Безжалостная забота

15458 просмотров
0
Анар БЕКБАСОВА
Суббота, 18 Июл 2015, 07:34

Когда близкие уходят

Социального работника Марину ЧЕЙШВИЛИ пациенты Национального научного центра онкологии и трансплантологии зовут тетей Мариной. Ее телефон не умолкает ни на минуту. В трубке слышатся беспокойные  голоса. Марина на ходу кого-то быстро инструктирует, как узнать правильное название иголок для забора пункции, какие вещи принести с собой в палату.  В длинных больничных коридорах родственники пациентов узнают ее по силуэту – прямой осанке и гордому профилю. Все протягивают руки для объятий. Это Марина их приучила. 

- Дочка зашла к врачу и долго не выходит, представляете?  - тревожится пожилая женщина.

- Ничего-ничего. Все нормально, - строго отвечает Марина и, обеими руками прижимая женщину к себе, гладит ее по спине словно ребенка. – Я зайду к вам сегодня.

Марина не терпит жалости ни к себе, ни к своим пациентам, ни к их близким. Ее восемнадцатилетний сын Амирам несколько лет назад лечился в этом же центре от лейкоза. В больнице она попыталась поддержать сына. Марина часто вспоминает их диалог, когда они приехали в Астану из Алматы.

- Сын, все будет хорошо, мы будем бороться.

-  Откуда вы знаете? Вы что, болели? Вам химию делали?

- Нет.

- Откуда вы знаете, что все будет все хорошо?

Марина больше не пытается приободрять словами кого-либо.  В душе она, конечно, надеялась, что какая-то высшая сила поможет ее старшему сыну - высокому плечистому красавцу - выкарабкаться.  Иначе где же она, справедливость? Это Амирам помогал в самые тяжелые годы, когда она с тремя младшими детьми пыталась выжить на заброшенной даче без воды, электричества и отопления.   Он окончил школу. Казалось, что все беды позади. Но все изменил неожиданный диагноз.    

- Я поняла, что нужно быть искренней. Я говорила сыну, что мне страшно, потому что в такой ситуации страшно всем. И тем, кто болеет, и тем, кто находится рядом, - говорит Марина.  Теперь я рассказываю обо всем, что чувствовала тогда своим пациентам. Я могу запинаться, волнуюсь так, что пот с меня течет.  Но я вижу, что они верят мне. Мы в этой ситуации равны. Я не воспринимаю их как больных людей. Просто наступил момент, когда я нужна им. Но и они нужны мне. 

По пути в ординаторскую Марина успевает обнять и расспросить о делах несколько пациентов, потерявших волосы из-за курсов химиотерапии. В палате с распахнутой дверью замечает двух юношей с голубоватыми лицами.

- Ах, вот вы где! – радуется Марина. - Димка, ты что, уже без коляски передвигаешься? Молодец!

Димка грустно улыбается, облокотившись на костыль, и медленно вытягивает ноги землистого цвета.

- Теть Марина, смотрите, какая у меня теперь кожа.

- Ты хорошо моешься?

Димка с другом хохочут.

- Не переживай. В твоем состоянии это нормально. Это реакция организма, - успокаивает Марина.

Пациенты перечисляют ей сложные названия новых процедур, которые они прошли и делятся рассказами о своих приключениях во время прогулок по центру на инвалидных колясках, к которым им приходится привыкать после курсов лечения.  

- Классно,  значит,  вы уже веселитесь тут! - хвалит Марина, по очереди сжимая руки друзей в своих теплых ладонях. – Вы, давайте, не слишком тут балуйтесь.

Снова звонит телефон. Врачи в панике. Пациент в трансплантологии разругался с сестрой. Она уже собрала вещи, хочет уехать. Месяцы подготовки к операции могут пройти даром. Люди со сложными болезнями и их близкие часто срываются.  Марину просят срочно поговорить с сестрой и успокоить больного.

У Марины нет специального образования. В центре онкологии и трансплантологии она делает все, чтобы пациенты и их родственники чувствовали себя комфортно, а врачи не отвлекались на вопросы, не связанные с лечением. Она и сама когда-то нуждалась в такой помощи. Во время болезни сын всячески отвергал гиперопеку и Марина делилась своей заботой с другими пациентами. Сейчас, как и раньше, она помогает волонтерам собирать средства для малообеспеченных пациентов, покупает или заказывает редкие лекарства, стирает одежду пациентов, у которых нет близких в Астане. Может даже постричь, если кто-то не в силах посещать парикмахерскую и дарит безмолвные объятия всем, кто в них нуждается.

- Когда решался вопрос о том, чтобы интубировать сына, я не могла принять решение, - вспоминает Марина. - То есть,  пока мы его лечили, я принимала самое активное участие, а когда нужно было решить, каким образом он уйдет, у меня впервые опустились плечи. Я вдруг стала очень маленькой.  Тогда спросила доктора Александра Колеснева: Я сильная? Я справлюсь?  Он ничего не ответил. Просто обнял меня. И в этом объятии было все. Для меня это было важнее любых слов. Я очень переживаю, когда кто-нибудь плохо говорит о врачах. Они спасают жизни, и я это вижу. Они великие люди.

