Мы отдаем свое информационное пространство на откуп чужой стране

13357 просмотров
0
Анна КАЛАШНИКОВА
Понедельник, 24 Ноя 2014, 06:48

Айдос Сарым: Первый канал «Евразия» пора либо закрыть, либо поставить в равные условия с другими

- Недавно в интернете между генеральным директором Первого канала «Евразия» Сергеем Киселевым и руководителем телеканала «ТАН» Арманжаном Байтасовым произошла дискуссия на тему информационной безопасности. И начал эту полемику, как ни странно, Сергей Киселев, чей канал в основном транслирует российский контент.

- Знаете, когда мы говорим о нашем телевизионном рынке и его таком довольно кривом сегменте, как Первый канал «Евразия», надо сразу же правильно выставить приоритеты? Ну кто такой Сергей Киселев? Что он лично может решить на телеканале, кроме вопросов смены мебели и сотрудников? Начнем с того, что Сергей Киселев – это эдакий «зиц-председатель» Фунт, который здорово сидел до НЭПа, небезвозмездно, конечно, с пользой и для себя. Уже завтра на его место могут назначить совершенно другого человека, а спустя еще какое-то время другого. Ничего от этого не изменится. Вопрос надо ставить конкретнее, с большей привязкой на историю и ландшафт.

- Хорошо, пусть так. А как бы вы сами сформулировали вопрос?

- Вопрос надо ставить так: что такое телеканал Первый канал «Евразия»?

- И что же, по вашему мнению, этот телеканал.

- Я считаю, что на нашем телевизионном рынке Первый канал «Евразия» (а еще ранее телеканал ОРТ-«Евразия») является эдаким исключением из многих правил, которые существуют для всех остальных. Это телеканал, который имеет особое, привилегированное положение, в особенности по сравнению с казахстанскими телеканалами, которые вынуждены так или иначе соблюдать многочисленные требования законодательства страны о государственном языке, местном содержании и так далее. Давайте вспомним, что создание этого телеканала приходится на ноябрь 1997 года, время, когда Казахстан начал политику по обеспечению информационной безопасности страны. С большим трудом тогда удалось убрать из эфирного вещания телеканал РТР (это на шестом году независимости!). Но когда речь зашла о телеканале ОРТ, «процесс отжимания» застопорился. Этому предшествовало два обстоятельства. Во-первых, невероятный шум, который был поднят в российской прессе и давление на политическое руководство Казахстана. Во-вторых, в отличие от РТР на тот момент ОРТ уже был, скажем так, «коммерческим», то есть за ним стояли крупные российские олигархи Борис Березовский и Бадри Патаркацишвили.

- Оба уже ныне покойные, покинувшие нашу грешную землю при невыясненных обстоятельствах...

- Да, хотя это уже не имеет отношения к нашей стране, но только подчеркивает тот факт, что телевидение на постсоветском пространстве играет гораздо более важную политическую роль и значение, чем мы даже можем себе представить. Ведь, если разобраться, то телевидение на постсовке – это и есть власть, средство контроля над обществом. И с этой точки зрения, оно даже более системообразующе, чем даже нефть и газ и цены на них. Ведь именно телевидение, манипулируя общественным мнением, обеспечило многие «победы» на выборах в России и в Казахстане даже в те годы, когда цены на углеводороды были меньше, чем 20 долларов. Власти это понимали и тогда, и сейчас.

Но давайте все же вернемся к истории. Так вот в 1997 году Березовский и Патаркацишвили, поняв, что прямым давлением на руководство Казахстана достичь нужного им результата не получится, пошли, что называется, в обход. И нашли, честно скажем, на тот момент подлинный «золотой ключ» к решению своей проблемы. Этим «золотым ключом» оказались Рахат Алиев и Дарига Назарбаева, которые тогда только набирали вес и начали обрастать медийными ресурсами. Они, насколько я могу судить, считали так: «семейный фактор» что в России, что в Казахстане значит больше и выше, чем законы стран. И они же предложили: давайте не будем закрывать эфирное вещание ОРТ на территории Казахстана, а лучше создадим совместное предприятие, которое будет распространять продукцию ОРТ, собирать рекламные деньги в Казахстане. Такое соглашение в итоге было достигнуто и уже 17 ноября 1997 года появился проект ОРТ-«Евразия». Если мне память не изменяет, то разделение прошло примерно 50 на 50. В те годы рекламный доход телеканала исчислялся суммой примерно в 30 миллионов долларов. Это огромные деньги, особенно если принять во внимание, что эти средства превышали даже объемы государственного заказа на все телеканалы. Вот за эти деньги и началась война.

