Ноэль Шаяхметов: Моя задача - сохранить память об Алма-Ате. Хотя бы в архивах

3488 просмотров
0
Эльвира САФИНА
Суббота, 17 Фев 2018, 16:00

Продюсер и радиоведущий о самодеятельности и понтах в казахстанском шоу-бизнесе, а также о том, почему проект «Алматинские истории» изменил его отношение к телевидению

Ноэль Шаяхметов - тот человек, которого сложно представить. В том смысле, что вот так в двух словах описать круг профессиональных интересов человека, который много чего умеет – задача не из простых. Продюсер на радио, радиоведущий, музыкант. А еще орнитолог и хоккеист. А с недавних пор еще и телеведущий. А вот как раз таки представить такого человека очень просто. Интеллигент, увлекательный рассказчик и человек, который занимается только тем, что его действительно увлекает. 

Читайте также
Зарина Дияс: Я рада, что вновь могу защищать цвета нашего флага

Торегали Тореали просто не в нашем формате

- «Рабочий» вопрос о скандале с Торегали ТОРЕАЛИ. Одна из радиостанций заявила о том, что снимает все песни этого исполнителя с эфира. Как вам такое?

- Наверное, с точки зрения коммерции есть смысл в таких вещах. Я в этом плане человек, у которого коммерческой жилки нет. Я, прежде всего, сторонник красивой мелодичной музыки. И неважно, что это за жанр и кто исполнитель. Думаю, что кто-то решил воспользоваться ситуацией, чтобы быстро набрать рейтинг. А если мы говорим про исполнителей в целом, то люди, достигшие высот и положения, не имеют право на такое поведение. Человек, добившийся признания и популярности, в политике или искусстве, он никогда бы не сделал это в одиночку. Ему обязательно кто-то помогал. И когда я слышу такие слова «Я всего добился сам», я знаю, что это неправда. Несколько лет назад ты, грубо говоря, был никем. Ты искал внимания у людей, готов был работать день и ночь, выступать бесплатно. И сколько раз такое происходило на моих глазах, когда человек добивается определенного статуса в шоу-бизнесе и быстро забывает, кем он был, и кто его поддержал. Начинает дорого себя продавать, и главное – пренебрежительно относиться к зрителю, к людям, за счет которых он, по сути, живет.

- Этого исполнителя нет в ротации вашего радио, поэтому для вас вопрос, снимать или не снимать его с эфира, не стоял?

- Да, вопрос не стоял. Этого исполнителя мы не ротируем. Это не наш формат. Я знаю, что многие исполнители не любят это слово, и я тоже его не приветствую. Но когда говорят: «Это классно!», «Именно это сейчас популярно», то мы, прежде всего, доверяем своим ушам, а не тому, кто что сказал. Главная задача радиостанции – формировать хороший вкус. Мы будем задавать моду на музыку. 

Деяностые годы. С певицей Жанной Исиной.

- Вообще, сама ситуация вас не удивила?

- Нет, не удивила. Мы же видим такое каждый день. Не все могут пройти испытания огнем, водой и медными трубами. Вернее, огнем и водой могут, а вот медными трубами – нет. Когда речь идет о популярности и славе, многие ломаются. Таких случаев очень много среди моих знакомых.

Читайте также
Детский психолог - за смертную казнь для педофилов

Сейчас выступают все, у кого есть возможность заплатить за концертный зал

- Вы как-то сказали, что 90% нашего шоу-бизнеса – это художественная самодеятельность. Это ведь получается, что у вас проблемы с локальным контентом?