После смерти сына Марина не находила себе места дома в Алматы. Ей хотелось вернуться в центр. Через несколько дней после похорон руководители больницы предложили работу и Марина, оставив семью, прилетела в Астану.

- Когда впервые умер мой пациент, я испугалась своей реакции. Я не плакала, я не упала в обморок. Четко проинструктировала родственников умершего о том, что нужно делать, как транспортировать тело в другой город, где взять катафалк. ... Я шла по коридору в морг.  Вспомнила, как по этой дороге везли моего сына, но это было простой констатацией фактов.  Я сама себя спрашивала: Марина, как так? У тебя что, вообще сердца нет, что ли? Почему ты не плачешь? У тебя самой умер сын, а ты теперь просто сухо инструктируешь других людей.  Но в какой-то момент я поняла, что если я позволю себе эмоции, от меня больше не будет пользы никакой. Я просто сойду с ума.

У Марины очень красивое лицо,  черные бездонные глаза, тонкие длинные пальцы. Внешняя хрупкость нисколько не сочетается с ее суровым отношением к себе.

- Я до сих пор не плакала по поводу смерти моего сына. Истерики не было. Я в реанимации стояла. Меня обняли. Никто из пациентов и их родственников даже не понял, что сын мой умер. Я представила, что если я скажу, что он ушел, как им станет страшно.

Марина учит своих пациентов перестать жалеть себя и продолжать жить. Благодаря ее инициативе в центре появился уголок для чтения. Мебель и картины пожертвовали посетители центра. В течение дня она обязательно заглядывает на свои страницы в социальных сетях и проверяет почту. Люди со всей страны пишут ей о своих историях борьбы с болезнью и просят совета.  

- Меня в «Фейсбуке» звали в группу, которая называется «Мамы-потеряшки». Мне от одного ее названия стало плохо, - говорит Марина. – У нас нет системы поддержки людей, потерявших близких. Их кто-то жалеет, потом они себя жалеют и живут в этом постоянном аду. Я сразу говорю им, что я не профессионал. Я могу рассказать, что я чувствовала, когда мой сын умер. Но эта помощь в нашей стране нужна профессиональная.

Марина мечтает создать фонд благотворительной помощи для взрослых онкобольных. Она хочет, чтобы общество узнало о проблемах не только самих больных, но и их близких.

- Раньше, когда знакомые спрашивали, как у меня дела на работе, я начинала честно рассказывать о том, чем я занимаюсь. Меня  обычно перебивали со словами «Ой не рассказывай. Мне плохо от этого. Я такая эмоциональная… » и так далее. То есть общество даже не готово слышать об этом. Я сама раньше такой была. Но жалость это не то, что нужно людям в онкоцентрах.  Они выше нас стоят, потому что у них взгляд другой на жизнь. Они мудрее нас. Такие болезни какие-то каналы открывают, что ли? Общество много чему может научиться у них.

Марина  не мыслит своей жизни без своей работы, хотя зарплата не самая высокая.  Здесь, а не дома она ощущает присутствие сына.  

- Когда мне было лет 17, на свадьбе родственников в Грузии дядя дал мне свой пиджак и наказал беречь  его, - вспоминает Марина. -   Я его потеряла. Он так обиделся на меня. Ругал очень сильно. Уж не знаю, почему он так дорог был ему.  Когда дядя умер, то в течение года снился мне и спрашивал: где же мой пиджак?  Бабушка одна сказала мне: когда ты выполнишь свой долг, душе будет незачем тебя беспокоить . Купи пиджак и подари его кому-нибудь. Когда я это сделала,  дядя перестал сниться.  А сын никогда ко мне во сне не приходит. 

