Худсовет по «Келин» (Пьеса в два акта с перерывом на обед)

7207 просмотров
0
Ермек ТУРСУНОВ
Суббота, 15 Окт 2016, 12:01

Ratel.kz традиционно по субботам публикует главы из будущей книги «Мелочи жизни» кинорежиссёра и писателя Ермека Турсунова

Читайте предыдущую главу из будущей книги Ермека ТУРСУНОВА «Мелочи жизни» - «Случайные встречи»

Действующие лица:

Спикер – матерый киношный чинуша 45-50 лет.

Секретарь собрания – милое юное создание.

Кинокритик – мадам со знанием английского языка 35-40 лет.

Режиссер – зачуханный киношник неопределенного возраста.

А также:

Маке, Жаке, Саке, Каке, Коке… и другие члены художественного совета киностудии, деятели литературы и искусства, лауреаты всевозможных премий и званий, профессора, академики, средний возраст – 75 лет.

Массовка:

Редактора, члены сценарной коллегии, киноведы, молодые кинематографисты.

Действие происходит в кабинете директора киностудии.

Наши дни.

Спикер: 

- Итак, мырзалар! Как поживаете? Ну и жара стоит, не правда ли? Давно такого не было. Но все равно я рад всех вас приветствовать на очередном нашем заседании. Жаке, я слышал, вы на днях дочь замуж выдали? Поздравляю!

Читайте также
Выстрел в ночи

В кабинете оживление. Радостный гудеж. Все принимаются жамкать руки Жаке и хлопать его по плечу.

- Ооо! Жаке, что же вы молчали?

- Ай, молодчина! Ай, джигит!

- Она же наш пединиститут заканчивала, да?

- Поздравляем, Жаке!

- Я же ее на руках вот недавно только носил, а! А уже замуж, а! Вот время летит, а!

- Полторы тысячи человек на свадьбе было! Сам аким открывал!

- Что вы говорите?

- Пусть первым ее ребенком будет сын!

- Да! И пусть он весь будет в своего деда!

- А жених кто?

- Да! С наступающим вас внуком, Жаке!

Жаке сдержанно улыбается. Явно доволен. Жмурится от удовольствия.

Жаке (писатель, лауреат госпремии):

- Рахмет. Рахмет. Да, вот так случилось. Неплохо прошло. По-моему. Неплохо. Вон, Маке был, сам все видел своими глазами. Атырауский джигит. Да. Родители – хорошие люди…Да.

Маке подтверждающе трясет головой.

Спикер:

- Прекрасно, прекрасно! Итак, мырзалар. Давайте вернемся к чему мы начали. Только что мы просмотрели кинокартину «Келин». Теперь нам надо решить, что с ней делать. Прошу высказываться. Маке, может быть вы и начнете?

Маке (поэт, лауреат межгосударственной премии):

- Ну что ж, давайте я начну, раз уж вы так настаиваете. Хотя, я не собирался…Может, попозже…Ближе к концу что ли…Ну раз такое дело…Ладно. Ну что я могу сказать по данной картине? Не хочется тут никому портить настроение, но я буду говорить прямо и без обиняков. Это – не кино, это просто кошмар. Это – ужас. Позор. Давно я так плохо себя не чувствовал. Чуть со стыда сквозь землю не провалился.

Спикер:

- Маке, пожалуйста, по существу.

Маке:

- По существу. Во-первых, это кино никакое это не кино. Это, так сказать, злобный высер на нашу славную историю.

Секретарь:

- Так и писать – «высер»?

Спикер:

- Напиши, дорогуша, «неудачная попытка».

Маке:

- Да! Это – неудачная попытка извратить представление о наших великих предках. О наших прадедах. Во-вторых, это откровенно порнографическая картина с элементами зоофилии. Так ведь, Жаке? (обращается к рядом сидящему члену редколлегии, который недавно выдал замуж дочь).

Читайте также
Ермек Турсунов. Разборки по-казахски. Часть 2

Жаке:

- Совершенно с вами согласен, Маке. Такого кина у нас никогда не было. Я даже не представляю такой свою дочь. Она ведь тоже молодая келин. Вошла в чужой дом, так сказать, со своим супругом в законном браке. Но, я надеюсь, что она получила правильное воспитание и никогда не будет делать того, что тут показали в этом, мягко выражаясь, кине. Я вообще сомневаюсь: все ли в порядке у режиссера с психическим здоровьем? Их обоих вместе со сценаристом надо поместить в психушку. Пусть лечатся.