- Может, 90% - это отсебятина, потому что никто не считал. Я так сказал, потому что был свидетелем того, как появлялись артисты и группы в 70-80-х годах. На моих глазах происходило становление групп «Арай» и «А’студио». Тогда чтобы стать народным или заслуженным артистом, нужно было всю страну объехать, получить признание у народа. Вы сейчас можете представить, чтобы известный артист выступал перед хлеборобами в поле, на грязном, пыльном грузовике? А артисты того времени все это прошли. В этом плане я всегда привожу пример Бибигуль ТУЛЕГЕНОВОЙ. Вот она - настоящая народная артистка! Когда ее на улице кто-то останавливает, она никогда не позволит себе носом поворотить. Она никогда не позволит себе пренебрежительно относиться к людям, которые остановили ее поблагодарить, что-то сказать. Она все выслушает, простоит, сколько нужно, а ей это нелегко – все-таки возраст. Да и человек она по-прежнему занятой. Я хорошо помню время, когда было объединение музыкальных ансамблей Алма-Аты. Была специальная комиссия, которая давала разрешение артистам, представьте себе, выступать в ресторанах. Может, это было и слишком, но говорит о том, что был отбор. Выступить на главной площадке страны во Дворце Ленина, ныне Дворце Республики, было заоблачной мечтой. Там могли выступать только народные и заслуженные артисты. А сейчас как – выступают все, у кого есть возможность купить концертный зал. Это люди, по сути, с никаким музыкальным образованием, и собирают они там свою родню.

На съемках программы с Алибеком Днишевым.

Но когда я говорю о художественной самодеятельности, то совсем не хочу никого унизить или обидеть. Это вообще нормальное понятие. Я сам всю жизнь играл в художественной самодеятельности. В школе, в армии, потом в театре. Я играл с ребятами, которые потом стали профессиональными музыкантами. Это и ребята из JSC, и Баглан САДВАКАСОВ. А я так и остался в художественной самодеятельности. Старое поколение артистов – вот они действительно народные, настоящие профессионалы.

Читайте также
Когда брат – это враг

- И все-таки как решаете проблему с контентом?

Проблемы нет. Появляется огромное количество музыкантов. Вот на днях наши казахскоязычные музыкальные ведущие принесли целую базу новой музыки. Я послушал, и, на мой взгляд, там очень много красивой и мелодичной музыки. Я даже не знаю, что это за музыканты, их имена мне ни о чем не говорят. Возможно, и музыкального образования у них нет.  Но музыка красивая, и она имеет право на жизнь в нашем эфире. На все создается мода, и на музыку тоже. Но мы стараемся не ориентироваться на то, что говорят в сетях. Ведь есть настолько раскрученные песни, без которых ни одна свадьба не проходит, но они такие примитивные! Я считаю, что у нас ей нет места.

Боимся, что просто не успеем рассказать о том или другом историческом объекте

- Расскажите, как в вашей жизни появился телевизионный проект «Алматинские истории»? Вы заскучали на радио? Все-таки принято считать, что его золотой век прошел…

- На радио я работаю уже 25 лет, с момента появления первых казахстанских радиостанций. Вообще, я с 14 лет слушал «Голос Америки». Тогда это было что-то! Совсем другая подача информации, иная точка зрения. И потом, радио мне казалось магией какой-то, радиоволны проделывали такой большой путь через океан. Как это возможно! Мне всегда было очень комфортно на радио, я люблю оперативность, когда все происходит очень динамично, быстро. Это на телевидении все очень долго: надо записывать проходки, перебивки, потом монтировать все это. С газетами еще сложнее – надо написать, потом сверстать и напечатать. И когда у меня появилась возможность попасть на радио, я все бросил и пошел туда работать. Но меня часто звали на телевидение. «Ты будешь хорошо смотреться в кадре» - говорили мне тогда. Предлагали придумать свою передачу, даже на позицию ведущего новостей звали. Но я отказывался. Многие этого не понимали: «Как же так? Это ведь совсем другие возможности открываются?». Ну вот не мое.

Радио я не изменял до того момента, пока генеральный продюсер телеканала «Алматы» не  предложила мне проект «Алматинские истории», режиссером которого является Марина СУЛТАНОВА. До этого там были другие ведущие, я с удовольствием смотрел эту передачу именно из-за кадров хроники старой Алма-Аты. Хотя были сомнения.

