"Новая реальность" и "новая нормальность" в посткоронавирусном Казахстане. Часть 1

3907 просмотров
0
Айдос САРЫМ
Среда, 19 Авг 2020, 09:00

Тезисы к новой политической повестке

Мир становится другим, пусть и не кардинально новым, но другим. Соответственно, неизбежно становится иным и наш Казахстан. Мир и Казахстан после пандемии коронавируса требует иного осмысления и понимания мира в себе и себя в мире. Наши сограждане устали от бездумного технократизма, от политтехнологий вместо политики. Люди хотят новых идей и идеологий, хотят честных  дискуссий и содержательности. Поэтому Казахстан стоит на пороге больших изменений. То, каким он будет в итоге, должно зависеть от осмысленных и обдуманных действий и шагов, а не воли случая и неуправляемого хода событий.

Читайте также
Время и бремя прагматизма

Сегодня происходит некая рутинизация коронакризиса, общество, сами граждане начинают осознавать опасность пандемии, переходить на методы самоорганизации и самопомощи. И если в июле ситуация, казалось, летит в тартарары, начали даже создаваться новые койкоместа в спортивных аренах, строиться полевые госпитали и, как следствие, был введен новый карантин в лайт-версии. Если в начале и середине июля мы имели стабильно высокие и пугающие цифры прироста ковида и пневмонии, то сегодня ситуация начала стабилизироваться. Число заболевших и умерших начало стабильно и ощутимо снижаться. Удалось стабилизировать ситуацию с заполняемостью больниц, лекарственным снабжением, кадровым обеспечением больниц и клиник и так далее. Если придерживаться аналогии с Великой Отечественной, то, видимо, можно говорить о конце 1942 и начале 1943 годов, когда со всей авральщиной, чрезвычайщиной научились бить "невидимого врага", но ситуация еще далека до окончательной победы и стратегической определенности и ясности. Можно сказать, что экзистенциальный "Сталинград" пройден.

Сегодня, очевидно, никто не сможет спрогнозировать, как будут развиваться события дальше. Никто не может спрогнозировать, что будет осенью и зимой, когда наступит сезон традиционного роста легочных и иных сезонных заболеваний. Власти, видимо, наученные горьким опытом, говорят о том, что "надо готовиться к худшему". И это лучше, чем грех самонадеянности и шапкозакидательства, чем надеяться на "вундерваффе" или "чудовакцину". Самая большая и насущная проблема сегодня - это не коронавирус сам по себе, а состояние национальной экономики и бизнеса. По итогам коронакризиса окажется, что Казахстан еще больше просядет экономически, вырастет число безработных, бедных и нищих, сильно просядут национальные и личные счета. Все, кажется, поняли, что коронавирус чуть ли не навсегда, что им предстоит переболеть так или иначе всем. А значит, сегодня надо бросать свои силы на спасение того, что можно спасти.

Читайте также
Айдос Сарым: Царской, комфортной и короткой дороги к власти нет и не будет

И в этом смысле подлинным "взятием Берлина" и "разгромом врага в его логове" станет не победа над вирусом, а восстановление экономического роста и развития, преодоление бедности, нищеты и безработицы внутри страны. Акценты сменятся очень быстро. Экзистенциальный "Берлин" будет связан не с вирусом, а с экономикой, которая нуждается в реальной трансформации и подлинной модернизации. И в этом смысле очень многое будет связано с началом политического сезона в Казахстане, с новым, уже вторым Посланием президента ТОКАЕВА. Благо, что пандемия и коронакризис сбили бронзу и сняли все мыслимые короны и чемпионские пояса с экономики Казахстана, нет нужды казаться теми, кем мы хотели казаться год или два назад. Наступает время гиперреализма, которое требует именно трезвой и честной оценки ситуации, заключение нового общественного договора в сфере и политики, и новой модели экономической модернизации, которую должны предварять шаги по мощной социальной реабилитации населения.

Президент Токаев, как мне кажется, по психотипу, по своей культуре, человек умеренный, глубоко интеллигентный, не любящий помпы и славословий. Ему нет нужды создавать свой культ. И в этом смысле какие-то изменения уже происходят. И изменения эти, прежде всего, стилевые. Власть провозглашает курс на "слышащее государство", чтобы преодолеть двустороннюю непроницаемость. Власть начала и пропагандирует умеренность, экономичность, эффективность, отказ от тоев и роскоши. Коронакризис лишь закрепит этот тренд, поскольку после завершения пандемии роскошь и показное потребление станут просто неуместными и вызывающими.

