Ашаршылық. Искусство забвения

16540 просмотров
0
Гульнар ТАНКАЕВА
Вторник, 07 Ноя 2017, 13:30

Когда воспоминания о голодоморе и совершенном преступлении передаются по наследству

На снимке: Живая девочка была обнаружена в сене в тряпках, похищенная, чтобы быть съеденной.

Читайте также
Фильм о геноциде казахов: основано на исторических событиях

Я про них писала раз десять, наверное. Про маму, потом про дочку, потом про внучку. И снова: про дочку, про внучку, про маму…

Впрочем, я не единственная: с этой семьей хоть раз, да столкнулся каждый казахстанский журналист, пишущий о культуре. Еще бы!

Какой материал: мама – народная художница, самородок. Дочь – потрясающий живописец, бесспорный талант, причем совсем не материнский: абсолютно сегодняшнее искусство, яркие мазки и сущий хаос на холстах.

И, наконец, внучка, enfant terrible этой семьи, вечная «непослушница», которая, тем не менее, тоже продолжила семейную династию, только уже в другом искусстве - совершенно безумного перформанса.

…С ее дурацкого перформанса все и началось. Вернее – с его «репетиции». Двадцатилетняя наследница семейного таланта, при всех ее недостатках, обладала достаточным здравым смыслом и решила: прежде чем явиться взорам изумленной публики, сначала надо обкатать зрелище на друзьях и «избранном» журналисте.

То есть – на мне.

Просторное помещение – из тех, каких сейчас много в Алматы и что гордо именуют себя «арт-пространствами», в противовес обычным галереям. Ни столов, ни стульев, только кресла-мешки на полу. В центре – импровизированный очаг, на самом деле – старая-престарая электроплитка, на которую наследница (назовем ее Аида) водрузила казан. Дальше, как водится, заработала техника: на стенах появилось изображение. То ли руки, то ли деревья; то ли дым, то ли туман; и пронзительный заунывный голос…

Скоро к этому голосу стали примешиваться крики. Честно говоря – достаточно жуткие. Но доконал меня самый громкий и страшный - детский. Я уже хотела встать со своего мешка и уйти, как…

Читайте также
Модернизация Казахстана. Часть 10. Коллективизация. Почти 2 млн человек умерли от голода

Как в зале появилась Аида. С тремя подругами. Все вместе они изображали то ли первобытных людей, то ли стайку обезьян: полуголые, лохматые, они что-то тащили. Вскоре это «что-то» оказалось в казане. Голоса усилились. Аида обернулась к зрителям… из ее «окровавленного» рта торчала детская ручка.

…Понятно, кукольная. Но этих чертовых пупсов сейчас делают с такими анатомическими подробностями…

- Тоқта!!! – Я сначала подумала, что этот крик - часть звукового сопровождения. Нет: в дверях стояли мать Аиды и ее бабушка. – Тоқта… - прошептала еще раз пожилая женщина и рухнула в обморок.

На следующий день меня очень-очень попросили прийти. Не в мастерскую, где мы обычно делали интервью - домой.

В квартире сильно пахло сигаретами и лекарствами.

- Как Нурсулу-апай? – спросила я, переступив порог.

- В больнице, - коротко ответила ее дочь и мама Аиды – Алия.

Она все время курила. Не переставая. Прикуривала одну сигарету от другой.

- Слушай… Сколько вчера там было, кроме тебя, журналистов?

- Никого.

- И что ты думаешь писать? – Алия сильно затянулась.

- Думаю – ничего. Перформанса-то толком не было. Никто ничего не понял. О чем писать-то?

Пауза. Противная и напряженная.

- Я сейчас тебе расскажу – о чем! – Алия резко вскочила и вышла. Вернулась с холстом. Будто еще раздумывая, повернула его ко мне.

Ужас.

