Как сидят в Германии и Казахстане

4883 просмотров
0
Евгений ЖОВТИС
Воскресенье, 10 Дек 2017, 09:30

По воскресеньям Ratel.kz традиционно публикует истории правозащитника Евгения Жовтиса из его жизни и юридической практики

Читайте предыдущую историю Евгения ЖОВТИСА «Костариканские зарисовки».

Читайте также
Как модернизируют путёвку в казённый дом

В тюрьму в качестве туриста

Мой знакомый из российского правозащитного движения Сергей ШАРОВ-ДЕЛОНЕ посетил берлинскую тюрьму Тегель. В качестве туриста, конечно. Посещение это организовала журналистка Ольга РОМАНОВА, создавшая в России организацию с названием, говорящим само за себя: «Русь сидящая». Своими впечатлениями Шаров-Делоне поделился в соцсетях. Как человеку, имевшему, к несчастью,  отношение к «Казахстану сидящему», мне его записки показались весьма занимательными, особенно если сравнить описанное с моим собственным опытом.

Тем более, что, как говорят, развитие экономики страны определяется по состоянию туалетов, а соблюдение прав человека – по обращению с заключёнными.

Мне уже много раз приходилось обращаться и к нашим властям, и к обществу с призывом проявлять дальновидность и благоразумие по отношению к заключённым, которые почему-то расценивают как излишний гуманизм. Гуманизм и милосердие, конечно, не помешали бы, но я ведь не об этом.

А о том, что люди, совершившие преступления, наказываются самым строгим по нашему законодательству наказанием – лишением свободы. Ну, это если свободу ценить! Для меня, например, самым тяжелым были не условия в колонии, а лишение возможности пойти, куда я хочу, читать и смотреть то, что я хочу, делать то, что я хочу, и вообще действовать по своему выбору.

Оно, конечно, если свободы и так-то явно не хватает, то вроде и лишение её - не такое уж наказание. И тогда обществу недостаточно самого лишения свободы, нужно, чтобы условия в тюрьме были пожёстче. Не в санатории же и не на курорте…

Если не смотреть чуть дальше. Этот самый заключённый - он после освобождения не на Луну или Марс отправится. Он же через год, два, десять, двадцать лет выйдет обратно. Его ведь в тюрьму отправили для безопасности общества. А если его в этой самой тюрьме прессовать по полной, избивать, унижать, обострять самые низменные чувства, он каким оттуда выйдет? Безопасность общества сильно повысится?

Читайте также
Тюремные истории: Как контроль и надзор нокаутируют здравый смысл

Когда пенитенциарная система не продолжение системы карательной

Большинство развитых стран создаёт в тюрьмах нормальные условия по причинам не столько гуманизма, а простого прагматизма. Потому что главная задача – ресоциализация заключенных, подготовка их к возвращению в нормальную жизнь. И, не поверите, тюрьмы в большинстве этих стран (правда, говоря объективно, не во всех) ставят человеческое достоинство на первое место.

Преследование государством человека за совершённое им заканчивается вынесением обвинительного приговора и отправлением за решётку на установленный в этом приговоре срок. А дальше действует система, которая к этому преследованию никакого отношения не имеет. Она имеет отношение к охране по периметру, сохранению и ресоциализации, адаптации и подготовке к выходу на свободу. Поэтому, в отличие от Казахстана, и не находится в составе правоохранительных органов. Она не продолжение карательной системы. Её задача - обеспечить условия отбывания этого самого лишения свободы и на выходе не получить хотя бы хуже того, что было на входе.

И теперь немного посравниваем.

Начнём с того, что в Германии заключенных немного - на 2013 год их было 79 человек на 100 000 жителей (во Франции – 98, в Великобритании – 148, в России – 475, а в Штатах – 716) и число их постоянно снижается. Тут справедливости ради надо отметить, что Казахстан решил не следовать примеру России и США (эти супердержавы уж очень активно сажают) и за последние 10-12 лет снизил количество заключенных почти в 2,5 раза, хотя у нас всё равно около 200 зеков на 100 000 населения.