- Вы имеете в виду конфликт, когда Борис Березовский вступил в противостояние с Даригой Назарбаевой и Рахатом Алиевым в 1999 году? Он даже приезжал в Казахстан, проводил тогда встречи.

- Вы совершенно правы. Протестантская святость контрактов и соблюдение договоренностей никогда не входили в систему ценностей нашей олигархии. Мне кажется, произойти могло следующее. Аппетит, как известно, приходит во время еды. Руководители и акционеры компании, которая была создана для управления финпотоками и рекламными бюджетами в ОРТ-«Евразия», могли подумать: «А какого черта? Мы тут корячимся, делаем канал, это «наша» страна, почему же Борис и Бадри должны получать 50 процентов? Кто они такие?» Помните как в известном произведении Паниковский «акционировал» первые десять тысяч миллионера Корейко? К тому же на тот момент Березовский несколько потерял в своем политическом весе и был обычным депутатом Государственной думы. Возможно, казахстанские бенефициары канала посчитали, что Березовский «пошел вразнос» и с ним можно считаться в меньшей степени, а значит и «отжать», заставить «подвинуться». Как бы там ни было, 30 миллионов долларов тогда весили значительно больше, чем сегодня. Особенно если учесть, что в России было время последефолтное. В прессе развернулась довольно серьезная «информационная война», которая очень сильно била по имиджу и репутации властей страны. Власти были вынуждены пойти даже на законодательные инициативы, которые ограничивали долю иностранных владельцев в СМИ 20-ю процентами.

- То есть, вы хотите сказать, что изменения в закон о национальной безопасности в части ограничения влияния иностранных лиц и компаний были продиктованы вовсе не национальными, а меркантильными интересами некоторых фигур?

- Да, если хотите. Бывает так, что даже остановившиеся часы дважды в сутки показывают точное время. Так получилось, что именно в этом эпизоде интересы медиа-холдинга Рахата Алиева и интересы государства сошлись. Будучи работниками министерства информации, мы занимались проведением законопроекта через наш парламент. По опыту могу сказать, что тогда это было не совсем простым занятием. Это был период, когда парламент еще не до конца превратился в «законодательный принтер». Хотя, опережая, быть может, следующий ваш вопрос, могу сказать: отношения между министерством, руководимым Алтынбеком Сарсенбаевым, и «медиа-холдингом» (как мы его называли) были всегда натянутыми, иногда доходящими до прямого противостояния и вражды. Как правило, все эти конфликты потом болезненно обсуждались либо в президентском кабинете, либо в его домашней резиденции.

- И чем обычно завершались такие конфликты и разборки?

- Обычно ничем. Принципиальных решений не было. Ситуация попросту обнулялась, все получали одинаковую порцию взбучек и выговоров. Этого, как правило, хватало на пару-тройку месяцев, после чего конфликты разгорались с новой силой. Исключением были периоды «водного перемирия», периоды, когда проходили выборы или было необходимо полностью отмобилизовать весь медийный ресурс, например, как в случае с девальвацией 1999 года. Все как бы оставались при своем. Принципиальная нерешаемость вопросов государства и «медиа-холдинга», безнаказанность его бенефициаров, только раззадоривали аппетиты, увеличивали желание подмять под себя все новые и новые куски государственной собственности. Причем, многие такие решения, включая приватизацию ряда крупных предприятий (например, издательского комплекса «Дәуір») или передачу в доверительное управление монополиста «Казтелерадио» со всеми мощностями и возможностями, осуществлялись без ведома министерства информации, без визирования, напрямую через правительство. Это только ослабляло информационную безопасность страны, а спустя какое-то время привело к известным событиям 2001 года, когда значительная часть казахстанского бизнеса устроила бунт против всевластия и безнаказанности Рахата Алиева. А если принять во внимание и другие события, которые последовали позже, то можно смело констатировать: бесконечное откладывание важных государственных решений, как правило, приводит к трагедиям.

Несмотря на изменение состава бенефициаров, мы до сих пор, следуя тем правилам игры, которые закладывались Рахатом Алиевым и Даригой Назарбаевой, продолжаем субсидировать этот канал из госбюджета, а благодаря «кривым» измерениям, которые проводит TNS Гэллап Медиа, львиная доля рекламного пирога отходит этому каналу. И получается, что мы - общество - отдаем свое информационное пространство на откуп чужой стране…

- Но все же вернемся от истории к сегодняшним реалиям...

