Все будет как всегда. Но может быть и хуже

2673 просмотров
0
Анна КАЛАШНИКОВА
Вторник, 19 Сен 2017, 09:00

Поправки в Закон о СМИ – удавка на шее журналистов

Читайте также
Тамара Калеева: Это гибель казахстанской журналистики

Депутаты мажилиса рассматривают проект поправок в закон, регулирующий деятельность средств массовой информации. Напомним, что поправки подверглись острой критике со стороны журналистского сообщества и экспертов.

Что же мы получим на выходе?

Президент международного фонда защиты свободы слова «Әділ сөз»Тамара КАЛЕЕВА (на снимке) настроена пессимистически.

Нас уже не слышат

- Тамара Мисхадовна, новые поправки в Закон «О СМИ» дошли до парламента. Может, депутаты возмутятся и завернут их?

- Конечно, хочется надеяться на лучшее, но боюсь, что будет как всегда. Проект, который попал в парламент, косный, нелепый. Журналисты, которые удосужились прочитать текст, взвыли, увидев, что чиновники собираются взять себе полмесяца на то, чтобы дать ответ на элементарный запрос редакции. Но эта дикость, думаю, вставлена в проект намеренно, чтобы оппоненты сосредоточились именно на ней.

Депутаты «по просьбе трудящихся» ее потом отменят, и общественность порадуется: хоть маленькая, но победа. А более серьезные вещи – останутся... Именно, по крайне мере, так и было до сих пор. Исключение - очередная попытка декриминализировать клевету, когда мы с треском проиграли по всем статьям.

Наши чиновники до сих пор на голубом глазу объясняют солидным международным организациям типа Комитета по правам человека ООН, почему за клевету у нас сажают: якобы достоинство граждан  превыше всего. Думаю, что никто из серьезных международных экспертов этому не верит. А мы делаем вид, что верим, пытаемся вразумить чиновников, что, дескать, должен быть баланс прав, что есть интересы общества, но нас уже не слышат.

Вообще среди чиновников, от рядовых клерков до генералов в штатском, я до сих пор не встречала людей, которые воспринимают журналистику как важнейший институт свободного и демократического общества. И действительно: если у нас такой «самостоятельно» мыслящий парламент, если у нас такой суд, то зачем нам по-настоящему свободная пресса, зачем нам свобода слова?...

Читайте также
Путь Абаева

У меня уже определенная классификация сложилась. Если большой чиновник важно вопрошает: «Вы считаете, что свобода слова должна быть абсолютной?»,- значит, из категории дубов. Об ответственности любят рассуждать «укушенные».

- Кем укушенные?

-  Журналистами, кем же еще? Каждый чиновник ранга выше среднего с удовольствием пересказывает историю, как пресса приписала ему, безвинному, чужие грехи, сунула нос в заповедные уголки родного ведомства, исказила отчество или, тем паче, должность.

 Внизу - рать безымянных исполнителей, на скромной зарплате, перегруженных работой, мечтающих о хорошей карьере. Они и поправляют законы, заглядывая не в международные стандарты, а в глаза больших начальников. А у больших начальников бизнес, родня, хобби, так что главное – чтобы ни один борзописец не смог заглянуть в его закрома.

- Не любите вы чиновников.

- Это взаимно. Они тоже не любят журналистов. Раньше хоть скрывали это.

Вопреки президенту

- Нашему закону скоро 20 лет, в его 26 статей внесено около сотни поправок. Может, он все-таки стал лучше?

- Три «ха-ха», как говорили в дни моей молодости. По-прежнему прописано, что запрещается использовать СМИ для совершения уголовных и административных преступлений, - словно для преступлений разрешено использовать хоть что-то. У нас по-прежнему СМИ – это любая форма распространения массовой информации. Сюда можно втиснуть и меню ресторанов, и объявления в магазинах, и афиши кинотеатров - разве нет? Законодатели втиснули в это определение только интернет-ресурсы. Позже обнаружилось, что хватили лишку. Министерство информации отдельным письмом разъяснило, что не все интернет-ресурсы влились в море масс-медиа, а только те, которые захотели этого. Многие ли захотели? Неизвестно, ведь реестр СМИ широкой публике так и не показывают. Думаю, что не много, да и те получили почетный статус, нарушив закон. Без нарушений не получится, ведь, все по тому же закону, нужно указывать периодичность выпуска и территорию распространения, а как локализовать территорию априори безграничного интернета?