Читайте также
Тюремные истории: На зоне подснежник расцветает дважды

Строгий режим по-немецки

Тюремная система в земле Берлин, где находится эта тюрьма, похожа на нашу. Есть строгий режим, то есть учреждения «закрытого типа», или «высокой безопасности», есть общий режим, есть типа наших колоний-поселений, есть ювенальный центр, как наша колония для несовершеннолетних, есть тюремная больница (для всех учреждений одна). Тюрьма Тегель – по-нашему, строгий режим - характерная для Германии  «зона» камерного типа. В камерах по одному-два человека.

Что примечательно, ни на одной двери камер нет ни фамилии заключенного, ни его статьи или срока – только указание, что камера занята, а ее обитатель на работе. И всё. И не поверите: как пишет Шаров-Делоне, начальник тюрьмы Тегель сказал ему, что он не знает, кто сидит в конкретной камере и за что, и не может получить эти данные вне специальной и непростой процедуры. Потому что ему это ни к чему. Для него все заключённые равны. Действует специальный акт по защите их персональных данных, принятый в 2011 году для обеспечения прав и человеческого достоинства заключённых. Начальник только знает, что данное лицо находится в такой-то камере.

Как вспомню, у нас на каждом шагу: «Осуждённый такой-то, статья такая-то, срок такой-то». Иногда ещё: начало и конец срока. Это зачем? Воспитательная мера? Чтобы не забывал? Да и так не забывает, потому что сидит. А персоналу тюрьмы это зачем? Он же помогает ресоциализации, а не ведёт статистический учёт.

Кстати, о персонале. В Тегеле содержится  935 человек - мужчины. На них приходится 681 сотрудник, в том числе 6 педагогов и 42 медика, не считая 5 штатных священников (3 католических и 2 лютеранских), 124 опекуна заключенных и 83 руководителей кружков, которые приходят в тюрьму в соответствии с расписанием занятий. При этом надзирателей чуть больше половины — 376 человек плюс 51 практикант. Из них женщин 94 плюс 11 практиканток. А в целом в штате женщин - треть сотрудников. Никто не носит никакого оружия. И «спецсредств» тоже: ни дубинок, ни наручников нет ни у кого.
На вопрос: «А как?» - ответ один: «Мы должны разговаривать». И это принципиально – разговаривают с людьми. Напомню, это строгий режим.

Читайте также
Тюремные истории: «Партизанская борьба» в стоматологии

Зачем в зоне ходить строем?

У нас в колонии на 150 человек была одна женщина-психолог, приходящая изредка. Ну, еще два-три человека в воспитательном отделе. Все остальные - «режимники», оперативники, контролёры. Все в форме, многие с дубинками, и все надзирают.

В Тегеле никто не ходит строем. С работы из мастерских идут обычными группками или поодиночке, беседуя о чем-то, а невооруженные и спокойные сотрудники в этот момент стоят на поворотах и у дверей корпусов. Опять же без оружия и спецсредств. И не только мужчины.

У нас строем ходят везде, да ещё на плацу им маршировки устраивают, чтобы в ногу ходили, с пением гимна к тому же. Это к всеказахстанскому смотру осуждённых к лишению свободы готовят? Или к хоровому пению гимна?

Там краткие свидания – по часу раз в неделю и без всяких стеклянных перегородок, а в отдельной комнате, потому что потеря социальных связей – самый нежелательный для немецкой тюремной системы результат: она нацелена на ресоциализацию, на то, чтобы человек, выйдя из нее, обратно не вернулся.

А у нас как загонят «за Можай», вроде Макса БОКАЕВА и Талгата АЯНА – в Петропавловск, чтобы все эти социальные связи из Атырау на тысячи километров тянулись. И какой там час в неделю - в лучшем случае одно краткое свидание в два месяца.