Читайте также
Во что была одета изнасилованная?

Я не телевизионщик, опыта у меня нет. Но когда мне сказали, что я могу делать передачу так, как хочу и как ее вижу, мне стало интересно. Я сразу вспомнил о своих друзьях - интересных и известных людях, чьи предки являются знаковыми фигурами для Казахстана. Это они строили Алма-Ату. Я подумал, а почему бы не рассказать об этих людях через их потомков? Одну из первых передач я посвятил театру оперы и балета. Я пригласил внука Толеу БАСЕНОВА, его дед был архитектором здания театра, племянника Динмухамеда КУНАЕВА Дияра, он же является и внуком Мухтара АУЭЗОВА. Ведь первой постановкой на сцене нового театра была опера «Абай». В передаче был и внук Ахмета ЖУБАНОВА, его дед написал музыку к опере. Мы получили много хороших отзывов о передаче. Потом был цикл передач о знаковых для Алматы зданиях, дворах.

- Откуда у вас такое трепетное отношение к Алматы? Ведь это алматинские истории с неалматинцем?

- Алматинцем я являюсь уже полвека, так что могу спокойно сказать, что я заслуженный алматинец. Я вырос в этих самых знаковых алматинских дворах. Ну вот так получилось, что наша семья жила в этом пресловутом золотом квадрате. И так получилось, что мои друзья детства – это потомки известных казахстанских политиков, деятелей искусств и науки. Я слышу такое, что мол, вы специально «дружили по фамилиям». Да ничего подобного. Твои друзья детства там, где ты живешь. «Алматинские истории» получили второе дыхание потому, что мы практически из первых уст узнаем, как создавался город. Герои программы открываются по-другому, они рассказывают мне о том, о чем ни в Википедии не прочитаешь, ни в их прошлых интервью не узнаешь. Мы друг друга знаем с детства, поэтому это совсем другой разговор – разговор друзей, откровенный и честный.

- Сегодня об Алматы говорят с интонациями ностальгии и даже негодования – исторические здания сносят, взамен стоят что-то уродское. Какое настроение у вашей передачи?

- Я честно скажу, что сегодня городом управляют молодые современные люди, которые знают, что делают. И говорю я это не потому, что знаю лично этих людей или хочу, чтобы они меня похвалили. Я надеюсь, что прошло время, когда у нас бездумно сносили дома в центре. Центр должен оставаться центром, его нельзя трогать. Есть старый и новый Баку, есть старый и новый Тбилиси. Все уже придумано до нас, не надо ничего нового изобретать. Просто цените то, что было сделано до вас. А многие дома в центре были построены японскими военнопленными. Качество этих домов - потрясающее. Мои родители жили в таком доме - это на пересечении бывших улиц Кирова и Фурманова. И нас почти принудительно выселили, сказали, что на это есть какая-то «очень важная государственная нужда». Собирались строить гостиницу, но из-за кризиса не построили – просто отреставрировали. А ведь в этом доме человек руки на себя наложил, так сильно не хотел съезжать. Потому что там была вся его жизнь. И таких трагедий было много.

На съемках программы с Алиби Мамбетовым.

В 50-х годах был грамотный генплан - здания строились так, чтобы была продуваемость города, нельзя было возводить высотки. Машин тогда было не так много, но власти города понимали, что город должен проветриваться. А сейчас что у нас с городом? Над ним висит коричневое пятно. А вы обратили внимание, что у нас практически нет солнечных дней? Это не из-за туч, а из-за смога над городом.

На съемках программы с Ринатом Шаяхметовым и Дияром Кунаевым.

