Прямая поддержка населения Нацфондом: миссия невыполнима

3045 просмотров
0
Сергей ЗЕЛЕПУХИН
Понедельник, 13 Фев 2017, 15:30

Слям Ахметов: Успех модернизации экономики зависит от регуляторных функций Нацфонда и роли человеческого капитала

Казахстану необходима модернизация хозяйственной системы страны. Что для этого нужно сделать? Какая роль в ней отводится Национальному фонду, правительству и народу в модернизации экономики?

На эти и другие вопросы агентству КазТАГ ответил кандидат экономических наук Слям АХМЕТОВ.

- Как вы считаете, какую роль должен играть Национальный фонд в преобразованиях казахстанской экономики? Или его роль должна ограничиваться лишь тем, чтобы воспользоваться деньгами в периоды кризисов?

- Без сомнения, одна из первостепенных функций Национального фонда - это макрорегулирование. Главное - он должен быть инструментарием удешевления стоимости денег, для того чтобы успешно проводить модернизацию экономики. Если сказать емко, то Нацфонд, являясь фондом будущих поколений, должен быть макрофинансовым регулятором для создания модернизированной экономики нынешним поколением.

Читайте также
Арестован брат Куандыка Бишимбаева

- Но сейчас в экономике Казахстана наблюдается другая картина – идет активное расходование средств Нацфонда. Причем его средства, как правило, не используются для снижения стоимости денежного предложения. Это правильно?

- У нас была блаженная связь между высокими ценами на нефть и количественным экономическим ростом. Но со временем ситуация изменилась в корне. Оказалось, что сформированная рентная модель казахстанской экономики при низких ценах на нефть не работает. Причина этому - исчезновение донора всех «успехов», высоких нефтяных цен.

Поэтому, разумеется, не имея других источников для поддержки хозяйственной системы, банков, правительство вынуждено активно расходовать деньги из Нацфонда. Так, согласно данным Национального банка, только с августа 2014 года по декабрь 2016-го активы Национального фонда снизились с $77,2 млрд до $61 млрд. То есть за 2 года и 4 месяца израсходовано $16,2 млрд, или 21% всех средств Нацфонда. Вероятно, Нацфонд и дальше будет уменьшаться, и это, конечно, тревожный тренд.

 - А как Нацфонд должен был влиять на процесс экономической модернизации в Казахстане?

- На процесс создания модернизированного типа казахстанской экономики должен был влиять не только Нацфонд, но и золотовалютные резервы (ЗВР) Национального банка, а именно: через условия и темпы формирования этих резервов.

Например, расчеты множественной регрессии обменного курса на логарифм нефти и логарифм резервов с 1993 по 2016 год показывают, что активное формирование средств Нацфонда и ЗВР оказывали девальвационное давление на курс тенге. И в то же время укрепляющее давление на него оказывало повышение цены на нефть. При этом из-за того, что первый эффект был сильнее – увеличение активов Национального фонда и ЗВР, чем второй – рост цены на нефть, шел процесс девальвации национальной валюты.

- А в чем кроется ключевая проблема?

- В том, что для успешного проведения модернизации экономики, чтобы снять ее с «нефтяной иглы», нужно фундаментальное условие - стабильность курса нацвалюты. Но для того, чтобы этого достичь, нужно было найти такие условия, при которых взаимно поглощались бы разнонаправленные эффекты: укрепляющий эффект высоких цен на нефть и девальвирующий эффект роста средств Нацфонда и золотовалютных резервов.

Читайте также
Дело о взятках: за покровительство - наличные и сертификаты

- Тогда какая экономическая политика была бы лучшей для казахстанской экономики?

- Сильной и перспективной политикой была бы та, которая создала бы модернизированную экономику, например, с экспортным потенциалом в $200-300 млрд и с соразмерными этим параметрам резервами, для устойчивого и свободно плавающего курса тенге. В этом случае экономика РК критически не зависела бы от падения цен на нефть и, с другой стороны, что очень важно, было бы открыто множество квалифицированных, высокооплачиваемых и постоянных рабочих мест для населения. А простое аккумулирование нефтедолларов в Нацфонде само по себе, конечно, не решает накапливающиеся серьезные проблемы в экономике.

- Вы хотите сказать, что диверсификация казахстанской экономики не состоялась лишь потому, что резервам не смогли придать функцию регулятора устойчивости курса тенге?

- Конечно, нет, речь шла о необходимых макроэкономических условиях для осуществления модернизации. Но, априори, модернизация не может состояться и без фундаментальных политических и правовых условий. Кроме того, она не может состояться и без главного действующего лица − человеческого капитала Казахстана. Как известно, лишь та модернизация приносит успех, которая раскрывает качество и ценность человеческого ресурса государства. И поэтому существует закономерная сильная корреляция между модернизацией экономики и достижением высокого уровня жизни людей.