Читайте также
Айдос Сарым: В политику не идут эстеты, падающие в обморок от цинизма других

Мы все входим в период, когда надо будет очень долго заниматься рутиной, созданием новых рабочих мест, преодолением бедности, нищеты. Все это уже требует и будет требовать идеологической воздержанности, трезвости, политического детокса и медийной диеты. Токаеву как президенту сегодня даже не нужно воздвигать какие-то новые политические или идеологические конструкты, провозглашать Казахстан средоточием чего-то или пытаться сравниться с ведущими мировыми лидерами и державами. К тому же, новая холодная война между Западом и Россией, между Америкой и Китаем не будут способствовать чрезмерной активности Казахстана, который все и по-всякому будут раздирать и втягивать в свои конфликты, раз уж мы находимся в самом центре этой геополитической бури. В идеологическом смысле Казахстан будет проповедовать не вовне, а вовнутрь. Будет запрос на большее и лучшее понимание страны, и в этом смысле ему достаточно повторить слова АНДРОПОВА образца 1983 года: "Мы не знаем страну, в которой мы живем".

Главной сверхидеей, меганарративом станет преодоление собственной бедности, собственной безработицы, учет, контроль и здравый смысл. Как лидеру Токаеву достаточно быть "президентом здравого смысла", начать равномерно перераспределять власть и ответственность между институтами государства и общества. Ему нужно смелее продолжить политические реформы, которые станут основой для нахождения консенсуса вокруг новой экономической модели. Не нужно ударяться ни в самобичевание, ни самоопровержение, ни самоотрицание: все это сделал коронавирус.

***

Политсистему Казахстана можно модернизировать и трансформировать в сторону большей открытости, инклюзивности, большей демократии и участия, не ломая и руша всего государства, не подвергая коренному пересмотру конституционные механизмы. Сегодня формируется второй пакет демократических преобразований, вокруг него идут довольно интенсивные споры и дискуссии. Предлагаемые тезисы и меры могли бы войти в него и стать частью программы политических преобразований. 

Читайте также
Тупики, которые мы выбираем

Тезис первый. Про общественный договор 

Да, тридцатилетнее управление может утомить кого угодно. Это особенно наглядно видно на фоне событий в Беларуси. Но, базово, 30-летнее правление первого президента Казахстана могло бы стать и 35-летним. Другое дело, что модель экономики, социально-экономические реалии, негласные общественные договоры, написанные на "собачьей шкуре", стали терять былую привлекательность и электоральную поддержку.

Нисколько не сомневаюсь в том, что пойди Н. НАЗАРБАЕВ на выборы в 2020 году, он бы смог удержаться у власти. Он смог бы через силу править еще неопределенное время, возможно, даже всю каденцию. Но цена этого правления была бы несоизмеримо высокой. Настолько высокой, что напрочь перекрывала бы тему его "наследия"…

В конце 1980-х и в середине 1990-х годов прошлого века граждане нашей страны заключили два негласных контракта с властью. Оба контракта были основаны на страхах и фобиях: первый – был спровоцирован событиями Желтоксана, второй – катастрофическим, небывалым - после Второй мировой войны - падением уровня жизни казахстанцев. Если добавить к этому и другие страхи и фобии, разделенность общества, незавершенность одних процессов и неоформленность других, то заключение двух этих контрактов выглядит почти неизбежным.

Два этих контракта сформировали не только экономическую модель развития страны, но и политическую. При общем и частном, при случайном и планомерном, мы не можем сказать, что было более превалирующим. Мы имели очень даже бурный этап демократии, даже вожделеемую некоторыми нынешними персонажами "парламентскую республику". Другое дело, что для парламентской республики именно ее адепты и апологеты оказались неготовыми, незрелыми, слишком мелкотравчатыми и нарциссическими.

В условиях многочисленных кризисов и исторических развилок, парламентская республика оказалась экономически невыгодной, политически опасной и неэффективной. Парламентская республика и развитая партийная система требовали классового общества, осознания всеми своих интересов и ответственности, а мы в советское время жили в сословном обществе. И возможно, продолжаем в нем жить, тогда как средний класс не сложился как явление, а складывающееся умирает, впрочем, как и во всем мире.

Читайте также
Обнуление коронавирусом. Часть 1

Как бы там ни было, как и все соседи по региону мы выбрали путь авторитарной модернизации. Эта модель была поддержана населением и нарождающейся национальной буржуазией. Нельзя сказать, что политико-экономическая модель была навязана по произволу правящей элиты. Это было бы неправдой. Курс президента Назарбаева тогда, в общем и целом, поддерживался, голосовался. Президенту Назарбаеву удалось сформировать широкий консенсус, который вмещал в себя очень широкий спектр мнений и интересов, сложносоставных, трудносплавляемых, где-то даже алогичных.