?> ?>
Инженер
Петиция деген еш пайдасы жоқ зат екен. Жаздың не, жазбадың не, оны тыңдап, қыстырып жатқан ешкім жоқ.
Как нам вылечиться от синдрома Назарбаева
От посадки экс-министра юстиции Марата Бекетаева вряд ли что изменится
Как школьники стали объектами травли
Почему власти не реагируют на сетевые призывы к расправе с учителями и школьниками Международной школы Алматы
Что скрывает министр юстиции по делу Стати
Парламент ушёл на каникулы, не дождавшись от правительства ответа: сколько же денег потратил Казахстан на борьбу с изгнанным из страны молдавским инвестором Анатолом Стати и каких результатов достиг
Кто такой Петр I: великий реформатор или антихрист
Почему петровская Россия не догоняла, а, наоборот, отставала от Западной Европы
Трамп собирает команду
Почему кандидатом в вице-президенты стал Джеймс Дэвид Вэнс
Чу: заветная мечта географов и анашистов
Живописный Казахстан: взгляд Андрея Михайлова
Мой пациент
Новые встречи с Калмыковым – через картины, фотографии и воспоминания
Как живёт наша маленькая Полинка, в которую не верили врачи
Любовь матери творит чудеса – павлодарские медики поверили в шестилетнюю озорную Полинку, которой несколько лет назад не хотели давать шанса
ТОО “ПКС” проиграло апелляцию управлению строительства Алматы и должно выплатить в бюджет 931 млн тенге
Стороны не пришли к соглашению в порядке примирительных процедур
Жителей Усть-Каменогорска напугал густой дым над титаномагниевым комбинатом
Выехавшие на место экологи превышений по выбросам не нашли
Обматерить женщину - оскорблением в Казахстане не считается
Эксперт решила, что матерные слова, сказанные в порыве гнева, не могут причинить вред чести и достоинству
Когда правительство возьмётся за яйца
Прагматично-патриотическое молодёжное движение издало "Ежедневник строителя Второй Республики" с цитатами президента
Что за дикари разрушают петроглифы ради щебня и цемента
Вмешаться должен уже сам президент
Казахская сказка о мальчике Бату стала хитом Amazon
Книга как отложенное оружие мира
Ратель. Лучшее за 2022 год. Эрик Байжунусов
Ratel.kz публикует самые читаемые материалы авторов сайта за прошедший год
Ратель. Лучшее за 2022 год. Аналитическая служба Ratel.kz
Ratel.kz публикует самые читаемые материалы авторов сайта за прошедший год
О запрете на экспорт, ручном управлении экономикой и индонезийском пальмовом масле
Все разумные решения принимаются по-разному, но глупые - одинаково
Макаш и Курмангазы
Как казахский правитель спас легендарного музыканта от тюрьмы
Однофамилец
Всевышний умеет шутить, посмеиваясь над нашими планами и так называемыми экспертами
На рынке арендного жилья Алматы происходит настоящая катастрофа
Казахстанцы без своего жилья будут копить на него ещё очень и очень долго
Исповедь молодого сантехника и молодого акима. Часть 1
- ВЛАДИМИР, огромное Вам человеческое спасибо от всей души и чистого сердца, самое главное здоровья и ещё раз здоровья. На таких людях как Вы, города и держатся. Профессионалов как Вы, необходимо ставить руководителями, которые знают проблему из внутри. Ещё раз ОГРОМНОЕ СПАСИБО!!!!!!!
Когда правительство возьмётся за яйца
- Просто шедевральная статья. Особенно в точности описывает функции партий, которые описаны в данной статье. Изречения которые должны быть прочитаны и приняты во внимание. Самое главное чтобы данный ежедневник был прочитан и принят во внимание. (Про выражение где фигурирует Троцкий просто ШЕДЕВРАЛЬНО и в точку)...
Отчего после публикаций Ratel.kz нервничают в ТОО "AB Energo"
- Сергей, ОГРОМНОЕ Вам спасибо за новое расследование. Всегда держите в напряжение. Ожидаем продолжение... (Интересно, что скажет ещё на это и ГУ "Аппарат акима Абайского района Карагандинской области)
Премьер Смаилов как аманат Назарбаева
- Спасибо большое , здоровье и удачи Вам и Вашим близким, то что Вы творите лучше всех государственных программ по воспитанию . Готовая программа к действию для улучшения жизни населения. Огромное удовольствие что у нас имеется такие журналисты и такой коллектив.
Депутатский запрос фракции "Ак жол": чем комитет гражданской авиации занимался пять лет
- Если случится ещё трагедия , то кого будут винить опять? Всех собак спустили на авиакомпанию Bek Air, хотя надо было просто решать проблему с незаконными постройками намного раньше этой катастрофы. Нельзя это так оставлять. Всех пересажать за коррупцию , кто являлся корнем проблемы!
Все дороги ведут в Каражал: горькая начинка "сладкого пирожочка"
- Огромное спасибо автору за проделанную работу! Только в нашей группе более 100 человек постравших от этой компании в лице гендиректора Максата Токмагамбетова, бессовестного, наглого мошенника, который почему-то до сих пор остаётся безнаказанным, хотя прокуратура и следственные органы завалены сотнями, сотнями заявлений пострадавших. Но мы не остановимся и будем добиваться, чтобы этот "человек", наконец-то, понёс наказание!
Как аким Досаев уничтожает Алматы и рейтинги президента Токаева
- Каменское плато- в р-не обсерватории идет застройка, хотя весной сошел оползень на ул Алмалыкской. Акимат частично помог организовав сброс воды с вышележащего участка на нижнюю часть улицы и домовладельцу в расчистке. Но других мер по предотвращению развития оползневой зоны не принято. Вырублен сад, на месте его строится элитный комплекс Вилла Белгравиа. Летом, здесь нехватка воды, отключения электроэнергии, что будет при вводе в эксплуатацию этого, т.к.доп коммуникаций застройщик не делает.