Спикер:

- А это его сценарий, Жаке.

 

Жаке:

- А?

Спикер:

- Режиссер сам писал этот сценарий.

Жаке:

- Ааа…Ну и хорошо. Одного лечить дешевле выйдет. Ну, вы сами подумайте: разве можно, чтобы наша невестка, наша святая келин, носитель чистоты и непорочности, так непристойно себя вела?!

Спикер:

- Жаке, по существу, пожалуйста. Что вы имеете в виду?

Жаке:

- Да чего тут иметь в виду? Я тут прямо скажу. Мне тут юлить-вертеть незачем. Я не в том возрасте, чтобы юлить-вертеть. Она же спит с тремя мужиками подряд! Такого просто быть не может. Я в это не верю. Наша келин должна быть скромной, тихой и послушной. А тут она какая-то озабоченная дикая кошка. Бросается на всех и все.

Маке:

- Да ладно бы на людей бросалась, Жаке! Там ведь все как одержимые себя ведут. А этот несчастный мальчик вообще на козу залез! Что хочет сказать этим автор? Вот мне интересно – что он хочет этим сказать? Неужели он считает, что казахи произошли от козы? Если это так, то он сильно ошибается. Казахи никогда не драли своих коз! Они их ели. И пили их молоко. Вот Дарвин-аксакал говорит, что  человек произошел от обезьяны. Что вполне возможно, я считаю. На некоторых посмотришь – действительно. Но вот мы –  казахи – произошли от волка. Это я точно знаю.

Секретарь:

- Так и писать – «драли своих коз»?

Спикер:

- Нет, не надо. Напиши, дорогуша, «вступали в связь».

Секретарь:

- С козами?

Спикер:

- Что – «с козами»?

Секретарь:

- Ну это…вступали в связь?

Спикер:

- Да. Так и пиши – вступали в связь с козами.

Саке (театральный режиссер, лауреат международной премии):

- Если я не ошибаюсь это тот самый режиссер, который написал сценарий, в котором нашего легендарного актера – Асанали  АШИМОВА в каком-то кино посадили в яму и облили грязью. Разве можно обливать грязью такого заслуженного человека? Где его воспитывали – этого режиссера? Его что, в клетке держали, сырым мясом кормили?

Жаке:

- Да-да. И одет там Асеке совсем как безродный босяк. Весь фильм в  каком-то рванье ходит. Вы что, не могли купить ему приличный костюм? Куда смотрели костюмщики?

Спикер (поправляет):

- Костюмеры.

Жаке:

- Вот именно! Люди же смотреть будут. Неудобно просто за Асеке. Это же наша гордость. Это же наш Бекежан! Помните Бекежана? До сих пор в аулах все плачут, как только Бекежана видят. Увидят и плачут. Нет, это какой-то враг народа – я про режиссера. Совсем не уважает ни традиции наши, ни обычаи, ни заслуженных артистов.

Спикер:

- Каке, а вы почему молчите? Может, хотите что-нибудь добавить?

Читайте также
Ермек Турсунов: Бесы мрака

Каке (театральный актер, лауреат межпланетной премии):

- Да-а-а, уж (вздыхает). Чего тут добавишь? Вот смотрю я на наше кино и думаю: неужели нельзя показывать что-нибудь хорошее? Приятное и волнительное, чтобы воспитывать нашу молодежь в духе…э-э-э…в духе патриотизма и любви к Родине. Вон сколько у нас свершений! Сколько побед! Наши деды такую огромную территорию от врагов защитили и нам передали. И что? Где все это? Почему не находит своего отражения в кино? Неужели только мы должны этим заниматься? Где наша смена? Где режиссеры, которые продолжат славные традиции Шакена АЙМАНОВА, Абдоллы КАРСАКБАЕВА, Мухтара  АУЭЗОВА, Каныша САТПАЕВА, и Бауржана МОМЫШ-УЛЫ?

