Чёрная дыра казахстанской Фемиды

5819 просмотров
0
Евгений ЖОВТИС
Среда, 15 Фев 2017, 10:00

Превращение нашей Фемиды в «чёрную дыру» означает то, что радиус гласности будет существовать в границах представлений судей об общественном контроле

На снимке: Евгений Жовтис.

* Как это было во Франции

* А что делали секьюрити

* Ноутбук и диктофон не угроза

* А что нам наши международные обязательства?

* Расширительное толкование

Читайте также
Свобода слова как экстремизм

Как это было во Франции

Пару лет назад я поучаствовал в судебном заседании в одном из судов Франции. В связи с особой громкостью процесса там были приняты беспрецедентные меры безопасности. «Фигуранта» везли на машине с полицейским сопровождением, в том числе в воздухе барражировал полицейский вертолет, контролируя его доставку в суд.

На входе в здание стояли полностью экипированные французские спецназовцы. Внутри был большой круглый холл, где тоже стояли спецназовцы. Из него двери вели в разные залы судебных заседаний.  Для прохода в холл надо было пройти через рамку металлоискателя и поставить вещи (сумку и т. д.) на ленту транспортера для просвечивания.

А что делали секьюрити

Что примечательно, никто не спрашивал удостоверение личности или паспорт и никого не интересовали технические устройства вроде ноутбука, планшета или телефона.

То есть что делали спецназовцы и секьюрити? Они обеспечивали безопасность! Их не интересовало, что это за процесс, кого судят, за что, кто пришёл в суд: журналисты, наблюдатели, родственники, сочувствующие, любопытствующие граждане. Им важно было, чтобы никто не пронес огнестрельное оружие, взрывчатые вещества, колюще-режущие предметы и т. д. и не мог нанести физический вред участникам процесса и публике.

В зале впереди было возвышение, на котором находились судьи в мантиях (это был суд апелляционной инстанции), сбоку справа - прокурор (сторона обвинения), слева – подсудимый на обычной скамье со столом перед ним и с двумя спецназовцами в полной экипировке, стоящими по обе стороны скамьи. Никакой клетки, стеклянного «стакана», наручников и т. д. На первом из нескольких рядов кресел располагались адвокаты. Тоже в мантиях. Адвокаты периодически подходили к подсудимому, иногда садились рядом с ним, тихо переговаривались, консультировались. Это никак не напрягало спецназовцев, которые внимательно следили за залом. Потому что их это не касалось. Их задача – обеспечение безопасности!

Читайте также
Кто, кого, зачем и как слушает, следит и отключает

В ходе судебного заседания и адвокаты, и прокурор, и простая публика, и присутствовавшие журналисты активно пользовались компьютерами. Дверь в зал была сзади рядов кресел, и в неё в ходе заседания тихо входили и выходили просто интересующиеся граждане или участники процесса, которым понадобилось выйти в туалет. После обеда даже пришла группа школьников или студентов-младшекурсников, которую преподаватель привёл в суд на экскурсию.

За порядком следила пара приставов, которых интересовало только, чтобы публика не шумела. Подчеркну, это в процессе, где были приняты специальные меры безопасности!

То есть главной целью государства в этом случае являлось обеспечение безопасности и порядка, с одной стороны, и гласности судебного разбирательства и обеспечения общественного контроля за правосудием – с другой.

Естественно, что теперь надо перейти к сравнению описанного с ситуацией в наших казахстанских судах.

Несмотря на все заявления наших высоких судебных чиновников и представителей органов внутренних дел о том, что всё ужесточающиеся меры по ограничению доступа граждан в здания судов направлены на обеспечение безопасности, нет никаких сомнений в том, что судебная система, прежде всего, борется с гласностью.

Ноутбук и диктофон не угроза

Потому что телефон, ноутбук и диктофон не относятся к огнестрельному оружию, взрывчатым веществам или колюще-режущим предметам. Это средства коммуникации, сбора и хранения информации. И «угрозу» они представляют только в смысле распространения информации.

Читайте также
Привет Мадонне от нашего Уголовного кодекса

Я уже как-то раньше писал, что логика во всём этом отсутствует напрочь. Если не запрещены ручка, карандаш, бумага, то, получается, вся эта борьба ведётся только с техникой. Информация, записанная на техническое устройство, почему-то кажется нашему судейскому корпусу более опасной, чем та, которая записана ручкой в блокноте.      