Читайте также
Модернизация Казахстана. Часть 9. Коллективизация. Катастрофа

Я не могу описать, что было нарисовано на той картине, но могу точно сформулировать впечатление: ужас. Знаменитые резкие мазки Алии и вечный хаос на ее холстах на этой картине складывались в нечто невообразимое: то ли руки, то ли ветки; то ли дым, то ли туман; из центра расходится страшное месиво, будто затягивая в себя зрителя… и ярко-красное пятно в углу. Оно не было статичным. То есть не казалось нарисованным. Наоборот, возникало ощущение, что оно расползается. И вот-вот начнут скатываться капли – прямо на пол этой прокуренной кухни…

- Кошмар! – вырвалось у меня.

- Спасибо, - усмехнулась Алия.

- Ты меня неправильно поняла, - начала лепетать я. – Картина просто потрясающая, удивительная, производит сильное впечатление, только… - я запнулась, и, пытаясь выйти из неловкого положения, спросила. – А как она называется?

- Ашаршылық, - просто ответила Алия.

- Голод?

****

…Это было давно. Понятно, когда – в тридцатые. В казахской степи уже вовсю свирепствовал голод. О нем даже перестали молчать: в КазЦИК, крайком, Совнарком шли телеграммы о том, что «продовольственные затруднения принимают крайние формы». Лишь одна цифра: в 1929 году в Казахстане насчитывалось 40 миллионов голов скота – в 1933-м, по самым «мягким» подсчётам, осталось 4 миллиона*. Что касается людей, то их не считали, а «приписывали», чтобы не показывать жуткую правду. Спустя много лет демограф Макаш ТАТИМОВ напишет, что «в голодоморе 30-х гг. погибло 2 млн. 300 тысяч казахов и 200 тысяч представителей других национальностей**».

Читайте также
Модернизация Казахстана. Часть 8. Коллективизация. Предвестие трагедии

Не раз и не два приходилось слышать, что на самом деле погибло гораздо больше. Только кто сегодня возьмется подсчитать? Даже если опросить всех оставшихся в живых свидетелей голодомора: сколько родственников и соседей умерли в те годы?.. 

- Сначала Бекзада «ушла». За ней – Бексеийт. Ему было три года, Бекзаде – пять, так рассказывала мама. – Алия чиркнула зажигалкой. – Потом – Бекназар, самый старший… А дальше мама уже не помнит, потому что ослабла от голода и совсем плохо себя чувствовала. Не помнит до того момента, пока… - Алия снова затянулась и показала окурком на картину. – Знаешь, что на самом деле означает это, как ты выразилась, «месиво»? – И, не дожидаясь моего ответа. – Я сначала нарисовала, а потом поняла, вернее – узнала. Это – безумие. Безумие голода. Оно заставило мою бабушку, мамину маму, и ее сестер решиться на то, чтобы съесть соседского ребенка.

Я молчу, потому что мне совсем не хочется это слушать. Но Алия продолжает.

- Это была девочка. Они ее украли. Мама рассказывала, что очнулась тогда, когда ей в рот влили ложку горячего бульона…

- Она сама была маленькая, и она не виновата, - бормочу я.

- Это понятно, - кивает головой Алия и видно, что она все это уже много раз думала-передумала. – Она и все остальные родственники, кто остался в живых, старались это забыть. Только... – она резко встряхивает головой. – Только не получилось. Ее мама, моя апа, к концу жизни тронулась умом. Каждого младенца называла… можно, я не скажу тебе, как звали ту девочку? В общем, апа каждую маленькую девочку в нашей семье называла ее именем. И меня, кстати, тоже.

Читайте также
Чужая смерть

- А мальчика? – задаю я глупый вопрос.

- А мальчики у нас в семье с тех пор не рождаются, - новая сигарета. – Ты разве не заметила? У меня две дочери и две родных сестры – а знаешь, сколько двоюродных? И ни у одной нет сына, и все – не замужем. Мужчины в нашей семье не задерживаются. Мама говорит: нас так наказало Небо, мы будем рожать только девочек, пока не искупим грех за ту единственную...

Я молчу, потому что понимаю: все мои возражения – о том, что мальчики, как и девочки, могут не рождаться по разным причинам - сейчас не сработают. Я просто спрашиваю:

- А когда вы рассказали Аиде?