Главное - он гарантировал гражданский мир и обеспечивал социально-экономическое развитие. Назарбаеву удалось сломать советскую систему настолько, насколько это было возможно и внедрить рыночный капитализм. И именно рыночный капитализм, даже во всех его перверсиях и извращениях, сегодня нам гарантирует полные прилавки магазинов и супермаркетов и другие "ништяки" консьюмеризма.

Долгое время эта модель работала и работала неплохо, местами даже хорошо и очень хорошо. Казахстан долгое время был лидером региона по целому ряду ключевых показателей. Обеспечивал где-то даже завидный экономический рост, благосостояние, которое в лучшие годы приближалось в 13-14 тысячам долларов на душу населения. Но качество этого роста, безусловно, было связано с сырьевой экономикой.

И пока рост обеспечивался, пока все могли еще находить себя в этой модели, пока шли перетоки и перераспределение ренты, многих происходящее в стране вполне устраивало. Если бы сложившаяся модель экономики работала бы без сбоев, а потом постепенно достигла бы уровня 25-30 тысяч долларов на душу населения, возможно, Казахстан стал бы "вторым Кувейтом" или "вторым Катаром". Возможно, даже без всяких намеков на демократические права и свободы. Кстати, такие идеи очень были популярны в 1990-ые годы, они до сих пор греют душу значительному числу наших сограждан, в особенности тех, кто даже близко не понимает, как устроены страны Ближнего Востока…

Читайте также
Обнуление коронавирусом. Часть 2

Сегодня оба договора не стали ветхими и неактуальными. Они по-прежнему могут быть и интересными, и важными, и сверхактуальными. Стоит измениться паре критериев, паре слагаемых и переменных, и люди снова могут захотеть покоя и мира, снова захотят поменять права и свободы на экономический рост и развитие.

Замаячившее на горизонте возвращение "лихих девяностых", а тем более их реальное наступление могут развернуть спектр общественных настроений в любую сторону. Это не просто обесценивает всю появившуюся "политическую экзотику", но и способно дать очень сильную почву и мощную моральную опору для консервативного и правоконсервативного дискурса. А случившиеся накануне девальвации и пандемии Кордайские события и вовсе делают вектор мира и согласия безальтернативными.

Сегодня реальная повестка не в том, чтобы низвергнуть оба договора, а заново актуализировать их, сделать более человечными, повернутыми к людям, к их интересам и законным требованиям. Появление огромной массы новых граждан, которые эти договора не подписывали и не могли подписывать, а значит, имеющими право быть ими недовольными, не означает их абсолютной ненужности. Происходящие процессы не обнуляют эти договоры, а актуализируют их. Теперь уже с привязкой к местности и ко времени. Они уже должны включать в себя новый опыт новых поколений граждан страны. Представителей как старой сырьевой, так и новой экономики Казахстана.

Другое дело, что новые контексты не должны служить только интересам чиновничества, легитимизировать бюрократический произвол и коррупцию на базе прежних и новых страхов и фобий. Они не должны означать односторонний и произвольный диктат со стороны «новых граждан», заставляя всех и вся отказываться от своего опыта побед и поражений. В любом случае общество нуждается в новом широком общенациональном консенсусе, новом общественном договоре, который будет усреднять все крайности и округлять радикально-волюнтаристские края.

Читайте также
Обнуление коронавирусом. Часть 3

Тезис второй. Созидательное разрушение

Рост протестной активности, земельные митинги, происходящий в стране транзит, все события, связанные с ним – это все не про политику, а про экономику. А любая экономика зиждется, конечно, на физических основаниях и базисе, но крепко завязана на общественное мнение и общественные же настроения. Это всегда результат договора и веры большинства населения в силу этого договора.

Любая система взращивает не только своих сторонников и апологетов, но и противников. Любая экономическая модель воспроизводит не только своих бенефициаров и выгодополучателей, но и кого-то начинает ограничивать и превращать в аутсайдеров. Модель, которая долгое время работала, в какой-то момент, а именно в периоды кризисов стала производить аутсайдеров в промышленных масштабах. Не последнюю роль в этом сыграла и коррупция, которая обычно порождается неразвитостью демократических институтов.