Читайте также
Тюремные истории: в борьбе со здравым смыслом победа будет за ними

Цена мелочей

В Тегеле стараются всех обеспечить работой в мастерских, оплата небольшая – 200 евро, принуждать никого не принуждают, но работа сопровождается послаблениями. Работают с 7 утра до 3 дня, с перерывом на ланч между 11.30 и 12.45 и с перекурами. В 15.00 обед и потом до 21.40 – свободное время. Для каждого седьмого осуждённого есть место для получения профтехобразования с выдачей соответствующих сертификатов. А ещё есть школа на 100 мест, гимназия и даже студенты-заочники. Занятия в школе, гимназии или институте приравнены к работе и идут в рабочее же время.

У нас какие-то попытки обеспечить работой и учёбой предпринимаются, но пока на явно недостаточном уровне.

В Тегеле - как строгом режиме - мобильники и компьютеры в личном пользовании запрещены, хотя есть тюрьмы с другими режимами, где это разрешено. Но и в Тигеле в классах есть компьютеры без выхода в Интернет, а для учащихся заочно – выход на сайт учебного заведения. Разных кружков - под сотню! А у нас вместо этого разные секции досуга или правопорядка, больше похожие на способы управления и контроля, чем на то, чтобы занять свободное время или помочь учиться.

Разные религиозные общины - евангелистские (лютеранские), католические, православные, баптистские, адвентистские, исламские и иудейские - поощряются, священники и муллы свободно приходят. Тоже ведь способ укрепления духа.

А у нас так решили бороться с религиозным экстремизмом, что выкорчевали вообще религию из тюрем. Пусть лучше верят в режим.

Наша жизнь состоит из мелочей, а в «зоне» каждая мелочь имеет ещё большее значение. И пока мелочи в наших «зонах» и в тюрьме Тигель явно отличаются по целям.

По своему опыту могу сказать: складывается впечатление, что в нашей тюремной системе главная цель – выпустить за ворота тюрьмы запуганное, озлоблённое, никому и ни во что не верящее, привыкшее к унижениям, а иногда и побоям существо, которое выплеснет всё это в общество.

И даже если не будет рецидива, перемолотые этой системой люди будут неизбежно создавать очаги напряжения. Потому что плохое сидение обществу во вред. В тюрьме Тегель это очень хорошо понимают.

Фото: youtube.com.

Регистрация для комментариев



Вам отправлен СМС код для подтверждения регистрации.