Коке (директор театра, писатель, лауреат межгалактической премии):

- Вот именно! Где Кабанбай-батыр? Где Богенбай? Срым? Аблай-хан? Где они все?! Почему нет о них достойных фильмов? Вон, Голливуд каждый год снимает про великих полководцев! «Гладиатор», «Троя», «Александр», «Спартак»…

Жаке:

- Наши тоже сняли. «Кочевник»…твою мать. Там есть Аблай-хан. Честно говоря, получилось не очень. Он там целуется со своей женой! Сидит там на утесе и целуется, совсем как американский ковбой. Ужас просто...

Коке:

- Да. Это, конечно, чересчур. Такое нельзя позволять. Максимум, что мы могли себе раньше позволить – это нюхать. Или трогать волосы. Даже был такой обычай – троганье волос невесты. Помните?

Голоса:

- Да-да.

- Конечно.

- Точно. Как не помнить?

- Так и было.

- Прекрасный обычай.

Жаке:

- Вы про ковбойцев мало знаете! Вы видели фильм «Горбатая гора»? Вот там вот жизнь настоящих ковбойцев и показана.

Голоса:

- А про что фильм, Жаке?

- Что там такого?

- Дерутся, стреляются?

- Индейцев убивают, наверно?

Жаке:

- Вы посмотрите, посмотрите. И убедитесь. Мне просто стыдно пересказывать. Да и вообще, зачем позвали американцев снимать нам нашу историю? У нас что, своих режиссеров не хватает?

Коке:

- У нас не только своих режиссеров, у нас даже своих актеров не хватает. Вон, какой-то киргиз играет Мустафу ШОКАЯ. Неужели нельзя было найти своего казаха?

Жаке:

- И не говори. Причем тут киргизы? Даже усы нормальные Мустафе не смогли правильно приделать.

Спикер:

- А какие у него были усы, Жаке?

Жаке:

- Они были другие. Тонкие. А у этого – густые. Торчат, как сталинская вехотка. Еще бы сделали, как у ГИТЛЕРА. Посмотрите на старые фотографии. Вон, русские сняли хорошие фильмы про своих царей и адмиралов! Все похожи на своих исторических прототипов, как две капли воды. А почему мы не можем? У нас же их намного больше было – великих полководцев, политиков и ученых. Вон, съездите в Туркестан и посмотрите. Темы валяются у нас под ногами, а мы их не видим. Или не хотим видеть.

Читайте также
Ермек Турсунов: Игры разума

Маке (подхватывает):

- Да вон, хотя бы, почему не экранизировать произведения классиков литературы? Я вон сам, например, недавно интересную пьесу написал про сталеваров Темиртау. Все областные театры ставят. Готовая вещь. Бери и снимай. Нет, нам надо с ног на голову стать, тогда, может, и обратят внимание. Как говорится, хочешь прославиться – подожги землю.

Саке:

- Точно! Я так понимаю, что лавры спилбергов и тарантинов не дают спать нашим режиссерам. Им нужно показать своих уродами и дикарями, тогда другие обратят внимание. Там ведь они любят, чтобы у нас все выглядело плохо, что б мы тут все в навозе копались. Чем уродливее у нас, тем для них и привлекательнее. Поэтому и дают призы за всякое дерьмо. А наши и покупаются. И лепят всякую чернуху. Надо вообще наказывать за такие вещи.

Секретарь:

- Слово «дерьмо» писать?

Спикер:

- Замени, дорогуша, на э-э-э… «некачественный кинопродукт».

Секретарь:

- А «озабоченная кошка» как заменить?

Спикер:

- Напиши…ммм… «аморальное разложение».

Каке:

- И вообще, там столько ошибок! Столько неточностей! Все – неправда!

Спикер:

- Что именно, уважаемый Каке?

Каке:

- Наша келин так себя не ведет. Это раз. Потом – наши предки не держали яков. Это киргизы такими вещами занимались. Это – их скот. Мы всю жизнь занимались лошадьми и баранами. В-третьих, эта несчастная женщина в этом фильме неправильно ведет себя в постели.

-Спикер (с неподдельным интересом):

- Так-так-так. Любопытное замечание. Как это – неправильно? Что вы имеете в виду, уважаемый Каке?

Каке:

- Ну она это…Немножко врет…Лживо…Короче, она стонет…э-э-э… слегка…э-э-э… не так, черт побери?

Голоса:

- Ну-ну-ну?

- Говори-говори.

- Интересно.

- Что она там не так делает?