- Да, конечно. Поймите, я так подробно рассказываю об истории вопроса вовсе не для того, чтобы похвастаться своими познаниями. ОРТ-«Евразия» и его сменщик Первый канал «Евразия» - это телеканал с очень нехорошей историей, с большими родовыми травмами, затянувшимися детскими болезнями, которые уже деформируют, искривляют не только сам канал, но и, на мой взгляд, все телевизионное пространство Казахстана. Несмотря на изменение состава бенефициаров, мы до сих пор, следуя тем правилам игры, которые закладывались Рахатом Алиевым и Даригой Назарбаевой, продолжаем субсидировать этот канал из госбюджета, а благодаря «кривым» измерениям, которые проводит TNS Гэллап Медиа, львиная доля рекламного пирога отходит этому каналу. И получается, что мы - общество - отдаем свое информационное пространство на откуп чужой стране и тем самым реально убиваем желание телеканалов бороться за зрителя. И Сергей Киселев во всем этом далеко не первая инстанция и вовсе не конечная.

- Мы пытались ему задать этот вопрос, но г-н Киселев наотрез отказался комментировать нам что-либо.

- Как раз это и показывает его отношение к нашему обществу. Он участвует только в заочной дискуссии, но если он так печется о стране, то пусть выйдет на открытые дебаты, пусть ответит на все вопросы. Возьмем любой выпуск новостей – представлена только точка зрения российского пропагандистского пула. Нельзя сказать, что российский Первый канал совсем уж бесталанный и людоедский. На нем ведь есть и действительно сильные, интеллектуальные программы и продукты. Но наши телеменеджеры из всего этого выбирают только «желтизну», только пропагандистские продукты и новости, которые зачастую противоречат задачам государственного строительства, внешней и внутренней политике страны. Например, для меня очевидно, что позиция нашей страны по Украине довольно сильно расходится с тем, что ретранслирует уже наш телеканал - Первый канал «Евразия». Хотя, повторяюсь, это государственный телеканал, он был национализирован, он получает государственный заказ на изготовление программ и передач. Я вообще не понимаю, как это вообще возможно? Если есть желание смотреть российский Первый канал, то на это у нас у всех есть кабельные телеканалы, где мы без посредников можем его посмотреть. Зачем государству содержать «информационного вампира», который, если внимательно разобраться, попросту паразитирует на информационном, интеллектуальном продукте, который делается другими людьми. Ведь наиболее рейтинговыми программами и продуктами, согласно рейтингам смотрения и зрительских предпочтений, как раз и являются российские, московские, а не те, что делаются уже бэк-офисом в Астане! Телеканал иногда и вовсе не заморачивает голову креативом. Например, ради заполнения эфирной сетки телеканал ставит в недорогое время в эфир программы Первого канала, снабжая их довольно некачественным переводом на казахский язык. Но обеспечивает ли это задачу продвижения государственного языка? Сильно сомневаюсь. Обеспечивает это требования закона о языках о равномерном размещении программ по языкам? Опять же сомневаюсь. Да и вообще, как это способствует развитию рынка, увеличению конкуренции на рынке? Какой еще телеканал в стране ретранслирует столько иностранных программ и передач?

- Но тем не менее, согласно данным TNS Гэллап Медиа Азия, телеканал лидирует по многим рейтингам. Разве это не факт?

- Когда я говорил о «кривых» схемах, я имел в виду и главного медиа-измерителя страны. Я не знаю сейчас точно, кто является конечным владельцем этой компании. Но в свое время многие считали, что компания как раз создана упомянутым «медиа-холдингом» и была близка к Рахату Алиеву. В одно время, если помнится, они даже размещались в одном здании на площади Республики в Алматы. Потом, видимо, переехали на другой адрес, посколько недовольство со стороны других телеканалов и игроков росло, росли и обвинения в том, что гэллаповцы, по сути, лоббировали интересы вполне конкретных телеканалов и СМИ. До сего дня практически любое мероприятие, конференция, круглый стол по вопросам развития телевидения упираются в пресловутые замеры, осуществляемые гэллаповцами. Сейчас может меньше, но были периоды, когда едва ли не до драк доходило.