- А мы ей и не рассказывали, - в безразличном голосе Алии наконец-то появляются эмоции. – Как, кстати, никто не рассказывал и мне, пока я не нарисовала эту картину. А нарисовала я ее… - она поднимает руку: не перебивай! – потому что она мне все время снилась. Причем со звуками: примерно такими же, как сделала эта маленькая паршивка на своем перформансе – крики, стоны… И еще я во сне все время чувствовала запах мяса. Просыпалась: кому из соседей понадобилось среди ночи делать бесбармак? И потом не могла заснуть. В одну из таких бессонных ночей и написала эту картину. Мама увидела и… заплакала. Она сразу все поняла. А я теперь поняла, что Аиде тоже снится тот самый сон, только… она же апашкина внучка и взяла от нее гораздо больше, чем я. Наверное, она видела эту картину ярче. Может быть, даже так, как все было на самом деле. И, наверное, так же, как и я, захотела избавиться от этого наваждения…

- Когда думаешь рассказать?

- Ей мама расскажет. Если сможет. Я имею в виду – если будет жить, - Алия стряхнула пепел мимо пепельницы. - Аида сейчас с ней, в больнице. А я позвала тебя, потому что... это глупо, наверное. Но мне нужно было кому-то рассказать. А ты сто лет про нас пишешь. И поэтому, знаю, поймешь.    

*****

Читайте также
Нахаловка в законе

Я на самом деле поняла, что хотела сказать Алия – какой бы крамольной на первый взгляд не казалась эта мысль. Что им с Аидой повезло: у них есть средство, чтобы избавиться от преследующего их наваждения – их искусство. В отличие от других, чьи семьи хранят похожие тайны.

Не знаю насчет Аиды – после того неудавшегося перформанса мы с ней не разговаривали, но Алия сказала, что, когда она нарисовала свой «Ашаршылық», ей стало намного легче.

Правда, выставлять эту картину она не собирается. Никогда.

***

Из спецсводки оперативного отдела ГУРКМ при ОГПУ «О людоедстве и убийствах с целью людоедства» от 31 марта 1933 года, адресованной товарищу ЯГОДЕ (опубликовано на yvision.kz):

«В г.Аулие-Ата с 11 по 16 февраля задержаны: 1) на рынке женщина с частями человеческого тела  в вареном виде. По заключению судмедэксперта части тела от ребенка в возрасте 6-7 лет; 2) на Узбекском кладбище мужчина-казак с ребенком в изрубленном и сваренном виде».

*Цифры приводятся по книге Валерия МИХАЙЛОВА «Хроника великого джута», Алма-Ата, СП «Интербук», 1990 г.

**М.Тәтімов. Қазақ әлемі. Алматы, 1993 г.

Регистрация для комментариев



Вам отправлен СМС код для подтверждения регистрации.




