди за 19 лет вашей работы в качестве уличного мима?

– Да, и есть негативные моменты. С одной стороны, люди продолжают меня хорошо воспринимать, с другой, появилась категория людей, которые относятся без должного пиетета. Что-то подобное я наблюдал впервые на Тайване. Когда я там работал, нас сразу предупредили, что лучше не вступать в контакт с публикой. Их местный народ очень хитрый. Тебе он может говорить в лицо одно, а выйдя во двор, ударит и уйдет без выяснения отношений. Наши люди склонны попетушиться, задавить интеллектом, экспрессией, до драки дойти, в конце концов. У китайцев не так. Когда я там работал в парке, наблюдал,как человек может подойти и исподтишка тебя подколоть. А я же статуя, я не реагирую… В таких случаях на помощь приходят так называемые бебиситтеры, няньки, которые стоят возле актеров и наблюдают, чтобы эксцессы не происходили. Но не вздумайте предположить, что я плохо отношусь к китайцам – положительных примеров общения гораздо больше. 

– То есть вы хотите сказать, что вам в Алматы тоже нужны такие бебиситтеры или... телохранители?

–  К сожалению, эта должность уже и для нас становится актуальной. Восемнадцать лет я как-то справлялся, но сейчас чувствую, что в некоторых моментах могу и не справиться. Порой смотришь в одну сторону, а к тебе подходят сзади и нарочно, понимая, что ты не видишь, начинают что-то делать за твоей спиной. Это хуже всего. Как на это реагировать? Развернуться и голову оторвать? Ну и все, я в тюрьме.

– С чем вы связываете такие негативные изменения в обществе?

– Не знаю, может, отсутствие воспитания, может,отношение к работающим людям такое. Мол,  работаешь, значит должен терпеть все. А ведь можно же по-другому: человек работает и тебе не нравится – не благодари, но и не задирай. Если совсем не нравится – подойди и скажи.

– А были такие случаи, когда походили и говорили?

– Были, хвастаюсь (улыбается). В первый год работы ко мне подошел пьяный. Это было в парке Горького. Пьяный долгими пьяными разговорами начал изъясняться, разговаривать со мной, то есть со «столбом». Я вошел в его положение, хотя понимал, что он и в драку может полезть. К счастью, вышли люди и спокойно увели его… Лет семь назад подошли ко мне на «Арбате»  пацаны с пивом. Позже выяснилось - из Шымкента. Подошли ко мне в тот момент, когда я на последнем издыхании стою и мне нужно поменять позу. Один из нихначинает всматриваться мне в глаза и начинает состязание. Через три минуты собралась толпа. Люди начали делать ставки, кто из нас победит. В конце концов, этот парень проявил себя просто молодцом. Он понял, что я не сдамся, хотя быстрее меня устал. Не выходя из образа, он очень медленно пожал мне руку.

Вывел меня из состояния неподвижности и прекратил эту игру, не выходя из образа. Тогда, помню, парни подождали, пока я завершу свою работу, подошли ко мне и сказали о том, что сами из Шымкента, приехали в Алматы гулять, поблагодарили меня за представление и признались, что это самое крутое, что они увидели в городе. Потом такого рода случаи повторялись. Но важно не это. Важно следующее: я добился того, что люди в Алматы стали называть меня не просто белым человеком, а белым мимом.

Фото автора, tumba.kz, из открытых источников в Интернете.

Комментарии отключены!

Но вы можете оставить свой комментарий и почитать мнения других читателей об этой публикации на нашей странице в Facebook.

Регистрация для комментариев



Вам отправлен СМС код для подтверждения регистрации.