- А каким образом, на ваш взгляд, TNS Гэллап Медиа Азия был вписан в схему Рахата Алиева и Дариги Назарбаевой?

- Я полагаю, что они пытались создать «идеальную монополию», когда все компании и предприятия медиа-индустрии, медиа-линейки будут находиться под их контролем. Это значительно удешевляло управленческий процесс и снижало издержки и риски. Согласитесь, удобно, когда тебе принадлежит самое крупное рекламное агентство, и когда тебе принадлежит главный медиа-измеритель, и когда ты самый крупный медиа-баер, и когда ты самый крупный кабельный оператор! А любые попытки оспорить такое положение вещей, противостоять этому в свое время наталкивались на наезды финполиции, КНБ. Это мечта любой медиа-монополии! Ведь TNS Гэллап Медиа Азия - это не просто какие-то таблички, показывающие, сколько людей смотрят тот или иной телеканал. Практически все крупные рекламодатели дают рекламу только на основании заключений этой структуры. Попадание или непопадание в ее рейтинги в условиях рынка означало бы, по сути, смерть или выживание. Большинство наших СМИ, честно скажем, нерыночны и выживают даже вопреки гэллаповским замерам. На самом деле это огромный бизнес, который, на мой взгляд, сильно усредняет и маргинализирует культурные и зрительские предпочтения страны, нашего общества.

Если брать данные TNS Гэллап Медиа Азия, то получается, что рекламный рынок Казахстана не превышает $400 000 000, якобы основная война идет за них. Но если взять данные Комитета по статистике Министерства инвестиций и развития, то окажется, что на рекламном рынке крутится миллиард долларов.

- Как это происходит?

- На людей надевают специальные браслеты, устанавливают в квартирах спецоборудование, которое позволяет замерять, какие телеканалы и в какое время смотрят эти люди. Наверное, вы со мной согласитесь, что речь не идет о благополучных людях. То есть, человеку так сильно нужны деньги, что он соглашается ходить годами с этим браслетом около телевизора. Главный вопрос: кто эти люди? Насколько они отражают современную стратификацию общества, демографическую ситуацию и т.д. В итоге, телевизионные предпочтения страны формируют люди, которых трудно отнести к среднему классу. И когда появляется какая-то очень желтая программа, все каналы начинают ее копировать. Приобретается какой-нибудь бандитский криминальный сериал, и если люди из фокус-группы его смотрят, то все начинают покупать подобные сериалы. Подопытные кролики в экспериментах ТНС Гэллап Медиа – наши граждане, о которых нам ничего не известно, сильно понижают планку нашего отечественного телевидения, не говоря о том, что происходят бешеные перекосы на рекламном рынке. Если брать данные TNS Гэллап Медиа Азия, то получается, что рекламный рынок Казахстана не превышает $400 000 000, якобы основная война идет за них. Но если взять данные Комитета по статистике Министерства инвестиций и развития, то окажется, что на рекламном рынке крутится миллиард долларов.

- Здесь, наверное, речь идет об общем бюджете на всю рекламу, а телевидение составляет лишь часть?

- Да, они считают и билборды, и радио, печатную продукцию и интернет. Тем не менее, возникает вопрос, куда утекают остальные 600 миллионов долларов? Сколько раз мы переживали кризис, но ни одна газета и ни один телеканал не закрылись! Это происходит из-за того, что у нас вообще не понятно, как формируется рынок рекламы. Есть теневой рынок, есть кэш, который туда-сюда бегает, но отражается в статистике благодаря проводкам. Компания может выделить деньги даже не на свою рекламу, а на так называемые стоп-блоки - дают деньги, чтобы какую-то компанию никак не упоминали в конкретном СМИ. Половина наших редакций имеет две бухгалтерии. Поэтому я считаю: раз киселевский Первый канал «Евразия» является государственным и финансируется государством, занимает место в столичном Медиацентре, который также являются государственными, то почему бы Счетному комитету для начала не провести его проверку?

- То есть схема, о которой вы говорите, жива и поныне?

- Думаю, что да. Эта система могла видоизмениться, усложниться, поменять названия и владельцев, но, быть может, все еще существует. Еще во время суда Алтынбека Сарсенбаева с Даригой Назарбаевой, вернее с «Хабаром», мы удивлялись тому, как часто менялись собственники и владельцы ресурсов. Тот же Первый канал «Евразия» за неполные 17 лет трижды проводил ребрендинг. 