Или судьи рассуждают в категориях процессуальных? Будет аудиозапись - можно что-то доказать, а написанное ручкой – не доказательство. Это неважно, что полный зал свидетелей того, что происходит в судебном процессе и они это могут подтвердить. А важно, что нет независимой технической фиксации происходящего. Никто не может поставить под сомнение протокол судебного заседания, поведение судьи, прокурора, приставов и т. д. А люди с ручкой и бумагой не считаются. И здесь меня никак не устраивает ссылка на то, что в зале ведётся официальная аудио- и видеозапись. Сам я - наверное, по причине большого жизненного опыта - стремлюсь к практическому воплощению призыва: «Доверяй, но проверяй!», в смысле записывай.

Кстати, жаль, что возмущающиеся всем этим адвокаты как-то стали бороться главным образом за себя, а не за принцип гласности для всех.

Последние годы у меня не оставляют практически никаких сомнений, что именно по пути всё большего ограничения получения и распространения информации в ходе судебного процесса идёт и наше законодательство, и практика в этой области.

А что нам наши международные обязательства?

И Уголовно-процессуальный кодекс (УПК) и Гражданский процессуальный кодекс (ГПК) устанавливают принцип гласности как один из важнейших принципов обеспечения справедливого и беспристрастного правосудия. И исключения из этого принципа были определены, казалось бы, в исчерпывающем виде.

«Закрытое судебное разбирательство допускается по мотивированному постановлению суда по делам об уголовных правонарушениях несовершеннолетних, по делам о половых преступлениях и другим делам в целях предотвращения разглашения сведений об интимных сторонах жизни участвующих в деле лиц, а также в случаях, когда этого требуют интересы безопасности потерпевшего, свидетеля или других участвующих в деле лиц, а также членов их семей или близких родственников. В закрытом судебном заседании рассматриваются также разрешаемые следственным судьёй жалобы на действия (бездействие) и решения органа, осуществляющего уголовное преследование».

Читайте также
Мифы и легенды древней прописки

Это в УПК 2014 года. А в принятый после него ГПК в 2015 году добавили ещё оснований для ограничения гласности - неприкосновенность частной жизни, сохранение личной, семейной, коммерческой или иной охраняемой законом тайны и вообще «иные обстоятельства, препятствующие открытому разбирательству».

И как-то наших законодателей особо не беспокоит, что подобные «безразмерные» основания для ограничения гласности не корреспондируют с Международным пактом о гражданских и политических правах, который вроде часть нашего национального права.

Судебная практика добавила к нормам закона своей специфики.

Сначала под видом того, что в делах по терроризму и экстремизму есть государственные секреты, стали делать закрытыми подавляющее большинство таких процессов. Причём для гарантий безгласности стали использовать то, что законодательство о госсекретах предусматривает закрытый характер информации о методах, средствах и тактике оперативно-розыскной деятельности. А у нас эта деятельность в той или иной форме ведётся по существу по всем уголовным делам. То есть по этой логике можно «закрывать» любой уголовный процесс.

Очевидно, что если государство заботится об обеспечении принципа гласности судебного процесса, оно ограничивает эту гласность в исключительных случаях и выборочно. Например, оглашаются показания или материалы, которые содержат госсекреты.

Читайте также
Иметь свое мнение судья запретил

Эта часть судебного разбирательства объявляется закрытой, а сам процесс в целом даёт всё-таки возможность обществу знать, что происходит за дверями судебного зала. А то сейчас почти все процессы по обвинению в терроризме и экстремизме проходят в закрытом режиме. И непонятно, кого, за что и на основании каких доказательств судят. Только и читаешь: там осудили группу экстремистов, тут осудили группу террористов, а кто эти люди, что они готовили, к чему надо готовиться обществу, чего опасаться - неизвестно.

Дошло до того, что в УПК записали, что по результатам закрытых процессов судья оглашает только вводную и резолютивную часть решения, а в ГПК пошли ещё дальше и накрыли остатки гласности  чёрной шляпой: «В закрытом судебном заседании в соответствии с законом осуществляются рассмотрение и разрешение дел, включая оглашение решения, содержащих сведения, являющиеся государственными секретами».