Каке:

- Ну вот скажем, если я правильно понял, в этом фильме речь идет о незапамятных временах? Так?

Спикер:

- Да. Совершенно верно, Каке. Это – второй век нашей эры.

Каке:

- Ну и вот! Вы только посмотрите, что она вытворяет! Она там такое вытворяет! Да и кто так стонет? Кто так стонет, я вас спрашиваю?! (Обводит гневным взглядом всех присутствующих. Все смотрят на него неотрывно, с неподдельным интересом). Таким стоном стонет только современная женщина. А в те времена, я уверен, женщины стонали не так.

Спикер:

- Ну, ни фига себе! Вот это наблюдение, Каке. А как они стонали в те времена?

Каке:

- Они стонали по-другому.

Жаке:

- Эээ, Каке, откуда ты знаешь? Ты что, слышал, как стонали женщины во втором веке?

Коке:

- Он мог слышать. Он давно живет. Так ведь, Каке? Ты ведь слышал? (весело подмигивает).

Голоса:

- Да-а-а.

- Точно!

- Он мог.

- Он наверняка слышал.

- Да многие тут слышали.

- Да-а уж, были денечки!

- Ой-й, и не говори. Ушло-прошло. А ведь славные были времена…

Каке:

- Так что в этом я вижу еще одну историческую недостоверность. Подлог.

Читайте также
Ермек Турсунов: Менделеев – мой, а Ленин – Михалыча

Спикер:

- М-да. Отлично! Ну, что ж, какие будут предложения?

Маке:

- Надо запретить эту картину. Нельзя ее показывать народу.

Жаке:

- Да. Хорошо, что мы успели ее посмотреть. Надо ее демонтировать и положить на полку. А еще лучше – смыть пленку. А то мало ли что…

Спикер надувает щеки и с шумом выдыхает. Обращается к секретарю.

Спикер:

- Открой-ка, дорогуша, окошечко, а то что-то тут душновато стало.

Секретарь послушно раскрывает окно. В комнату врывается весенняя свежесть.

Спикер:

- Ну что ж. Пойдем дальше. Кто еще хочет высказаться?

Молодой кинематографист (с бородкой):

- А я вот еще хотел спросить у автора. Можно?

Спикер:

- Да, конечно. Пожалуйста.

Молодой кинематографист:

- А вот у вас (смотрит на режиссера), вот у вас у самого дети есть?

Режиссер:

- Есть.

Молодой кинематографист:

- А дочь есть?

Режиссер:

- Есть.

Молодой кинематографист:

- А вот вы хотели бы, чтобы вашу дочь вот так?

Режиссер:

- Как?

Молодой кинематографист:

- Ну вот, чтобы ее вот так вот продали за деньги, а потом кто-то ее увез с собой в неизвестном направлении и по дороге изнасиловал в бараке, а потом его бы убили, а потом она бы вышла замуж за брата убитого, а потом стала бы изменять законному мужу с первым встречным…Короче, вы бы хотели, чтобы ваша дочь превратилась в дешевую подстилку дикарей?

Секретарь (задумчиво):

- М-м-м... «Дешевую подстилку»…Так и писать?

Спикер:

- Нет, дорогуша, напиши…э-э-э… «переходящий приз».

Молодой кинематографист:

- Молчите? И правильно делаете, что молчите. Никто не хочет своим детям такой судьбы. Упаси Аллах. А вы своими такими фильмами пропагандируете безнравственность и разлагаете нашу молодежь изнутри аморально.

Жаке:

- Вот! Правильно говоришь, джигит. На западе так и могут подумать, что мы торгуем своими дочерьми и до сих пор ездим на ишаках. Вон Амре в 1936 году в Париже сыграл на старой домбре, так там до сих пор об этом концерте помнят. Свое надо двигать! Свое. Только тогда мы будем по-настоящему независимым государством со своим национальным искусством, как говорит наш Елбасы.

Спикер:

- Так. Ясно. Кто еще хочет высказаться? Какие будут предложения?

Саке (задумчиво):

- О Президенте надо снимать. Вот, что я вам скажу. О нашем своем Президенте.

Голоса:

- Ой!

- Ойбай!

- Точно!

- Верно!

- И как мы сразу не догадались?

- Это ведь такая ответственная тема!

- И благородная!

- Для молодежи. Как пример.

- Молодец, Саке! Вот голова!