В прошлом году у нас начался беспрецедентный ремонт города. Более 160 улиц были отремонтированы. Сначала я, как и многие алматинцы, не очень понимал, что происходит. И можно по-разному относиться к велосипедным дорожкам, потому что кататься на велосипеде у нас негде. Но когда я еду по Шевченко и вижу пустую велосипедную полосу и ни одной машины на ней, я понимаю, что это намного лучше, чем если бы там была бесконечная парковка. Я считаю, что городские власти достойны памятника при жизни за улицу Панфилова. Это улица моего детства, по ней мы бегали в магазин «Кооператив», там рядом - театральное кафе, «Карлыгашка», ресторан «Иссык», гостиница «Алма-Ата»… И когда ее начали переделывать, я сильно расстроился. И как же обрадовался, когда увидел, во что превратили улицу. Какое количество людей теперь гуляют там. И театр ожил. Там есть своя переходная зона, в театре – аншлаги.

Читайте также
В стране ГаБо

- В истории Алматы был период, когда это был город-мечта. Как думаете, можно ли вернуть ему этот статус?

- Алматы потерял свой статус зеленого города. Это самое печальное, прям до слез. Я помню ту Алма-Ату с набившей оскомину чистейшей журчащей водой в арыках, из которых воду пили. Я не пил, может, это вообще легенда. Но так говорят. И я видел, как осенью по арыкам плыли яблоки. Алматы был городом яблок, во дворах росли яблоки, груши, черешня. А весной, когда город расцветал, он пах фруктовыми ароматами. Городу надо возвращать зелень. И я вижу, какая массовая рассадка была в центре. Результат есть, это радует. Я бы ввел практику, которая была у наших родителей - каждую весну выходить всем двором и высаживать саженцы. Это мы сами потеряли старую Алма-Ату. С соседями мы не то что не общаемся, мы даже не знаем, кто вообще живет рядом с нами.

- «Алматинские истории» пока охватывают только золотой квадрат. Вы за его пределы будете выходить?

- Да, нам уже делали замечание по этому поводу. Конечно, за пределами золотого квадрата много чего интересного, и мы об этом тоже расскажем. Просто здесь еще много чего, о чем нужно рассказать. У нас впереди – консерватория. А это десятки программ. Да и потом, сегодня никто не может сказать, сохранится ли то или иное здание. У нас все может случиться: примут новый генплан и снесут. Поэтому мы боимся, что можем просто не успеть рассказать о том или ином историческом объекте. Наша задача – сохранить старый Алматы хотя бы для архива, и в этом я вижу свою миссию.

Фото: voxpopuli.kz, В.Харченко со страницы Ноэля Шаяхметова в Фейсбуке.

Регистрация для комментариев



Вам отправлен СМС код для подтверждения регистрации.