Мы сели за стол переговоров, напротив нас братья Шуховы, а за ними, за их спиной на диване развалился Рахат Алиев. Мы говорили о том, как будем выстраивать сотрудничество с медиа-холдингом, а в это время Рахат Алиев брал из бокса салфетки, сминал в комки и бросал их то в одного, то в другого Шухова. Мы были шокированы таким отношением Рахата к своим приближенным, а Шуховы даже не сделали замечание Рахату Алиеву. Любой человек должен был, как минимум, возмутиться, попросить этого не делать. Но они лишь глупо хихикали, типа барин куражится, хотя шел очень серьезный разговор.

- У нас вышло интервью с бывшим совладельцем «Алма-Медиа» Андреем Шуховым, в котором он утверждает, что претендует на часть денег, которые пропали при национализации этого холдинга. О каких деньгах идет речь?

- Это и были прибыли канала. Эта схема разработана во времена Рахата Алиева. Братья Шуховы имели отношение к холдингу «Алма медиа», к одному и поныне действующему рекламному агентству. И мы помним уголовное дело в отношении Рахата Алиева, и помним несчастных нотариусов, которые ходили и подписывали различные документы без участия людей. Наверное, у Шуховых остались документы компаний, которые им принадлежали. Другое дело, что могла появиться другая группа нотариусов, которая переоформляла после них все это на нужных людей. Когда знаешь законы некоторых явлений, вовсе не обязательно знать все факты. Зная нравы нашей элиты, зная отношение нашего государства к медиаресурсам, смело можно говорить, что произошел негласный передел медиа-империи Рахата Алиева и Дариги Назарбаевой. Шуховы в медиа-империи Рахата Алиева курировали очень многие вещи. Они абсолютно по-рабски были преданы Рахату Алиеву, выполняли все его прихоти, и отчасти сформировали того Рахата Алиева, которого мы знаем сегодня. Я приведу пример: в один из периодов «водного перемирия в джунглях», накануне большой электоральной кампании, мы поехали на встречу с Шуховыми. Встреча происходила в санатории вверх по проспекту Достык. Мы сели за стол переговоров, напротив нас братья Шуховы, а за ними, за их спиной на диване развалился Рахат Алиев. Мы говорили о том, как будем выстраивать сотрудничество с медиа-холдингом, а в это время Рахат Алиев брал из бокса салфетки, сминал в комки и бросал их то в одного, то в другого Шухова. Мы были шокированы таким отношением Рахата к своим приближенным, а Шуховы даже не сделали замечание Рахату Алиеву. Любой человек должен был, как минимум, возмутиться, попросить этого не делать. Но они лишь глупо хихикали, типа барин куражится, хотя шел очень серьезный разговор.

Мы прекрасно помним, как покойный Алтынбек Сарсенбаев судился с Даригой Назарбаевой – вместе с юристом Сергеем Уткиным мы тогда нарисовали большую таблицу, где показали как все компании этого медиа-холдинга через посредников, в том числе и через покойных Сергея Клещенкова, Данияра Естенова и других лиц, приводили к одной-двум персонам, которые связаны с определенной семьей в Казахстане. Надеюсь, что доказательства, карты, документы, которые мы собрали, все еще хранятся в архиве Медеуского суда? Тогда суд признал Алтынбека Сарсенбаева виновным, и он выплатил миллион тенге морального ущерба. А потом то, что говорил Алтынбек Сарсенбаев, стало абсолютной истиной, и сам Рахат Алиев признал, что он является владельцем огромного медиа-холдинга. Если Дарига Назарбаева очень принципиальный и честный человек, то, может, ей стоит извиниться перед Алтынбеком Сарсенбаевым, хотя бы после его смерти? Благо, что сегодня, благодаря урокам российского коуча Гандапаса, она это может сделать красиво, эффектно.

А по большому счету, Первый канал «Евразия» пора либо закрыть, либо поставить в равные условия со всеми остальными телеканалами. Полагаю, в этом вопросе со мной согласятся многие медиа-менеджеры страны.