Причём это находится в прямом противоречии с ратифицированным Республикой Казахстан и имеющим приоритет по отношению к нашему УПК Международным пактом о гражданских и политических правах, в статье 14 которого недвусмысленно провозглашается: «любое судебное постановление по уголовному или гражданскому делу должно быть публичным, за исключением тех случаев, когда интересы несовершеннолетних требуют другого или когда дело касается матримониальных споров или опеки над детьми». То есть только защита прав детей может быть основанием для непубличного оглашения судебного решения.

Ну да ладно, что нам там наши международные обязательства…

Расширительное толкование

Потом началось расширительное толкование понятия «частная жизнь». Суды под видом защиты частной жизни стали не только запрещать разглашение интимных сторон жизни, а вообще разглашение персональных данных. То есть теперь при желании можно закрыть все процессы, и о коррупции, и о любом преступлении, и о любом хозяйственном споре, потому что везде в той или иной степени присутствуют сведения о частной жизни или персональные данные. Нашли в сейфе в служебном кабинете взятку - можно обнародовать информацию. Нашли взятку, спрятанную в бачке унитаза в домашнем туалете, - частная жизнь, а может быть, и коммерческая тайна.

Читайте также
Зуб даю – запрещённой деятельностью не занимался

И в довершение всего этого судьи «наезжают» на журналистов, адвокатов и правозащитников, которые выражают своё мнение о судебном процессе, пытаясь их обвинить в давлении на суд. Хотя, конечно же, это не давление, это общественный контроль и выражение своего мнения. И о суде, и о премьер-министре, и о депутате парламента.

Если этого не делать, гласность бессмысленна.

А происходящее будет всё больше делать из нашего суда чёрную дыру.

Кто не так хорошо знаком с астрофизикой и космологией, напомню, что «чёрная дыра» - область пространства-времени, гравитационное притяжение которой настолько велико, что покинут её не могут даже объекты, движущиеся со скоростью света, в том числе и кванты самого света. А граница этой области называется горизонтом событий и характерный размер – гравитационным радиусом.

Так что медленное превращение нашей Фемиды в «чёрную дыру» будет означать то, что кванты света (в смысле информация) не смогут покинуть «горизонты события» (в смысле границы здания суда) и «гравитационный радиус» гласности будет существовать в основном в тех же физических границах представлений судей об общественном контроле за отправлением осуществляемого ими правосудия.

Фото: dw.com.

Регистрация для комментариев



Вам отправлен СМС код для подтверждения регистрации.