include('yandexban.pd_1')
Президент РК
- В России некоторые лица перевирают всю эту ситуацию, утверждая, что вот, мол, Россия "спасла" Казахстан, а Казахстан теперь должен вечно "служить и кланяться в ноги" России.
Власти Казахстана не способны противостоять иностранной агрессии в информационном пространстве
Ежедневная аудитория четырёх "зазеркаленных" сайтов, без боя сданная властями Казахстана интервенту, превышает миллион посетителей в сутки
Раньше было совсем плохо, а сейчас стало ещё лучше
О непредумышленном патриотизме и профессиональных любителях Родины
Бомбы под тенгизскую нефть
Есть основания предполагать, что это "послание" не только Казахстану, но и американской компании "Шеврон", ключевому акционеру Тенгизского проекта
Средняя зарплата сотрудников Центра Назарбаева приближается к полутора миллионам тенге в месяц
За укрепление межконфессионального и межцивилизационного диалога в Казахстане платят больше, чем министрам и депутатам
Насколько безопасно будет детям в образовательном центре Prometheus School
Почему эксперты и владелец школы отказываются предоставлять жизненно важную информацию о здании
Рассказы про экономику
Часть 1. Вступительная заметка
Как казахи кочевали в Тибете и бывали в Лхасе
Занимательная история Казахстана от Андрея Михайлова  
Об ожиданиях и реальности в медицине. Часть 1
Итак, вопрос N1. ЕДИНЫЙ ПЛАТЕЛЬЩИК
Почему раньше США планировали ядерный удар по Киеву, а сейчас – Россия
Концепция "эскалации ради деэскалации", о которой часто говорят сегодня российские государственные деятели, генералы и пропагандисты, возникла в годы холодной войны
За базар кто ответит?
У здания есть концепция, которую задолго до нас продумывали умные и талантливые люди и которую сейчас и не разглядеть
Как без вредного для здоровья сахара всё пошло не так
На россиян грозятся возбуждать дела за контрабанду, на границе РК и РФ дикие очереди из-за возродившейся таможни, павлодарские рабочие голодают
Что значит чокнутая: Как писака Ratel.kz раздражает адвоката Айткалиеву
И уничтожает репутацию её клиента через одноклеточные статьи по заказу стороны обвинения
Россиянина - организатора пирамиды - суд приговорил к 12 годам колонии
Как потерпевшие получат свои деньги - неизвестно
Глина и навоз вместо исторического облика Алматы
Старые алматинские дома превращаются в новые трущобы
Мальчиш-плохиш и паспорт для хороших русских
Как доказать, что ты не индоктринированный верблюд
О запрете на экспорт, ручном управлении экономикой и индонезийском пальмовом масле
Все разумные решения принимаются по-разному, но глупые - одинаково
О биографиях казахстанских "молодых политиков"
Незатейливая политтехнология, из разряда "простота хуже воровства"
Санкции против России: три проблемы для Казахстана
Для гармоничного и эффективного развития нам ни в коем случае не нужно обособляться от всего мира
Алихан Букейханов: взгляд из России
О новой книге российского историка Виктора Козодоя "Алихан Букейханов: человек-эпоха"
Однофамилец
Всевышний умеет шутить, посмеиваясь над нашими планами и так называемыми экспертами
На рынке арендного жилья Алматы происходит настоящая катастрофа
Казахстанцы без своего жилья будут копить на него ещё очень и очень долго
Мы прошли климатическую точку невозврата
Настоящая катастрофа начнётся, когда растают ледники
О мелочном жлобстве элиты Казахстана
- Өте дұрыс айтылған, Бас иемін, бәленің бәрі осыдан басталады.Рахмет !
Первые люди в долине Или: ниже Капчагая обнаружены каменные орудия, сопоставимые с древнейшими артефактами Земли!
- Добрый день! С точки зрения археолога-палеолитчика, знающего, что такое олдованская культура, могу сказать, что материал интересный. В данный момент занимаемся раскопками стоянок верхнего палеолита в предгорьях Заилийского Алатау. Поэтому есть возможность более детально изучить данные местонахождения. Как можно связаться с автором? Мой мэйл: dim_as_oj@mail.ru
Красная линия как казахская национальная идея
- Спасибо, Марат. Вы очень здорово сформировали и высказали свою боль и мою тоже. Если бы эти мысли дошли до каждого жителя нашей страны, наверное было бы легче жить. Я вот еще думаю, неужели нашему ЕЛЬБАСЫ дожив до старости, не стыдно читать щитки-лозунги "шал кет"?
Откуда у Жакипа Асанова синдром Елбасы
- Уважаю людей которые идут против системы.в судах идёт беспредел и неужели,если просто по человечески судья решил принять сторону обвиняемого,то её просто надо уничтожить? А Асанову надо лучше посмотреть с кем он работает.Я думаю правда восторжествует
Обращение Тимура Кулибаева
- Спасибо за работу.Вы действительно помогли услышать нас предпринимателей на верху. СПАСИБО
Руководитель отдела строительства города Абая обвинил журналиста Ratel.kz в клевете
- Уважение за проделанный огромный объем работы при расследовании. Очень хлесткий, конкретный цикл статей "Из жизни отечественных нечестных чиновников"
15 мешков с мясом сайги изъяли у астанчанина
- А кто что предполагает крышёванный браконьер или нет? 15мешков мяса сайги это минниум 15 голов краснокнижных,один столько не набьёт. Скорее всего организованная поставка дичи,в ресторан,кафе с экзотическими блюдами в расчёте на репектабельного клиента,значит цена мясу будет такой же как подать блюдо из варана завезенного из Камеруна. Да нравы вседозволенности перехолят все границы,ожиревшие НурСултановцы не начнут ли поедать младенцев,при таких зряплатах чиновников возможен даже каннибализм.