Загрузка...
журналист
- Значительная часть людей, утверждающих, что советское образование было лучшим в мире, окончили советские школы, но сейчас утверждают, что земля плоская, а с вакцинами вживляют жидкий чип.
Какие ошибки надо исправить после алматинской бойни
Что общего между событиями в Шаныраке и стрельбой в Акбулаке
Казахско-казахский разговорник: 10 симптомов алматинского штамма
Подвержены болезни все слои населения, независимо от возраста, пола, должностного положения, материального состояния и партийной принадлежности
Как отменить съёмки программы НТВ "Поедем, поедим!" в Алматы
Подсказка для активных борцов с коррупцией от аналитиков Ratel.kz
Депутат мажилиса оставил после себя халтуру
Акимат Алмалинского района Алматы собирается подать в суд на фирму, ремонтировавшую дворы
Варшава хочет экстрадировать экс-владельца криптобиржи в Казахстан
За Васильевым также охотятся спецслужбы Беларуси и Китая, где на него тоже заведены уголовные дела
Город яблок мог стать городом дынь: с чего зачиналась зелёная слава Верного
Занимательная история Казахстана с Андреем Михайловым
Tengri Bank догнала карма
Всегда боялся банков с сакральными названиями
Кунаев против Хрущёва: как спасали казахскую землю
Истории XX века для сетевой аудитории
На "Поле мечты"
В Алматы открылась "прощальная" выставка Кати КАН
Нужно ли верить рейтингам
Для информационных автократий места в таких рейтингах очень важны. И поэтому они готовы пойти на многое ради улучшения своих позиций
О нашей самооценке
Когда мы научимся уважать своих, нас начнут уважать и чужие
Аресты в Китае: о проблемах в экономике можно только молчать
Лишь очень узкий круг высокопоставленных государственных функционеров КНР располагает реальными данными о финансово-экономическом состоянии страны
Полмиллиарда для брата чиновника на сайте госзакупок
Отдел строительства Аксу заказывает строительство водопроводных сетей для брата руководителя отдела сельского хозяйства Аксу на полмиллиарда тенге
Сага о форсайте отечественной науки
Сколько нужно потратить денег, чтобы определить перспективные направления работы казахстанских учёных
Конец Doing Business: кто потерял больше всех
За увлекательными историями вокруг рейтинга и тех, семьи которых он столько лет кормил, позабыли про сам бизнес
Здесь будет город-хаб!
Вместе с дефисом в названии южной столицы вырубили и характеристику – "город-сад"
Пять причин, по которым платформа Сбер "убьёт" казахстанский сектор IT
Drama starts where logic ends
Однофамилец
Всевышний умеет шутить, посмеиваясь над нашими планами и так называемыми экспертами
На рынке арендного жилья Алматы происходит настоящая катастрофа
Казахстанцы без своего жилья будут копить на него ещё очень и очень долго
Мы прошли климатическую точку невозврата
Настоящая катастрофа начнётся, когда растают ледники
Какие ошибки надо исправить после алматинской бойни
- Марат, вы светлейшая голова. Ваши бы мысли в головы наших властей.
Судебная практика Жакипа Асанова привела к расстрелу пятерых человек
- Ак-куова сейчас начнут подставлять. Это волюнтаризм про справедливость , это не для нас, где же нам харчеваться? Он посягнул на святое, он думает, что мы должны защищать закон, шутить изволишь, это закон защищает нас.
Жакип Асанов мог предотвратить алматинскую бойню
- Судебная система давно прогнила до корней. Практика суда неоднозначно, если Верховный Суд не сделает глубокий анализ, такие трагедий будут повторятся. Что касается председателя Верховного Суда Асанова Ж.К., полагаю, не вникает в проблемы неоднозначной судебной практики если учесть то, что он не одного дня не проработал судьей, откуда ему знать такие тонкости!
Депутат Смирнова: Считаю виновными здравоохранение Алматы
- Мои соболезнования! Верно написано! Это просто крик души, который очередной раз не будет услышан! Спасибо за попытку!
Китай ввёл запрет на отправку грузов в Казахстан до 20 сентября
- Ну что у нас за страна?! О независимости и суверенитете Казахстана могут только кричать с высоких трибун и писать пустые лозунги, а сами боятся даже мявкнуть в сторону Китая. Чиновникам и президенту наплевать на то, что бизнес загибается, у них самих всё отлично. Эрдоган уже давно перекрыл бы транзит Китаю через свою территорию и китайцы сразу задумались бы над своими действиями.
По Нур-Султану в поисках Целинограда. Про прошлое, которого столица стыдится
- ОБЫЧНЫЙ СЕРЫЙ УНЫЛЫЙ ОДНОТИПНЫЙ ЦЕЛИНОГРАД. КАКИХ В СОЮЗЕ ПАЧКАМИ СТРОИЛИ. НИЧЕГО КРАСИВОГО В СОВЕТСКОЙ АРХИТЕКТУРЕ НЕБЫЛО. ВСЕ МРАЧНО И УНЫЛО. ТУТ КАК ГОВОРИТСЯ КАЖДЫЙ КУЛИК
Как казахи спасали российские космические артефакты
- К сожалению Даурен Муса прав. Ситуация так и складывалась. Надо сказать спасибо этому человеку,что сохранил эти так называемыеартефакты.Мои коллеги и я личною те годы обследовали эти объекты и не только на Байконуре но и в РКК Энергия в городе Королёве. Ситуация была очень удручающая.