Но наши чиновники и законодатели нелепостей и архаизмов документа не замечают, у них другие заботы. И в результате мы получаем нынешний проект поправок в закон о СМИ.

Читайте также
Свобода слова особого режима

Разработчики проекта делят всю информацию на «официальную» и «остальную», то есть второсортную.  «Остальная» - это как раз то, чем мы живем: разбитые дороги, коммунальные неурядицы, высокие цены, низкие пенсии и прочая «бытовуха». Вот эту информацию чиновники хотят выдавать журналистам за 15 дней. Берут, так сказать, двухнедельный карт-бланш на раздумья, что дать и как подать.

А ведь все исследования показывают, что казахстанцы мало доверяют отечественным СМИ. Кто-нибудь из авторов этой поправки задумывался, куда кинутся граждане за свежими новостями, когда «прокисшая» информация станет нормой? В Facebook, другие социальные сети, в зарубежные СМИ?

Пойдем дальше. Казахстан по уровню коррупции в прошлом году занял 131-е место - всего 176. Президент говорит, что СМИ должны активно бороться с этим злом, но журналистам вменяют в обязанность брать разрешение на публикацию сведений о личной и семейной тайнах. Понятно, что хотят уберечь не личные тайны сантехника дяди Васи - никому, кроме его домочадцев, не интересно, пьет он легальную «бормотуху» или подручный суррогат.

А вот когда честный чиновник любит и коллекционирует, скажем, бриллианты, вряд ли он разрешит публикацию этой детали его личной жизни, хотя ею заинтересовались бы многие. Я уж не говорю о том, что в законодательстве отсутствуют точные формулировки, что такое тайна личной жизни и семейной жизни. Тут вообще большой простор для оригинальных судебных процессов. Бывшая жена – правомочный обладатель семейной тайны о нажитом имуществе или нет? А теща, невзлюбившая зятя?

Читайте также
Тамара Калеева: Наш закон о СМИ напоминает Франкенштейна

То есть журналисты должны спрашивать разрешения на публикацию о коррупции у самих коррупционеров. В таких условиях самому знаменитому казахстанскому журналисту-расследователю, вашему Геннадию БЕНДИЦКОМУ, придется менять профессию, например, переквалифицироваться в управдомы.

Наверняка из самых гуманных побуждений в законопроекте расширено право на ответ, только вот расширено оно до полного абсурда. Предлагается публиковать ответ в течение пяти дней после получения такого требования. Гражданский кодекс дает для опровержения месячный срок, а наш профильный закон – меньше недели!

А требовать ответ можно, если в публикации распространены сведения, цитирую дословно, «ущемляющие права или законные интересы». Что такое «ущемляющие сведения»?

Опровергать предписано недостоверные порочащие сведения. А про ущемляющие факты никто ничего не знает, такого термина в законодательстве нет. Значит, впереди опять полный судебный произвол. То, что Ratel.kz проиграл в суде абсолютно выигрышное дело Зейнулле КАКИМЖАНОВУ – это пока еще только цветочки. Ягодки будут потом.

Дальше в лес – больше дров: впервые в законопроект вводится понятие пропаганды. Процитирую, запомнить это невозможно: «под пропагандой понимается распространение в средствах массовой информации взглядов, фактов, аргументов и иной информации, в том числе намеренно искаженной, для формирования положительного общественного мнения о запрещенной настоящим Законом информации и (или) побуждения к совершению противоправного действия и (или) бездействия неограниченного круга лиц». Я напишу «виной всему обычное африканское разгильдяйство» и меня по этой формулировке обвинят в побуждении к расизму.

Читайте также
Неважно, какая длина у медийного поводка, если еще есть намордник

Цензура постфактум

- Вы не сгущаете краски?

- Мы же ведем мониторинг нарушений свободы слова и видим, как по доносам супербдительных граждан журналисты с трудом отбиваются от обвинений в разжигании, в неуважении к святыням и пр.  С новым дополнением в закон эта тенденция окрепнет. Думаю, что это вклад «идейных» людей.