российский политолог
- В Казахстане подрастает поколение людей, которые выросли, сформировались уже после распада Советского Союза и которые в высшей степени свободны от этого совкового менталитета, от привязанности к тем ценностям общего дома. И они еще более, чем раньше, будут далеки от мысли, что можно с Россией жить в одном доме.
Ratel Instagram
Роскомнадзор требует удалить публикацию сайта Ratel.kz
Когда российские власти решили, что Казахстан является субъектом РФ
Как дилер нации насолил сахаром Карашукееву
Когда у нас создадут совместное производство Lada Granta без АБС, подушек безопасности и кондиционера
Две цены за дизель
Правительство Казахстана придумало, как избежать дефицита дизтоплива
Отремонтированный на деньги КПО аэропорт Уральска вновь нуждается в ремонте
Почему Eni и Shell оплачивают хотелки акима?
Почему подпись министра Ускембаева оказалась на поддельном отчёте о катастрофе самолета Fokker-100
Независимая экспертиза показала, как государственный орган сфальсифицировал заключение об авиакатастрофе с человеческими жертвами
Угрозы экономике Казахстана
Проблемы российской экономики могут перетекать к нам по двум основным каналам: импорт товаров и инвестиции
1960-е. Как отдыхающие добирались из Алма-Аты до Иссык-Куля
Репортажи из прошлого от Андрея Михайлова
О глобальном
Что бы мы ни делали, мы упорно хотим сами себя уничтожить
Поход в советский туалет не обходился без газет: как шокировать молодёжь Америки
Америка по многим направлениям напористо стремится повторить опыт канувшего в Лету Советского Союза
Нашёл геоглиф не географ
Как краеведы Семея делают исторические открытия
Павлодарские судьи поняли, где право, а где лево
В Павлодарском суде закончили семимесячные споры – с какой стороны Lexus мог подрезать Range Rover, если всё время ехал прямо
Кто будет выполнять обещание акима области Жениса Касымбека по строительству дома №10 ЖК "Трилистник"
ТОО "Atlant Building KZ" проиграло в областном суде и признано недобросовестным участником госзакупок
Пенсионеры протестуют против строительства детской спортшколы
Они требуют, чтобы вместо неё власти просто облагородили пустырь
Глина и навоз вместо исторического облика Алматы
Старые алматинские дома превращаются в новые трущобы
Где мы были восемь лет, или Почему так трудно издать в Казахстане перевод детской книги на казахский язык
Наша личная сказка про перевод на казахский успела сменить жанр и из страшной превратиться в остросюжетную с хеппи-эндом
О запрете на экспорт, ручном управлении экономикой и индонезийском пальмовом масле
Все разумные решения принимаются по-разному, но глупые - одинаково
О биографиях казахстанских "молодых политиков"
Незатейливая политтехнология, из разряда "простота хуже воровства"
Однофамилец
Всевышний умеет шутить, посмеиваясь над нашими планами и так называемыми экспертами
На рынке арендного жилья Алматы происходит настоящая катастрофа
Казахстанцы без своего жилья будут копить на него ещё очень и очень долго
Мы прошли климатическую точку невозврата
Настоящая катастрофа начнётся, когда растают ледники
Суд приговорил Боровикова к девяти годам лишения свободы
- Сергей здравствуйте, Вами проделана огромная работа, за что Вам лично выражаю ОГРОМНОЕ спасибо. Ваши статьи по настоящему освещали судебный процесс. Я как простой читатель Вам благодарен. Семье потерпевших выражаю ГЛУБОЧАЙШИЕ соболезнования.
В Алматы объявлены в розыск нотариусы-мошенники
- Нонсенс заключается в том, что прокурором Медеуского района до настоящего момента неисполнено частное определение Медеуского районного суда, которым суд требовал принять в отношении Рыскали и Кожахмет надлежащие меры уголовно правового характера. Вопрос: а почему прокурор Медеуского районна такой лояльный к указанным выше ммошейникам. И почему в период его руководства, все заявления в отношении данных лиц спущены на тормазах.
Будет ли новая элита наурызить и байконурить Казахстан
- Супер,все в тему! Айдос показывает и доказывает, что есть политические реалии. И что делать!
Куда нас тащит путь Абаева
- Согласна полностью. Не понимаю, почему он до сих пор занимает эту должность. Аналогичный маразм, который исходит от растущего числа религиозников и нравоучителей, говорит о том, что как раз таки надо усиливать работу над пропагандой семейного института, ужесточением наказания семейным добеширам, безответственных алиментщиков и т.п. Какое глупое и бездарное решение- запретить показ мультфильма.
Жители отдалённого района ВКО заставили золотодобывающую компанию приостановить работы
- 7 жылдық жұмыс үшін , ауылға қаншама зиянын тигізеді. Бұл фабриканың салынуына жол бермеу керек. Ауыл ойықта орналасқан, Таудан соққан желдің әсерінен бүкіл шаң, газ ауылға келеді. Ауыл тұрғындары арамен, малдың арқасында өмір сүріп жатыр. Егер фабрика салатын болса мал жайлымыда қалдмайды.
О мелочном жлобстве элиты Казахстана
- Өте дұрыс айтылған, Бас иемін, бәленің бәрі осыдан басталады.Рахмет !
Первые люди в долине Или: ниже Капчагая обнаружены каменные орудия, сопоставимые с древнейшими артефактами Земли!
- Добрый день! С точки зрения археолога-палеолитчика, знающего, что такое олдованская культура, могу сказать, что материал интересный. В данный момент занимаемся раскопками стоянок верхнего палеолита в предгорьях Заилийского Алатау. Поэтому есть возможность более детально изучить данные местонахождения. Как можно связаться с автором? Мой мэйл: dim_as_oj@mail.ru