Молодой кинематографист:

- Кстати – о голове. Я про Кенесары. Но для начала надо привезти на родину его голову. Где его голова? Никто до сих пор не знает, где голова Кенесары-хана.

Жаке:

- В Петербурге. Где же ей еще быть? В Кунсткамере.

Маке:

- Уже ездили. Русские не отдают. Сволочи.

Коке:

- Пока не вернут голову Кенесары, о каком кино можно говорить?

Каке:

- Точно. Я, например, до сих пор спокойно спать не могу.

Молодой кинематографист:

- Вот поэтому я и хочу снять фильм про Кенесары.

Жаке:

- Молодец, сынок, это очень правильное решение. Вот кому надо выделять государственные средства, а не на всякое сомнительное говно.

Секретарь:

- «Говно» - это то же, что и «некачественный кинопродукт»?

Спикер:

- Да, дорогуша. Молодец. Умница.

Читайте также
Ермек Турсунов. Арабский узел. Часть 2

Жаке:

- Кстати. А почему они молчат?

Спикер:

- Кто?

Жаке:

- Ну эти – дикари в «Келин». Молчат весь фильм. Ни одного слова. Только охи, да ахи. Я вначале подумал, что это семья немых.

Коке:

- Я тоже так подумал. Но их же там несколько семей. И все молчат. Не разговаривают.

Спикер:

- Ну, это такой художественный прием.

Коке:

- А?

Спикер:

- Я говорю, что мы так решили сэкономить на субтитрах и на озвучании.

Жаке:

- А-а-а…Ну, понятно тогда.

Кинокритик:

- А можно я скажу?

Спикер (заинтригованно):

- Да, конечно. Говорите. Мы вас слушаем.

Кинокритик:

- Вы знаете, а мне фильм понравился.

Все настораживаются. Затихают. В наступившей тишине раздается голос.

Жаке:

- И чем он тебе, айналайын, понравился? В каком месте?

Кинокритик:

- Я считаю, что это новое слово в нашем кино.

Маке:

- Это уж точно! Такого слова у нас еще не было!

Все смеются.

Кинокритик:

- Я разглядела в этом фильмы мотивы творческого поиска Сехея ИМАМУРЫ.

Саке:

- Кого-кого?

Коке:

- Что она говорит?

Спикер:

- Был такой японский режиссер.

Жаке:

- Э-э-э, қарағым, где Япония и где мы…

Критик:

- Понимаете, в картине «Келин» присутствует особый эстетический шарм. Фильм нужно рассматривать как образец чистого недогматического искусства. Я, к примеру, ясно вижу почти архитектурную синергетику в композиционном построении каждого кадра, обостренное внимание к экстрасенсорике...

Коке (шепотом):

- А? Что она говорит?

Жаке (также шепотом):

- Э-э-э…Зачем тебе? Умничает.

Коке:

- Слова какие-то, понимаешь…Как по книжке читает.

Кинокритик:

- Фильм «Келин» это гармоничный синтез видеоизображения, музыки, цитат, картин известных мастеров в рамках творческого замысла художника. В фильме заключены не только зашифрованные видеопослания, но и медитация! Я ощущаю вибрации, во мне возникает резонанс с чем-то высшим, и будто что-то нисходит на меня или входит…

Коке (шепотом):

- Ойбай? Чего? Что в нее входит?

Жаке:

- Э-э-э, Коке…Ты как маленький. Что в нее может путного войти? Ты посмотри на нее…

Коке:

- Ну, надо же! Смелая дамочка. Совсем стыд потеряла. На людях такое говорить…

Жаке:

- Конечно. Видно же. Вон как коротко постриглась. Под полубокс.

Жаке:

- Это да. Нормальная баба с такой головой по улице разгуливать не будет. Куда муж ее смотрит?

Кинокритик:

- Воистину, язык искусства не знает границ.

Замолкает. Пауза.

Первым прерывает ее Каке.

Каке:

- Совесть его не знает границ, дорогая. Ты сама-то замужем? Семья у тебя есть?

Спикер:

- Каке, ну зачем тут переходить на личности? Причем тут ее семья?

Коке:

- О чем она говорила, вообще? Кто мне объяснит? На каком языке она вообще говорила?

Кинокритик:

- Я вижу в картине гуманистический заряд тенгрианского мирочувствия.