- А что там за история была с паспортами в этом медиа-холдинге? Там и российские паспорта были и даже паспорт Гондураса…

- И гондурасские паспорта у них были, и кипрские, и российские. Это очень важный вопрос: если мы говорим, что на некоторые категории должностей должны распространяться требования государственной службы, то и с менеджерами нашего гостелевидения надо внимательно разбираться. Мы проводили с коллегами анализ и, как выяснилось, на некоторых каналах еще недавно сидели люди, которые в свое время работали в Министерстве печати России, либо были близки к ФСБ, к российским специальным службам и силовым структурам. Что они делали на казахстанских каналах? Ладно, какая-то часть сидела на финансовых потоках, но кто-то то ведь формировал и новостную ленту, определял редакционные задания и так далее. Получается, что Россия формирует в какой-то степени наше телевизионное поле. И в силу некоторого жизненного опыта я считаю, что бывших кэгэбэшников или бывших полицейских не бывает.

- Что вы понимаете под информационной безопасностью?

- Сегодня информационная безопасность Казахстана не обеспечена или обеспечена слабо. Если по данным того же TNS Гэллап медиа, по данным премьер-министра страны, 50-60 процентов населения смотрит российские телеканалы, а из них 36-38 процентов смотрят РТР-24, то такими вопросами задается, наверное, не только кызылординский аким Крымбек Кушербаев, который недавно заявил, что в Байконуре дети считают своим президентом Владимира Путина, а не Нурсултана Назарбаева.

Второй момент: наши телеканалы не конкурируют за телезрителя. Их задача - понравиться одному, максимум 17 телезрителям, которые физически находятся в Астане: это президент, премьер-министр и приближенные к ним люди, которые смотрят за этим. А когда стоит задача понравиться 17 человекам, а не 17 миллионам, то это создает определенные коллизии и искривления. Надо создавать нормальные правила игры и с точки зрения телевизионного бизнеса. Фактически сегодня речь идет о том, что искусственно созданный рынок должен трансформироваться, стать понятным и открытым, соответствовать обществу, в котором этот бизнес осуществляется, в том числе, с точки зрения демографии. Ведь речь идет о лояльности граждан к государству, формировании национальной идентичности - проще говоря, о том, за кого будут голосовать наши граждане: за Назарбаева или за Путина.

На телевидении, вне зависимости от того, государственное оно или частное, лежит большая ответственность перед обществом. Нет закона о сапожниках, нет отдельного закона о велосипедистах, нет отдельного закона о пианистах, но Закон «О СМИ» есть, закон «О телерадиовещании» тоже есть, поскольку это не просто бизнес и не только бизнес. В любом случае надо начинать с правил игры. И нормальные правила игры состоят в честном аудите. Если тот же Счетный комитет зайдет на Первый канал «Евразия» и посмотрит, сколько туда поступает денег, все ли рекламные деньги туда поступают, поскольку это государственный канал и государство должно из него извлекать прибыль как главный акционер и конечный бенефициар, то мы, я полагаю, увидим, что государство формально владеет, а благ не имеет. А если судить по контенту, то есть даже идейный и идеологический ущерб, который трудно оценить в деньгах, но который по своим последствиям может превысить все возможные финансовые и экономические потери. А по большому счету, Первый канал «Евразия» пора либо закрыть, либо поставить в равные условия со всеми остальными телеканалами. Полагаю, в этом вопросе со мной согласятся многие медиа-менеджеры страны.