- Какие есть примеры в мировой практике?

- Это Сингапур, который доказал всему миру, что богатство страны и их граждан не обязательно может приумножаться за счет природных ресурсов, а может расти даже при их полном отсутствии.

И главное - Сингапур в своем развитии опору сделал на самый основной ресурс – на интеллект своих людей.

Например, ВВП этой страны за 2015 год составил 402,5 млрд сингапурских долларов, экспорт - 476,3 млрд, в том числе нефтепродуктов из импортируемой нефти - 72,5 млрд. Годовая инфляция за 2015 год составила - 0,5%, а средняя процентная ставка по 10 ведущим банкам страны - 5,3%. По данным Всемирного банка, за 2015 год ВВП на душу населения Сингапура вырос до $52 888.

- Какую основную проблему вы могли бы выделить в неэффективном осуществлении модернизации экономики Казахстана?

- Повторюсь, что главной ценностью в реформе экономики и общества является человеческий капитал. Кстати, в структуре этого капитала «сидит» и элита. Кто она по определению социологов? Это группы и индивидуумы, непропорционально владеющие жизненно важными ресурсами, в том числе и властью. В теории относительно смены элит выделяют два их типа. Первый тип - это элита, воплощающая гибкость, инновацию, новые технологии. Второй тип − элита, делающая ставку на сохранение установленного порядка и в политике, и в экономике. Так вот, по моему убеждению, у нас крайне низкая доля элиты первого типа.

Читайте также
Как из Казахстана уходили инвесторы

- Вы хотите сказать, что модернизацию казахстанской экономики должны повести элиты первого типа?

- Да, вы правы, модернизацию экономики и общества должны повести они, причем с широким привлечением народа. Следует учитывать исторические уроки, что насаждение модернизации «сверху» без участия «низов» ни к чему хорошему для общего блага не приводит, но зато приводит к непомерному увеличению частной собственности у крупных чиновников.

- Но как увеличить удельный вес элиты с креативным мышлением?

- Полагаю, что начатые политические реформы в стране должны открыть дорогу первому типу элит. По большому счету, ведь подлинная модернизация есть широкий канал рекрутирования высококвалифицированных специалистов в элиты. Она вместе с тем есть и единственный драйвер улучшения жизни народа. И поэтому именно первый тип элиты может демонстрировать, что он заслуживает право на власть, представленное ему остальным обществом.

Но, к сожалению, из-за низкого спроса в сырьевой экономике на высококвалифицированных специалистов у нас не усложняется технологическая основа бизнеса, нет устойчивого тренда к сложной модернизированной экономике.

- На ваш взгляд, повлияла ли длительная эксплуатация сырьевой экономики на качество человеческого капитала в Казахстане?

- Для успешного осуществления модернизации корреляция между доходами от нефти и развитием человеческого капитала должна была быть очень высокой. Но, увы, этого не произошло. Чиновничество завело структуру экономики к сырьевому и одинокому его господству. И, как следствие такой высокой степени увлеченности продажей сырой нефти, был сильно деформирован человеческий капитал страны и вместе с ним наилучшие возможности определения, с чего и как начать модернизацию экономики.

Читайте также
Корейский путь к процветанию

- А есть ли данные, которые подтверждают такую деформацию?

- У нас в официальной статистике есть такой постоянный показатель, как «самозанятые», удельный вес которых достигал 31% от трудоспособного населения. Сейчас, по экспертным данным, постоянной работы не имеют 3,3 млн человек - это 36,6%. А «самозанятых» статистика уменьшила до 2,2 млн человек, или до 24,4%. Кроме того, официально она показывает и 5% безработных.

Конечно, в жизни все сильно изменчиво, и картина может быть даже хуже. Сомневаюсь, что статистика сможет отразить реальные данные. Но есть и другие показатели, раскрывающие реальное положение дел. Например, количество граждан страны, которые не имеют текущих отчислений в пенсионный фонд. Так вот, таких граждан, по экспертным данным, насчитывается 6 млн человек, или 66,6% трудоспособного населения!

Эти удручающие цифры, по сути, показывают и реальный уровень жизни, платежеспособность большинства населения, заводят под ЕНПФ «пороховую бочку», и они как раз и есть отражение деформации структуры трудоспособного населения. Несомненно, что вместе с этими нашими людьми, теряющими навыки и компетенцию, государство теряет качество первостепенного своего ресурса − человеческого капитала. Но чиновникам пока удается хоть как-то нивелировать эту острую проблему.