Каке:

- Вот-вот. Какие-то странные обряды. Труп таскают туда-сюда. Чего они его таскают?

Жаке:

- Точно! Где это видано? У нас мертвецов так не таскали. Это на Тибете так делают, я по телевизору видел передачу. И голодным грифам отдают.

Маке:

- О, Аллах. Что ты говоришь – тело отдают птицам?

Жаке:

- Да. Падальщикам. И сидят, ждут, когда они его всего обглодают.

Читайте также
Ермек Турсунов: Как я стал первым казахским порнографом

Голоса:

- Құдай сақтасын!

- Масқара!

- Ужысс!

Саке:

- Это она правильно подметила. В картине есть шаманские пляски. Потом эта старуха рисует на трупе какие-то схемы. Короче, все они – огнепоклонники. Картина не просто плохая и безнравственная, она еще и вредная.

Спикер:

- В чем ее вредность?

Саке:

- В том, что она пропагандирует какую-то странную веру. А мы, слава богу, не идолопоклонники. Мы – мусульманская страна.

Спикер:

- Но у нас же остались, Саке, отдельные ритуалы. Культ предков, например.

Саке:

- Это все пережитки прошлого. Это все есть, я не отрицаю, но главная наша вера – ислам. Об этом и наш Елбасы говорил. Так ведь? Или здесь собрались немусульмане?

В кабинет заходит секретарша из приемной. Кладет перед спикером телеграмму.

Секретарша из приемной:

- Это из министерства. Курьер принес. Стоит там ждет. Вот здесь надо расписаться.

Спикер ставит подпись в журнале. Секретарша уходит. Спикер разворачивает телеграмму.

Спикер:

- Ну-ка, ну-ка, что тут у нас? О-о, как вовремя! Министр лично прислал. Мы ему на днях диск с фильмом высылали, чтобы он тоже посмотрел. Интересно его мнение.

Маке:

- Зачитайте.

Спикер:

- Конечно-конечно. Вот. Э-э-э…«Поздравляю прекрасным фильмом. Замечательная самобытная вещь. Передайте лично от меня благодарность создателям. Особенно – режиссеру. Крепко жму руку. Молодцы!»

В кабинете снова повисает тишина. Через некоторое время ее прерывает Жаке.

Жаке:

- А там больше ничего не написано?

Спикер переворачивает телеграмму, рассматривает ее с обеих сторон.

Спикер:

- Нет. Больше ничего.

Голоса:

- Вот, понимаешь…

- М-да.

- Интересное кино получается.

- Совсем интересное.

Спикер обращается к секретарю.

Спикер:

- Дорогуша, прикрой-ка окно, а то что-то сквозит.

Секретарша послушно закрывает окно.

Пауза затягивается.

Коке:

- А вы какой фильм министру отправляли? Может, он не тот фильм посмотрел?

Спикер:

- Тот.

Жаке:

- Подумаешь, министр – тоже человек. Может ошибаться.

Каке:

- Не-е-е. Касеке не ошибается. У него безошибочный вкус. И он его наверняка уже согласовал.

Саке:

- Это точно. Он понапрасну говорить не станет.

Спикер:

- Ну что ж. Давайте пойдем дальше. Какие будут мнения?

Долгая пауза. Первым начинает Каке.

Каке:

- Вообще-то, сам фильм снят очень профессионально. И природа какая красивая, посмотрите! Наши горы. Ели. Сосны. Да и вообще…

Жаке:

- А снег какой! Тут в городе такого снега больше нет. Сплошная грязь. Да и та не убирается. Не везет нам с акимами!

Коке:

- Это точно! Прям чувствуется свежесть. Кристально чистый воздух. Ажна пробирает. Мне прям холодно стало в зале.

Маке:

- И актеры, в целом, можно сказать, с задачей справились. По такому морозу голышом бегать. Попробуй, побегай. Это вам не в бассейне летом. В какой-нибудь там Турции. Так ведь? Все красивые, молодые. Откуда, кстати, этот охотник?

Спикер:

- Из астанинского театра!

Маке:

- О-о! Сразу видно. Очень убедительный образ создал. Молодец.

Жаке:

- И бабка неплохая.

Коке:

- Ой, не говорите. Настоящая ведьма. Мыстан-кемпір. Такую ночью в подъезде встретишь, на всю жизнь заикой останешься.