президент Казахстана
- Моя цель - дать больше свободы моему народу, укрепить демократию и верховенство закона. Меня как президента не интересуют никакие привилегии и льготы. Я не приемлю этого.
Судебная система продолжает защищать интересы ростовщиков
Городской суд Алматы задним числом отменил решение против кредитора, выдавшего заём под 11 907 процентов годовых
Как $100 млрд, выведенных за рубеж, за неделю сократились в 100 раз
Правительству бутылку "Боржоми" надо было открывать раньше
Средняя зарплата сотрудников Центра Назарбаева приближается к полутора миллионам тенге в месяц
За укрепление межконфессионального и межцивилизационного диалога в Казахстане платят больше, чем министрам и депутатам
Кто и почему пытается скрыть причины крушения Fokker-100 авиакомпании “Bek Air”
Министерство индустрии и инфраструктурного развития отказывается предоставлять оригинал Окончательного отчёта по расследованию авиакатастрофы
План Б: "КазМунайГаз" готовится к антироссийским санкциям
Компания инициировала внесение во все соглашения с российскими партнёрами так называемых "санкционных оговорок"
Первые люди в долине Или: ниже Капчагая обнаружены каменные орудия, сопоставимые с древнейшими артефактами Земли!
Живописный Казахстан: взгляд Андрея Михайлова
В ожидании нефтяного дождя
JP Morgan: Brent может подорожать до $125 за баррель в 2022 году и до $150 за баррель в 2023 году
Алихан Букейханов: взгляд из России
О новой книге российского историка Виктора Козодоя "Алихан Букейханов: человек-эпоха"
За базар кто ответит?
У здания есть концепция, которую задолго до нас продумывали умные и талантливые люди и которую сейчас и не разглядеть
Траектории казахстанского пути. Часть 2: Декларативная демократизация
Подмена реформ декларациями приведёт к тому, что страна потеряет свой очередной шанс на увеличение потенциала развития
О медицинской философии
Почему врачи не лечат своих близких и родственников
Как Дмитрий Рогозин помог Илону Маску
Теперь американский миллиардер может начать бить своих оппонентов их же оружием
В павлодарской полиции снова голый тыл
В Павлодаре младший лейтенант полиции подшофе катала начальника управления тылового обеспечения на его машине и сбила мальчика
Почему стать почётным гражданином Шымкента не так престижно, как почётным гражданином Алматы
Одним вручают латунные знаки отличия, а другим - серебряные с позолотой и фианитами
Актюбинца наказали за наглость
Водитель вместо номеров повесил на машину слово из трёх букв
О запрете на экспорт, ручном управлении экономикой и индонезийском пальмовом масле
Все разумные решения принимаются по-разному, но глупые - одинаково
О биографиях казахстанских "молодых политиков"
Незатейливая политтехнология, из разряда "простота хуже воровства"
Санкции против России: три проблемы для Казахстана
Для гармоничного и эффективного развития нам ни в коем случае не нужно обособляться от всего мира
Однофамилец
Всевышний умеет шутить, посмеиваясь над нашими планами и так называемыми экспертами
На рынке арендного жилья Алматы происходит настоящая катастрофа
Казахстанцы без своего жилья будут копить на него ещё очень и очень долго
Мы прошли климатическую точку невозврата
Настоящая катастрофа начнётся, когда растают ледники
Красная линия как казахская национальная идея
- Спасибо, Марат. Вы очень здорово сформировали и высказали свою боль и мою тоже. Если бы эти мысли дошли до каждого жителя нашей страны, наверное было бы легче жить. Я вот еще думаю, неужели нашему ЕЛЬБАСЫ дожив до старости, не стыдно читать щитки-лозунги "шал кет"?
Откуда у Жакипа Асанова синдром Елбасы
- Уважаю людей которые идут против системы.в судах идёт беспредел и неужели,если просто по человечески судья решил принять сторону обвиняемого,то её просто надо уничтожить? А Асанову надо лучше посмотреть с кем он работает.Я думаю правда восторжествует
Обращение Тимура Кулибаева
- Спасибо за работу.Вы действительно помогли услышать нас предпринимателей на верху. СПАСИБО
Руководитель отдела строительства города Абая обвинил журналиста Ratel.kz в клевете
- Уважение за проделанный огромный объем работы при расследовании. Очень хлесткий, конкретный цикл статей "Из жизни отечественных нечестных чиновников"
15 мешков с мясом сайги изъяли у астанчанина
- А кто что предполагает крышёванный браконьер или нет? 15мешков мяса сайги это минниум 15 голов краснокнижных,один столько не набьёт. Скорее всего организованная поставка дичи,в ресторан,кафе с экзотическими блюдами в расчёте на репектабельного клиента,значит цена мясу будет такой же как подать блюдо из варана завезенного из Камеруна. Да нравы вседозволенности перехолят все границы,ожиревшие НурСултановцы не начнут ли поедать младенцев,при таких зряплатах чиновников возможен даже каннибализм.
Как "пилят" Нацфонд: кто заработал на жилье для многодетных семей в Абае. Часть 4
- Здравствуйте мне хотелось узнать почему в этих домах выдаються квартиры очередникам, многодетным семьям, малаимущим как арендное жилье без права приватизации получаеться нас в любой удобный для них момент могут выгнать на улицу? Мы стоим на очереди как многодетные и нам звонят с Акимата чтоб мы привезли документы на квартиру в 12доме мы хотим откозаться и мы автомотически слетим с очереди
Пострадавшей в ДТП павлодарке выкроили и сшили новый глаз
- Спасибо огромное завотделением Касымхану Тлеубаеву,всему коллективу офтальмологического отделения Павлодарской больницы. Крепкого вам всем здоровья и успехов во всем. Поздравляю счастливую пациентку. Я из города Актобе. Не видит правый глаз,влажная макулодистрофия, в левом глазу сухая макулодистрофия. Врачи глазной клиники ничем помочь не могут. Молю Аллаха сохранить зрение одного глаза и радуюсь за каждого кому вернули зрение. Всех вам благ.