- Вернемся к углублению рисков в экономике.

- На сегодня особенным риском для казахстанской экономики стала ее критическая зависимость от реализации сырой нефти, а также растущий следом за ней большой внешний долг. Так, по состоянию на 30 сентября 2016 года валовой внешний долг Казахстана достиг $165,4 млрд, а его обслуживание только за 2015 год обошлось республике в $37,6 млрд.

С другой стороны, казахстанский экспорт, как валютный источник погашения внешних обязательств, падает. За 2015 год он составил лишь $46,5 млрд, а по предварительной оценке за 2016 год – всего $37,2 млрд. При этом отрицательное сальдо текущего счета платежного баланса возросло с $5,5 млрд в 2015-м до $8,2 млрд в 2016-м.

Поэтому не исключено, что валовой внешний долг Казахстана будет и дальше увеличиваться. И это очень тревожный тренд, когда падают доходы страны, но растут совокупные внешние обязательства, их обслуживание и ухудшается платежный баланс.

- Получается, нефтяная отрасль так и не смогла оказаться драйвером экономической модернизации Казахстана?

- Да, но она могла и должна была быть таковой. Например, мог быть построен нефтеперерабатывающий комплекс, другие нефтехимические компании с широкими экспортными возможностями, с множеством квалифицированных и высокооплачиваемых рабочих мест, но этого за многие годы не случилось.

Читайте также
Что год грядущий нам готовит?

- Мы начали интервью с Нацфонда Казахстана, а что вы можете сказать о роли нефтяных фондов в тех странах, где успешно модернизированы экономики?

- В этих странах нефтяные фонды были регуляторами удешевления денег и в целом процесса формирования высоко конкурентной, модернизированной экономики. И теперь в этих странах люди материально больше начинают ощущать то, что они живут в государстве с богатыми природными ресурсами, поскольку нефтяным фондам приданы совершенно новые функции, связанные с прямой денежной поддержкой народа, и которые закреплены в их Конституции.

Возьмем практику работы нефтяных фондов в штате Аляска. Это Конституциональный бюджетный резервный фонд и Перманентный фонд. Последний был учрежден в 1976 году по результату референдума о поправке к Конституции Аляски. Нефть у них определяется как собственность всех граждан штата. И их Конституция обязывает правительство обеспечивать от нефти максимальную пользу для всех.

Фонд, зарабатывая максимальные доходы, часть из них с 1982 года в размере 42% через дивиденды ежегодно в одинаковой сумме распределяет между гражданами штата Аляски. Например, выплаты в 2015 году составили максимальную сумму – $2072 на каждого гражданина. Как следствие таких решений, в Аляске происходит сокращение разрыва между богатыми и бедными. Там практически нет безработных, поскольку дивиденды хорошо способствуют развитию местной экономики.

Читайте также
Тень Мао

Что касается размеров фондов, то к концу 2016 года активы Перманентного фонда Аляски cоставили $55,2 млрд, а рыночная стоимость Конституционального бюджетного резервного фонда – $7,3 млрд.

- А возможна ли такая прямая поддержка народа средствами Нацфонда у нас в Казахстане?

- Я думаю, что в ближайшие десятилетия - нет. Причины тому - высокая расходная нагрузка на Национальный фонд из-за разъедающей повсеместной неэффективности в экономике, включая бессрочную проблемность крупных частных банков.

И все это осуществляется на фоне сокращения источников пополнения Нацфонда и низкой его прозрачности.

Источник: КазТАГ

Регистрация для комментариев



Вам отправлен СМС код для подтверждения регистрации.