И в этом смысле первый звонок для режима прозвучал в 2001 году, а потом и в 2004 году. Экономический рост, который продолжался вплоть до 2009 года, эти звонки позволил игнорировать, заглушать. Страна тогда упустила хороший шанс на представительную демократию, реальную политическую конкуренцию, на двух-трехпартийную демократию. Шанс, который был, стал в итоге историей очередного раскола и разлома, не преодоленного до сих пор…

Но опять же, все это было не только про политику, но именно про экономику. Если удариться в воспоминания, то можно легко понять, что основными "оппонентами режима" на тот момент был именно банковский и розничный капитал. Сферы, которые по своей природе зависят от общества, от благосостояния большинства граждан. Банкам, настоящим банкам, конечно, выгодно иметь не 20 или 200 супербогатых клиентов, а 200 тысяч, а в идеале 2 миллиона или даже 20 миллионов обычных клиентов, которые имеют некий гарантированный уровень достатка. То же самое можно сказать и о рознице. Власть, конечно же, это понимала и сделала все, чтобы этот протест абсорбировать. Банки встроились в существующую модель и стали ее системообразующим элементом, правда, очень зависящим от самой модели, ее сырьевой составляющей. А банки и розница всегда были и будут высокорисковыми сферами…

Читайте также
Передаются ли антитела половым путём

Но это дела прошлые.

Все эти годы менялась стратификация населения, общества. Менялся не просто социо-культурный ландшафт, этнодемографический состав населения, менялась структура экономики. Рост аппетитов у одних, автоматически вызывал дефицит и нехватку у других. Экономика авторитарного дирижизма, пусть даже включавшего цифровые системы и наделенные искусственным интеллектом, не могли и не в состоянии учитывать простой, самый обычный человеческий фактор.

Элементарный прирост рынка труда на 200-300 тысяч человек ежегодно, да к тому же успевших получить пусть даже неконвертируемое высшее образование, порождал не столько конкуренцию на рынке труда, сколько увеличивал запросы, провоцируя популистские по своей природе "программы" и "социально-ориентированные" рабочие места. Сырьевой сектор и "кубышка" позволяли осуществлять "мегапроекты", которые были способны генерировать десятки тысяч рабочих мест.

Но как только такая система начинала сбоить, а "проекты" лишаться подпитки, случались срывы в виде межэтнических конфликтов, инцидентов вроде "Прайм-плаза" или "Абу-Даби-плаза". Государственный, квазигосударственный сектор раздувался, роль государства в экономике нарастала. И это тоже, наряду с увеличением числа госгрантов на высшее образование, стало формой "ренты", но и механизмом абсорбации общественного недовольства, отдаления неизбежного и неминуемого. До поры до времени…

Читайте также
Вирус на вирус даёт минус

Политика всегда была миром розницы, тогда как сырьевая экономика всегда предполагала монополии и опт. А сырье - явление всегда коварное, волатильное, падкое на скоротечные изменения, иногда вызываемые то ли черными лебедями на нашем водоеме-окоеме, то ли взмахом крыла колибри в амазонской сельве. А потом, когда власть начала рассматривать людей в качестве "второй нефти", многое и вовсе пошло наперекосяк. В отличие от углеводородов, люди - материя хрупкая, эмоциональная, не любящая как эксплуатации извне, так и самоэксплуатации изнутри. И пошло-поехало…

Одним словом, все происходящие в стране изменения – это шумпетерианское "созидательное разрушение". Если у власти хватит такта и ума возглавить эти процессы, измениться самой и начать осознанно менять общество, то "разрушение" будет не таким стихийным и катастрофическим, каким оно может стать. И в этом смысле сегодня все еще время надежды. Но надежда всегда и во всех климатах продукт скоропортящийся…

(Продолжение следует).

Фото из открытых источников.