А вот и маленький вклад маленьких чиновников: требование публиковать выходные данные только на последней странице издания. Над СМИ же куча надсмотрщиков. В советские времена их честно называли цензорами, теперь это «мониторы». Сидят при акиматах скромные служащие, листают газеты, пачкают ручки типографской краской: а где там выходные данные, на второй или предпоследней полосе, не завысила ли редакция тираж, правильно ни написала свой адрес. Муторное это дело, листать газеты.

Теперь будет проще: смотришь только последнюю страницу. Думаю, можно пойти и дальше, определить обязательные места для репортажей, для аналитики, для интервью, - «мониторы» ведь не только за выходными данными следят, вообще бдят, не нарушили ли журналюги законодательство. Предварительная цензура сменилась пост-цензурой.

В этой связи в новом законопроекте больше всего беспокоят новые полномочия нашего уполномоченного органа, то бишь министерства информации и коммуникаций. Ранее в законе были положения о территориальных подразделениях министерства, потом их исключили, а теперь снова восстанавливают и наделяют правами, которые сформулированы очень расплывчато. Что это за территориальные подразделения, полуанонимные структуры при акиматах, как прежде, или что-то более солидное? Сколько их, каков штат? Какие «иные полномочия», кроме госконтроля и мониторинга, они должны осуществлять?

Читайте также
Когда сбегут самураи

Насколько компетентные специалисты будут в них сидеть? Ничего неизвестно, сплошная terra incognita. Боюсь, что на крошечные зарплаты этих подразделений польстятся такие же невеликие профессионалы, и у нас снова начнется череда административных процессов, штрафов, приостановлений и закрытий СМИ по смешным и позорным поводам.

Смешного и позорного, смутного и опасного в законе и в новых поправках вообще предостаточно, перечислять не хочется. Но самое обидное, что журналисты в массе своей даже не заглядывали в новый законопроект. Привыкли к окрикам и пинкам, думают, что приспособятся к новым решеткам, надеются на личные контакты…

- Невзирая на такой пессимистический настрой, вам придется обсуждать эти поправки с чиновниками и депутатами…

- А что делать? Отстраниться и клеймить со стороны? Это тупиковый путь. Нет, будем снова убеждать, ссылаться на чужой опыт и собственную практику. И потом, чиновники вне служебных кабинетов вполне нормальные люди, точно так же, как все мы, ищут источники интересной информации и вообще все всё прекрасно понимают. Просто, похоже, у них задача такая – загнать СМИ под лавку.

Мы должны настаивать, что нужно принимать новый, принципиально новый закон. Не получится, будем работать по проекту поправок, чтобы исключить их или, по крайней мере, нейтрализовать. Не самый вдохновляющий вариант, но если им пренебречь, всё будет как всегда. Но может быть и хуже. И нам, журналистам, и обществу.

Фото: sputniknews.kz.

Регистрация для комментариев



Вам отправлен СМС код для подтверждения регистрации.