- Люди, которые тридцать лет терпели Назарбаева, а теперь проглотили два изменения Конституции за три месяца, учат российских беженцев, как надо было бороться с режимом.
Как посадить мажора на девять лет за ДТП с двумя погибшими
Полтора года корреспондент Ratel.kz противостоял давлению на процесс
Two popes: Астана стоит мессы
Визиты римских иерархов как высшее проявление казахских понтов и предмет общенациональной гордости
Чем отличается аким Налибаев от вице-министра Качмарчыка
Польского чиновника выгнали с работы после роскошной свадьбы с дорогими подарками
Отремонтированный на деньги КПО аэропорт Уральска вновь нуждается в ремонте
Почему Eni и Shell оплачивают хотелки акима?
Айдос Сарым: Через семь лет мы будем избирать третьего, а потом четвёртого и пятого президентов
Кое-кто, похоже, сегодня попросту нарабатывает имидж для успешной релокации по грин-карте
Как казахстанцы помогают Путину
Русофобия важна для Путина как средство сплочения нации вокруг него
Парад физкультурников: что и кому демонстрировали мускулистые юноши и оголённые девушки
Репортажи из прошлого от Андрея Михайлова
5 советов руководителям
Должность начальника похожа на работу канатоходца
Когда казахская жена не роскошь, а средство передвижения
Каждой идее - своё время
Сочинение на тему "Как я провела День города"
Таких экскурсий, что случились на День города, у нас ещё не было и, очень надеюсь, больше не будет
Как блогер пытался прогнать в Россию кандасов с афроамериканцем
Воинствующий безработный Диас Кузаиров встал в дверях павлодарского ресторана, чьи владельцы предложили бесплатные обеды россиянам
Апелляционная коллегия оставила приговор Боровикову без изменения: девять лет колонии
Ходатайство прокурора Темиртау об отзыве лицензии у адвоката Айткалиевой удовлетворено
Актюбинские пограничники помогают приезжающим из России
Они организовали бесплатные автобусы от КПП прямо до города
Глина и навоз вместо исторического облика Алматы
Старые алматинские дома превращаются в новые трущобы
Где мы были восемь лет, или Почему так трудно издать в Казахстане перевод детской книги на казахский язык
Наша личная сказка про перевод на казахский успела сменить жанр и из страшной превратиться в остросюжетную с хеппи-эндом
О запрете на экспорт, ручном управлении экономикой и индонезийском пальмовом масле
Все разумные решения принимаются по-разному, но глупые - одинаково
О биографиях казахстанских "молодых политиков"
Незатейливая политтехнология, из разряда "простота хуже воровства"
Однофамилец
Всевышний умеет шутить, посмеиваясь над нашими планами и так называемыми экспертами
На рынке арендного жилья Алматы происходит настоящая катастрофа
Казахстанцы без своего жилья будут копить на него ещё очень и очень долго
Мы прошли климатическую точку невозврата
Настоящая катастрофа начнётся, когда растают ледники
Как посадить мажора на девять лет за ДТП с двумя погибшими
- Имею честь знать Сергея Перхальского лично. Как-то спросил у него, не тяжело ли ему бороться со всем этим беспределом. Он ответил очень просто и без пафоса - Кто-то должен это делать. Его публикации дают мне надежду, что в нашей стране не все потеряно и что все ещё может изменится к лучшему. Долгих лет и крепкого здоровья, творческих успехов. А мы, его благодарные читатели, всегда будем с нетерпением ждать новых публикаций.
Увидев расписание уроков, родители школьников СКО закипели от возмущения
- Уважаемые педагоги, Министры Раньше мы 10 лет учились, и было в 10 классах по 5,6,7уроков. И ничего. А сейчас учатся 11 лет и плюс ещё две недели и все равно хотите увеличить нагрузку. О чем вы думаете? Чего вы хотите от детей.? Правильно надо сокращать количество часов в неделю. Дети лучше станут понимать. А если они целый день в школе, всю ночь уроки делают. Вы хотите чтобы дети с ума сошли?
Беспредел на родине Кунаева. Часть 1
- Да, в Казахстане всегда были местные байчики. И их покровители из высших эшелонов власти. Они питались и жили с рук этих байчиков. А где хваленый Антикор? Что этот районный акимчик тоже их прикормил? Наверное, крутую служебную машину подарил борцам с коррупцией.
Где Токаеву взять кадры
- Вами верно задета данная тема. Она с каждым днём всё актуальнее и актуальнее. Нашему президенту предстоит большая работа. Однако работа проделана на маленький процент. От квалифицированных кадров, которые дорожат (дорожили) работой и не побоюсь этого слова настоящих патриотов своего дела, у нас всегда избавлялись. Никогда не давали честно работать простому государственному служащему. Только встаешь на рельсы своего должностного пути, так тебя начинают лепить, как им удобно.
Суд приговорил Боровикова к девяти годам лишения свободы
- Сергей здравствуйте, Вами проделана огромная работа, за что Вам лично выражаю ОГРОМНОЕ спасибо. Ваши статьи по настоящему освещали судебный процесс. Я как простой читатель Вам благодарен. Семье потерпевших выражаю ГЛУБОЧАЙШИЕ соболезнования.
В Алматы объявлены в розыск нотариусы-мошенники
- Нонсенс заключается в том, что прокурором Медеуского района до настоящего момента неисполнено частное определение Медеуского районного суда, которым суд требовал принять в отношении Рыскали и Кожахмет надлежащие меры уголовно правового характера. Вопрос: а почему прокурор Медеуского районна такой лояльный к указанным выше ммошейникам. И почему в период его руководства, все заявления в отношении данных лиц спущены на тормазах.