Спикер:

- Она, между прочим, в ауэзовском театре дальше массовки не проходила.

Жаке:

- Скажите, пожалуйста! Вот, понимаешь, кого в запасе держали, а! Надо же, какая несправедливость! Таким актрисам надо только главные роли давать!

Спикер:

- Ну, так, как мы поступим?

Все снова замолкают. Задумываются. Морщат лбы.

Маке:

- Пусть режиссер заново посмотрит свою картину и внесет отдельные поправки. Ну, там, скажем, есть кое-где затянутости. Излишняя, скажем так, откровенность. Надо бы слегка эти дела прибрать. А так – неплохая картина. Местами.

Жаке:

- Да. Мы ж понимаем, мы же тоже. И ездили, и видели. Вон, президент поставил задачу войти в тридцатку самых продвинутых стран. Это и культуры касается, так ведь?

Коке:

- Вот именно. Поэтому пусть не думают, что мы не читали там ихнего Фрейда. Читали мы и Мопассана и прекрасно все знаем. В конце-концов, казахи тоже не с неба свалились. Нас тоже наши родители не пальцем делали.

Общий смех.

Саке:

- Все это конечно так. Но все же надо как-то смягчить картину. Мы же не говорим, что она совсем кошмарно-ужасная. Есть кое-какие излишества. Тут Маке прав. Их надо аккуратненько так преподнести. А так, действительно, необычная оригинальная работа. Неожиданная, скажем так. Кувалдой по лбу.

Каке:

- Да уж. Для нашего восприятия она, наверно, слишком авангардная. Но эксперименты в искусстве надо приветствовать. На то она и молодежь: дерзить и обновлять. Так ведь?

Читайте также
Ермек Турсунов: Для съёмок нужен был кабан

Жаке:

- Да. Очень дерзкая картина. Ломает все стереотипы.

Спикер:

- Ну, так какие будут предложения?

Маке:

- Есть предложение пообедать. А то я лично не успел позавтракать.

Жаке:

- Точно! Ой молодец, Маке. Давайте пообедаем, а потом примем решение.

Спикер:

- Ну хорошо. Заодно и передохнем. А-то засиделись. Пойдемте, продышимся. Разомнемся.

Все шумно встают со своих мест, двигают стулья и не спеша покидают кабинет. Секретарь закрывает окно.

(Конец первого акта. Обед.)

Продолжение читайте в следующую субботу.

Регистрация для комментариев



Вам отправлен СМС код для подтверждения регистрации.