include('yandexban.pd_1')
Президент РК
- В России некоторые лица перевирают всю эту ситуацию, утверждая, что вот, мол, Россия "спасла" Казахстан, а Казахстан теперь должен вечно "служить и кланяться в ноги" России.
Власти Казахстана не способны противостоять иностранной агрессии в информационном пространстве
Ежедневная аудитория четырёх "зазеркаленных" сайтов, без боя сданная властями Казахстана интервенту, превышает миллион посетителей в сутки
Раньше было совсем плохо, а сейчас стало ещё лучше
О непредумышленном патриотизме и профессиональных любителях Родины
Бомбы под тенгизскую нефть
Есть основания предполагать, что это "послание" не только Казахстану, но и американской компании "Шеврон", ключевому акционеру Тенгизского проекта
Средняя зарплата сотрудников Центра Назарбаева приближается к полутора миллионам тенге в месяц
За укрепление межконфессионального и межцивилизационного диалога в Казахстане платят больше, чем министрам и депутатам
Насколько безопасно будет детям в образовательном центре Prometheus School
Почему эксперты и владелец школы отказываются предоставлять жизненно важную информацию о здании
Рассказы про экономику
Часть 1. Вступительная заметка
Как казахи кочевали в Тибете и бывали в Лхасе
Занимательная история Казахстана от Андрея Михайлова  
Об ожиданиях и реальности в медицине. Часть 1
Итак, вопрос N1. ЕДИНЫЙ ПЛАТЕЛЬЩИК
Почему раньше США планировали ядерный удар по Киеву, а сейчас – Россия
Концепция "эскалации ради деэскалации", о которой часто говорят сегодня российские государственные деятели, генералы и пропагандисты, возникла в годы холодной войны
За базар кто ответит?
У здания есть концепция, которую задолго до нас продумывали умные и талантливые люди и которую сейчас и не разглядеть
Как без вредного для здоровья сахара всё пошло не так
На россиян грозятся возбуждать дела за контрабанду, на границе РК и РФ дикие очереди из-за возродившейся таможни, павлодарские рабочие голодают
Что значит чокнутая: Как писака Ratel.kz раздражает адвоката Айткалиеву
И уничтожает репутацию её клиента через одноклеточные статьи по заказу стороны обвинения
Россиянина - организатора пирамиды - суд приговорил к 12 годам колонии
Как потерпевшие получат свои деньги - неизвестно
Глина и навоз вместо исторического облика Алматы
Старые алматинские дома превращаются в новые трущобы
Мальчиш-плохиш и паспорт для хороших русских
Как доказать, что ты не индоктринированный верблюд
О запрете на экспорт, ручном управлении экономикой и индонезийском пальмовом масле
Все разумные решения принимаются по-разному, но глупые - одинаково
О биографиях казахстанских "молодых политиков"
Незатейливая политтехнология, из разряда "простота хуже воровства"
Санкции против России: три проблемы для Казахстана
Для гармоничного и эффективного развития нам ни в коем случае не нужно обособляться от всего мира
Алихан Букейханов: взгляд из России
О новой книге российского историка Виктора Козодоя "Алихан Букейханов: человек-эпоха"
Однофамилец
Всевышний умеет шутить, посмеиваясь над нашими планами и так называемыми экспертами
На рынке арендного жилья Алматы происходит настоящая катастрофа
Казахстанцы без своего жилья будут копить на него ещё очень и очень долго
Мы прошли климатическую точку невозврата
Настоящая катастрофа начнётся, когда растают ледники
О мелочном жлобстве элиты Казахстана
- Өте дұрыс айтылған, Бас иемін, бәленің бәрі осыдан басталады.Рахмет !
Первые люди в долине Или: ниже Капчагая обнаружены каменные орудия, сопоставимые с древнейшими артефактами Земли!
- Добрый день! С точки зрения археолога-палеолитчика, знающего, что такое олдованская культура, могу сказать, что материал интересный. В данный момент занимаемся раскопками стоянок верхнего палеолита в предгорьях Заилийского Алатау. Поэтому есть возможность более детально изучить данные местонахождения. Как можно связаться с автором? Мой мэйл: dim_as_oj@mail.ru
Красная линия как казахская национальная идея
- Спасибо, Марат. Вы очень здорово сформировали и высказали свою боль и мою тоже. Если бы эти мысли дошли до каждого жителя нашей страны, наверное было бы легче жить. Я вот еще думаю, неужели нашему ЕЛЬБАСЫ дожив до старости, не стыдно читать щитки-лозунги "шал кет"?
Откуда у Жакипа Асанова синдром Елбасы
- Уважаю людей которые идут против системы.в судах идёт беспредел и неужели,если просто по человечески судья решил принять сторону обвиняемого,то её просто надо уничтожить? А Асанову надо лучше посмотреть с кем он работает.Я думаю правда восторжествует
Обращение Тимура Кулибаева
- Спасибо за работу.Вы действительно помогли услышать нас предпринимателей на верху. СПАСИБО
Руководитель отдела строительства города Абая обвинил журналиста Ratel.kz в клевете
- Уважение за проделанный огромный объем работы при расследовании. Очень хлесткий, конкретный цикл статей "Из жизни отечественных нечестных чиновников"
15 мешков с мясом сайги изъяли у астанчанина
- А кто что предполагает крышёванный браконьер или нет? 15мешков мяса сайги это минниум 15 голов краснокнижных,один столько не набьёт. Скорее всего организованная поставка дичи,в ресторан,кафе с экзотическими блюдами в расчёте на репектабельного клиента,значит цена мясу будет такой же как подать блюдо из варана завезенного из Камеруна. Да нравы вседозволенности перехолят все границы,ожиревшие НурСултановцы не начнут ли поедать младенцев,при таких зряплатах чиновников возможен даже каннибализм.