Президент РК
- В России некоторые лица перевирают всю эту ситуацию, утверждая, что вот, мол, Россия "спасла" Казахстан, а Казахстан теперь должен вечно "служить и кланяться в ноги" России.
Ratel Instagram
Новая попытка захватить информационное пространство Казахстана
Кибертеррористы нашли дыру, через которую можно беспрепятственно проникать в информационное поле страны
Раньше было совсем плохо, а сейчас стало ещё лучше
О непредумышленном патриотизме и профессиональных любителях Родины
Бомбы под тенгизскую нефть
Есть основания предполагать, что это "послание" не только Казахстану, но и американской компании "Шеврон", ключевому акционеру Тенгизского проекта
В Казахстане возникла Наурызбайская тендерная аномалия
Если распиливать бюджет по 100 МРП на лот, ни один ревизор не придерётся
Как аким Тасмагамбетов заложил в Алматы мину техногенной катастрофы
После заявления президента о прекращении точечных застроек, застройщики стали активнее осваивать любые свободные от зданий участки в Алматы
Рассказы про экономику - 2
Откуда в Казахстане берётся высокая инфляция?
Цветник, скрывающий всадника. В Казахстане цветут двухметровые эримурусы
Живописный Казахстан: взгляд Андрея Михайлова
Ожидания и реальность в медицине. Часть 2
О гарантированном объёме бесплатной медицинской помощи
Как Россия помогла Джо Байдену осуществить желание Трампа
Совокупные расходы на оборону участников Североатлантического альянса многократно превысят военные бюджеты России и Китая вместе взятые
Алма-Ата и Алматы. Про настоящих героев
О Примжаре Наурзбаеве - забытом герое
Судьи павлодарских судов путают лево и право
Всё для того, чтобы в банальном ДТП признать виновной водителя машины, пропускавшей на пешеходном переходе бабушку и получившей удар сзади
Все дороги ведут в Рим, Польшу и Каражал: пострадавшие клиенты рекрутинговой фирмы Hirint создали онлайн-петицию. Часть 6
Они пытаются обратить внимание госорганов на проблему, которая грозит ростом социальной напряжённости
В Актобе выдвижной дорожный столб "напал" на машину
Горожане гадают, сколько смертей понадобится, чтобы горакимат навёл порядок в центре города
Глина и навоз вместо исторического облика Алматы
Старые алматинские дома превращаются в новые трущобы
Где мы были восемь лет, или Почему так трудно издать в Казахстане перевод детской книги на казахский язык
Наша личная сказка про перевод на казахский успела сменить жанр и из страшной превратиться в остросюжетную с хеппи-эндом
О запрете на экспорт, ручном управлении экономикой и индонезийском пальмовом масле
Все разумные решения принимаются по-разному, но глупые - одинаково
О биографиях казахстанских "молодых политиков"
Незатейливая политтехнология, из разряда "простота хуже воровства"
Однофамилец
Всевышний умеет шутить, посмеиваясь над нашими планами и так называемыми экспертами
На рынке арендного жилья Алматы происходит настоящая катастрофа
Казахстанцы без своего жилья будут копить на него ещё очень и очень долго
Мы прошли климатическую точку невозврата
Настоящая катастрофа начнётся, когда растают ледники
Жители отдалённого района ВКО заставили золотодобывающую компанию приостановить работы
- 7 жылдық жұмыс үшін , ауылға қаншама зиянын тигізеді. Бұл фабриканың салынуына жол бермеу керек. Ауыл ойықта орналасқан, Таудан соққан желдің әсерінен бүкіл шаң, газ ауылға келеді. Ауыл тұрғындары арамен, малдың арқасында өмір сүріп жатыр. Егер фабрика салатын болса мал жайлымыда қалдмайды.
О мелочном жлобстве элиты Казахстана
- Өте дұрыс айтылған, Бас иемін, бәленің бәрі осыдан басталады.Рахмет !
Первые люди в долине Или: ниже Капчагая обнаружены каменные орудия, сопоставимые с древнейшими артефактами Земли!
- Добрый день! С точки зрения археолога-палеолитчика, знающего, что такое олдованская культура, могу сказать, что материал интересный. В данный момент занимаемся раскопками стоянок верхнего палеолита в предгорьях Заилийского Алатау. Поэтому есть возможность более детально изучить данные местонахождения. Как можно связаться с автором? Мой мэйл: dim_as_oj@mail.ru
Красная линия как казахская национальная идея
- Спасибо, Марат. Вы очень здорово сформировали и высказали свою боль и мою тоже. Если бы эти мысли дошли до каждого жителя нашей страны, наверное было бы легче жить. Я вот еще думаю, неужели нашему ЕЛЬБАСЫ дожив до старости, не стыдно читать щитки-лозунги "шал кет"?
Откуда у Жакипа Асанова синдром Елбасы
- Уважаю людей которые идут против системы.в судах идёт беспредел и неужели,если просто по человечески судья решил принять сторону обвиняемого,то её просто надо уничтожить? А Асанову надо лучше посмотреть с кем он работает.Я думаю правда восторжествует
Обращение Тимура Кулибаева
- Спасибо за работу.Вы действительно помогли услышать нас предпринимателей на верху. СПАСИБО
Руководитель отдела строительства города Абая обвинил журналиста Ratel.kz в клевете
- Уважение за проделанный огромный объем работы при расследовании. Очень хлесткий, конкретный цикл статей "Из жизни отечественных нечестных чиновников"