президент Казахстана
- Моя цель - дать больше свободы моему народу, укрепить демократию и верховенство закона. Меня как президента не интересуют никакие привилегии и льготы. Я не приемлю этого.
Судебная система продолжает защищать интересы ростовщиков
Городской суд Алматы задним числом отменил решение против кредитора, выдавшего заём под 11 907 процентов годовых
Как $100 млрд, выведенных за рубеж, за неделю сократились в 100 раз
Правительству бутылку "Боржоми" надо было открывать раньше
Средняя зарплата сотрудников Центра Назарбаева приближается к полутора миллионам тенге в месяц
За укрепление межконфессионального и межцивилизационного диалога в Казахстане платят больше, чем министрам и депутатам
Хозяев "Алтын Орды" заставили доплатить в бюджет полтора миллиарда тенге
В первом квартале этого года владельцы рынка заплатили налогов в пять раз больше, чем за семь лет
План Б: "КазМунайГаз" готовится к антироссийским санкциям
Компания инициировала внесение во все соглашения с российскими партнёрами так называемых "санкционных оговорок"
Первые люди в долине Или: ниже Капчагая обнаружены каменные орудия, сопоставимые с древнейшими артефактами Земли!
Живописный Казахстан: взгляд Андрея Михайлова
В ожидании нефтяного дождя
JP Morgan: Brent может подорожать до $125 за баррель в 2022 году и до $150 за баррель в 2023 году
Алихан Букейханов: взгляд из России
О новой книге российского историка Виктора Козодоя "Алихан Букейханов: человек-эпоха"
За базар кто ответит?
У здания есть концепция, которую задолго до нас продумывали умные и талантливые люди и которую сейчас и не разглядеть
Траектории казахстанского пути. Часть 2: Декларативная демократизация
Подмена реформ декларациями приведёт к тому, что страна потеряет свой очередной шанс на увеличение потенциала развития
О медицинской философии
Почему врачи не лечат своих близких и родственников
Есть ли у Победы цена
Готовы ли будут США продолжать и дальше наращивать многомиллиардные финансовые вливания в Украину
В павлодарской полиции снова голый тыл
В Павлодаре младший лейтенант полиции подшофе катала начальника управления тылового обеспечения на его машине и сбила мальчика
Почему стать почётным гражданином Шымкента не так престижно, как почётным гражданином Алматы
Одним вручают латунные знаки отличия, а другим - серебряные с позолотой и фианитами
Полицейская, которая расследовала январские события, попала в следственный изолятор
Она обещала "отмазать" актюбинку от суда, но не сделала этого
О запрете на экспорт, ручном управлении экономикой и индонезийском пальмовом масле
Все разумные решения принимаются по-разному, но глупые - одинаково
О биографиях казахстанских "молодых политиков"
Незатейливая политтехнология, из разряда "простота хуже воровства"
Санкции против России: три проблемы для Казахстана
Для гармоничного и эффективного развития нам ни в коем случае не нужно обособляться от всего мира
Однофамилец
Всевышний умеет шутить, посмеиваясь над нашими планами и так называемыми экспертами
На рынке арендного жилья Алматы происходит настоящая катастрофа
Казахстанцы без своего жилья будут копить на него ещё очень и очень долго
Мы прошли климатическую точку невозврата
Настоящая катастрофа начнётся, когда растают ледники
Красная линия как казахская национальная идея
- Спасибо, Марат. Вы очень здорово сформировали и высказали свою боль и мою тоже. Если бы эти мысли дошли до каждого жителя нашей страны, наверное было бы легче жить. Я вот еще думаю, неужели нашему ЕЛЬБАСЫ дожив до старости, не стыдно читать щитки-лозунги "шал кет"?
Откуда у Жакипа Асанова синдром Елбасы
- Уважаю людей которые идут против системы.в судах идёт беспредел и неужели,если просто по человечески судья решил принять сторону обвиняемого,то её просто надо уничтожить? А Асанову надо лучше посмотреть с кем он работает.Я думаю правда восторжествует
Обращение Тимура Кулибаева
- Спасибо за работу.Вы действительно помогли услышать нас предпринимателей на верху. СПАСИБО
Руководитель отдела строительства города Абая обвинил журналиста Ratel.kz в клевете
- Уважение за проделанный огромный объем работы при расследовании. Очень хлесткий, конкретный цикл статей "Из жизни отечественных нечестных чиновников"
15 мешков с мясом сайги изъяли у астанчанина
- А кто что предполагает крышёванный браконьер или нет? 15мешков мяса сайги это минниум 15 голов краснокнижных,один столько не набьёт. Скорее всего организованная поставка дичи,в ресторан,кафе с экзотическими блюдами в расчёте на репектабельного клиента,значит цена мясу будет такой же как подать блюдо из варана завезенного из Камеруна. Да нравы вседозволенности перехолят все границы,ожиревшие НурСултановцы не начнут ли поедать младенцев,при таких зряплатах чиновников возможен даже каннибализм.
Как "пилят" Нацфонд: кто заработал на жилье для многодетных семей в Абае. Часть 4
- Здравствуйте мне хотелось узнать почему в этих домах выдаються квартиры очередникам, многодетным семьям, малаимущим как арендное жилье без права приватизации получаеться нас в любой удобный для них момент могут выгнать на улицу? Мы стоим на очереди как многодетные и нам звонят с Акимата чтоб мы привезли документы на квартиру в 12доме мы хотим откозаться и мы автомотически слетим с очереди
Пострадавшей в ДТП павлодарке выкроили и сшили новый глаз
- Спасибо огромное завотделением Касымхану Тлеубаеву,всему коллективу офтальмологического отделения Павлодарской больницы. Крепкого вам всем здоровья и успехов во всем. Поздравляю счастливую пациентку. Я из города Актобе. Не видит правый глаз,влажная макулодистрофия, в левом глазу сухая макулодистрофия. Врачи глазной клиники ничем помочь не могут. Молю Аллаха сохранить зрение одного глаза и радуюсь за каждого кому вернули зрение. Всех вам благ.