Президент РК
- В России некоторые лица перевирают всю эту ситуацию, утверждая, что вот, мол, Россия "спасла" Казахстан, а Казахстан теперь должен вечно "служить и кланяться в ноги" России.
Ratel Instagram
Новая попытка захватить информационное пространство Казахстана
Кибертеррористы нашли дыру, через которую можно беспрепятственно проникать в информационное поле страны
Раньше было совсем плохо, а сейчас стало ещё лучше
О непредумышленном патриотизме и профессиональных любителях Родины
Бомбы под тенгизскую нефть
Есть основания предполагать, что это "послание" не только Казахстану, но и американской компании "Шеврон", ключевому акционеру Тенгизского проекта
В Казахстане возникла Наурызбайская тендерная аномалия
Если распиливать бюджет по 100 МРП на лот, ни один ревизор не придерётся
Как аким Тасмагамбетов заложил в Алматы мину техногенной катастрофы
После заявления президента о прекращении точечных застроек, застройщики стали активнее осваивать любые свободные от зданий участки в Алматы
Проект закона о местном самоуправлении - вопреки Посланию президента народу Казахстана
Бессмысленные мечтания, или Не видать нам местного самоуправления
Цветник, скрывающий всадника. В Казахстане цветут двухметровые эримурусы
Живописный Казахстан: взгляд Андрея Михайлова
Ожидания и реальность в медицине. Часть 2
О гарантированном объёме бесплатной медицинской помощи
Чем живёт большая, сильная, противоречивая, удивительная Америка
Самое большое богатство для Америки - человеческий талант
Алма-Ата и Алматы. Про настоящих героев
О Примжаре Наурзбаеве - забытом герое
Судьи павлодарских судов путают лево и право
Всё для того, чтобы в банальном ДТП признать виновной водителя машины, пропускавшей на пешеходном переходе бабушку и получившей удар сзади
Почему судья Гавриченкова адвоката Брамонтова покрывает
И отчего адвокат подсудимого Боровикова послала отца погибшей девочки к чёртовой матери
Актюбинский суд намекнул, как безнаказанно обозвать человека
Для этого нужно обидные слова писать на кириллице и латинице
Глина и навоз вместо исторического облика Алматы
Старые алматинские дома превращаются в новые трущобы
Где мы были восемь лет, или Почему так трудно издать в Казахстане перевод детской книги на казахский язык
Наша личная сказка про перевод на казахский успела сменить жанр и из страшной превратиться в остросюжетную с хеппи-эндом
О запрете на экспорт, ручном управлении экономикой и индонезийском пальмовом масле
Все разумные решения принимаются по-разному, но глупые - одинаково
О биографиях казахстанских "молодых политиков"
Незатейливая политтехнология, из разряда "простота хуже воровства"
Однофамилец
Всевышний умеет шутить, посмеиваясь над нашими планами и так называемыми экспертами
На рынке арендного жилья Алматы происходит настоящая катастрофа
Казахстанцы без своего жилья будут копить на него ещё очень и очень долго
Мы прошли климатическую точку невозврата
Настоящая катастрофа начнётся, когда растают ледники
Жители отдалённого района ВКО заставили золотодобывающую компанию приостановить работы
- 7 жылдық жұмыс үшін , ауылға қаншама зиянын тигізеді. Бұл фабриканың салынуына жол бермеу керек. Ауыл ойықта орналасқан, Таудан соққан желдің әсерінен бүкіл шаң, газ ауылға келеді. Ауыл тұрғындары арамен, малдың арқасында өмір сүріп жатыр. Егер фабрика салатын болса мал жайлымыда қалдмайды.
О мелочном жлобстве элиты Казахстана
- Өте дұрыс айтылған, Бас иемін, бәленің бәрі осыдан басталады.Рахмет !
Первые люди в долине Или: ниже Капчагая обнаружены каменные орудия, сопоставимые с древнейшими артефактами Земли!
- Добрый день! С точки зрения археолога-палеолитчика, знающего, что такое олдованская культура, могу сказать, что материал интересный. В данный момент занимаемся раскопками стоянок верхнего палеолита в предгорьях Заилийского Алатау. Поэтому есть возможность более детально изучить данные местонахождения. Как можно связаться с автором? Мой мэйл: dim_as_oj@mail.ru
Красная линия как казахская национальная идея
- Спасибо, Марат. Вы очень здорово сформировали и высказали свою боль и мою тоже. Если бы эти мысли дошли до каждого жителя нашей страны, наверное было бы легче жить. Я вот еще думаю, неужели нашему ЕЛЬБАСЫ дожив до старости, не стыдно читать щитки-лозунги "шал кет"?
Откуда у Жакипа Асанова синдром Елбасы
- Уважаю людей которые идут против системы.в судах идёт беспредел и неужели,если просто по человечески судья решил принять сторону обвиняемого,то её просто надо уничтожить? А Асанову надо лучше посмотреть с кем он работает.Я думаю правда восторжествует
Обращение Тимура Кулибаева
- Спасибо за работу.Вы действительно помогли услышать нас предпринимателей на верху. СПАСИБО
Руководитель отдела строительства города Абая обвинил журналиста Ratel.kz в клевете
- Уважение за проделанный огромный объем работы при расследовании. Очень хлесткий, конкретный цикл статей "Из жизни отечественных нечестных чиновников"