Загрузка...
Ratel Telegram Channel
президент Казахстана
- Есть люди, которые путают Гегеля с Бабелем, не имеют специального образования, но у них огромное количество бизнеса в одних руках.
Ratel Instagram
Откуда у Жакипа Асанова синдром Елбасы
Председатель Верховного суда хочет наказать за критику судью Светлану Жолманову
Почему в Казахстане надо жить долго
Благими намерениями у нас вымощена дорога в светлое будущее
"Самрук-Казына" как экономический Титаник Казахстана
Как реорганизовывали главный холдинг страны и чем это закончилось
Приют для жертв бытового насилия остался без государственной помощи
Общественники ищут поддержки от депутата Ирины Смирновой
Арабская нефть потеснит в Европе российскую и казахстанскую
Вполне возможно, что казахстанской нефти придётся искать новые рынки сбыта
1997 год: не сулящая удовольствия прогулка по ночной Алма-Ате, только что утратившей свой столичный статус
Фоторепортажи из прошлого от Андрея Михайлова
В ожидании нефтяного дождя
JP Morgan: Brent может подорожать до $125 за баррель в 2022 году и до $150 за баррель в 2023 году
Алихан Букейханов: взгляд из России
О новой книге российского историка Виктора Козодоя "Алихан Букейханов: человек-эпоха"
Алма-Ата и Алматы. Листая фотоальбомы
Семейный альбом алматинских художников Фёдоровых
Если Самрук не оторвать от казны, он опять восстанет из пепла
"Самрук-Казына" - странный кассовый центр: он привлекает финансы дороже, чем размещает
О том, почему мы бросаем медицину
Ты виноват везде. Иной раз ты работаешь не ради того, чтобы вылечить больного, а для того, чтобы не было жалоб
Олимпийские войны России и поддавки Запада
Что может стать гарантией для Украины от прямого боевого столкновения с вооружёнными силами России
Бакауов хороший сотрудник, муж, отец, сосед, но в УДО отказано
Булат Бакауов попросил дать возможность спокойно нянчить внуков и ездить в командировки на благо сельского хозяйства Казахстана
Защитники Боровикова не смогли доказать, что судья Шаяхметова заинтересована в исходе дела
Адвокаты подсудимого перешли на личности ради отвода председательствующего по делу
Актюбинские депутаты и журналисты угодили в адмприёмник
Еда из ресторана и камеры на каждом шагу – полицейские убеждали, что митинговавшие на "газовых митингах" отбывают наказание в отличных условиях
Куда надо послать народных экономистов
Как долго можно так уверенно и нагло нести людям чушь
Подберу музыку к тебе
После "январской трагедии" в ассоциативной памяти мелькнули архивные кадры Парижа, разрушенного Второй мировой войной
А поутру они проснулись
Два года два центра власти пытались играть в парные шахматы
Однофамилец
Всевышний умеет шутить, посмеиваясь над нашими планами и так называемыми экспертами
На рынке арендного жилья Алматы происходит настоящая катастрофа
Казахстанцы без своего жилья будут копить на него ещё очень и очень долго
Мы прошли климатическую точку невозврата
Настоящая катастрофа начнётся, когда растают ледники
Красная линия как казахская национальная идея
- Спасибо, Марат. Вы очень здорово сформировали и высказали свою боль и мою тоже. Если бы эти мысли дошли до каждого жителя нашей страны, наверное было бы легче жить. Я вот еще думаю, неужели нашему ЕЛЬБАСЫ дожив до старости, не стыдно читать щитки-лозунги "шал кет"?
Откуда у Жакипа Асанова синдром Елбасы
- Уважаю людей которые идут против системы.в судах идёт беспредел и неужели,если просто по человечески судья решил принять сторону обвиняемого,то её просто надо уничтожить? А Асанову надо лучше посмотреть с кем он работает.Я думаю правда восторжествует
Обращение Тимура Кулибаева
- Спасибо за работу.Вы действительно помогли услышать нас предпринимателей на верху. СПАСИБО
Руководитель отдела строительства города Абая обвинил журналиста Ratel.kz в клевете
- Уважение за проделанный огромный объем работы при расследовании. Очень хлесткий, конкретный цикл статей "Из жизни отечественных нечестных чиновников"
15 мешков с мясом сайги изъяли у астанчанина
- А кто что предполагает крышёванный браконьер или нет? 15мешков мяса сайги это минниум 15 голов краснокнижных,один столько не набьёт. Скорее всего организованная поставка дичи,в ресторан,кафе с экзотическими блюдами в расчёте на репектабельного клиента,значит цена мясу будет такой же как подать блюдо из варана завезенного из Камеруна. Да нравы вседозволенности перехолят все границы,ожиревшие НурСултановцы не начнут ли поедать младенцев,при таких зряплатах чиновников возможен даже каннибализм.
Как "пилят" Нацфонд: кто заработал на жилье для многодетных семей в Абае. Часть 4
- Здравствуйте мне хотелось узнать почему в этих домах выдаються квартиры очередникам, многодетным семьям, малаимущим как арендное жилье без права приватизации получаеться нас в любой удобный для них момент могут выгнать на улицу? Мы стоим на очереди как многодетные и нам звонят с Акимата чтоб мы привезли документы на квартиру в 12доме мы хотим откозаться и мы автомотически слетим с очереди
Пострадавшей в ДТП павлодарке выкроили и сшили новый глаз
- Спасибо огромное завотделением Касымхану Тлеубаеву,всему коллективу офтальмологического отделения Павлодарской больницы. Крепкого вам всем здоровья и успехов во всем. Поздравляю счастливую пациентку. Я из города Актобе. Не видит правый глаз,влажная макулодистрофия, в левом глазу сухая макулодистрофия. Врачи глазной клиники ничем помочь не могут. Молю Аллаха сохранить зрение одного глаза и радуюсь за каждого кому вернули зрение. Всех вам благ.