Мать полка

5088 просмотров
8
ЕРМЕК ТУРСУНОВ
Суббота, 07 Янв 2017, 14:00

После выхода в свет сборника Ермека Турсунова «Мелочи жизни» Ratel.kz продолжает публикацию его новых рассказов, которые войдут в следующую книгу

Читайте предыдущий рассказ Ермека ТУРСУНОВА «Уроки французского».

* Зона отчуждения

* Людей нет. Остались только аисты

* «Утром стрелять начали. Думала, немцы пришли»

В 1988 году, ровно через два года после того, как бабахнуло на Чернобыльской АЭС, нас, группу литераторов, от Союза писателей командировали в Белоруссию, в воинскую часть, сформированную из казахстанцев. На секретариате поставили задачу: «Поднять боевой дух солдат посредством чтения пламенных стихов, вдохновенной прозы и теплого человеческого общения».

Ну что ж, решили мы. Почему бы не поднять? И полетели.

Читайте также
Дурачок

Зона отчуждения

Встретили нас товарищи в форме на военных ГАЗиках и куда-то повезли.

За окном замелькали разноликие пейзажи, постепенно меняясь с городских на деревенские. По дороге мы успели еще и перекусить в какой-то придорожной столовой, на фасаде которой красовалась надпись – «Едальня».

По мере приближения к зоне стали появляться поливочные машины. Много. Они курсировали одна за другой по шоссе и щедро лили воду на асфальт.

Мы минули несколько патрульных постов и, наконец, свернули в лес.

Долго тряслись в ГАЗиках. Наконец остановились. Смеркалось.

Я разглядел, как в сумерках к машинам подходят военные. Вроде как офицеры. Привлекло внимание, что над каждым из них темнел столб, высотой метра в два.

Мы вышли из машин. Над каждым из нас тут же выросло по такому же столбу. Оказалось, это – мошкара. Никогда ни до, ни после не ели меня так нещадно, как там, в белорусских лесах. Даже в Кызылорде, где комары, как мне показалось, могли бы служить вместо сторожевых собак, - даже там они вели себя поскромнее. А эти как с цепи сорвались, зверье какое-то.

Нас в спешке повели в палатки, но по дороге туда свежей, пусть и не очень качественной писательской крови выпито было прилично. Там уже, в палатке, каждого из нас облили какими-то вонючими спецсредствами и выдали по комплекту спецодежды. Не сказать, чтобы сильно помогло: видимо, местные комары привыкли к мясу с синтетическим душком, - но сама процедура придала обманчивую уверенность.

Читайте также
Картина с маслом

Потом повели на ужин. Встречи с бойцами планировались с утра.

Мы огляделись.

Часть как часть. Ангары. Штабные вагончики. Армейские палатки. Машины. Техника. Маскировочные сетки. Все в зеленом.

Утром нас разделили. Поэтов отправили к сверхсрочникам. Прозаиков повели к старослужащим. Наверное, был в этом какой-то свой стратегический расчет. Логику военных лучше не пытаться понять. Надо просто выполнять приказы. По уставу жить легче.

Потом уже, вместо гонорара, накормили творческий десант солдатской кашей и предоставили свободное время.

Мне захотелось посмотреть Припять – запретный город (расположен на территории Украины, в нескольких километрах от границы с Белоруссией. – Ред.). Но туда не пускали. Зона была закрыта.

Людей нет. Остались только аисты

Тогда я попросился в село, возле которого располагалась воинская часть. Ладыжичи оно называлось.

Жителей эвакуировали ночью. Сразу же после взрыва. Наехали военные в грузовиках, спешно всех погрузили и увезли. Теперь оно пустует. Как выразился тут один капитан:

- Людей нет. Остались только аисты.

Мне было любопытно посмотреть: как оно может выглядеть – село без жильцов?

Не могу сказать, что мое предложение вызвало бурный восторг. Но я настаивал. Кураторы покривились и нехотя согласились. Какой-то майор даже вызвался сопроводить. И мы пошли. Я и еще несколько человек.

Белорусские деревни – красивые. Особенно в этой стороне, где зона отчуждения.

Кругом леса. В них дикость разная обитает. Кабаны, косули. Лоси. В водоемах полно рыбы.

Дома уютные. Точнее – хаты. Некоторые сложены из бревен. Приземистые такие срубы. Снаружи они вымазаны глиной и аккуратно побелены. На крышах аисты вьют гнезда. Громадные такие гнезда. Раскидистые. Да и сами крыши не такие, как у нас. Они у них складываются из соломы и камыша. И чем старше хуторок, тем живописнее общий вид. Мосфильмовские павильоны для сказок  напоминает.

Читайте также
Рассказ одного счастливого человека семи лет

Идем, значит.

Зрелище действительно, я вам скажу, не располагает. Сюр какой-то.

Вдоль опустевших улиц стоят хаты. Приземистые такие домики. Заборы. Калитки нараспашку. Двери входные все опечатаны. Нет еще разрухи, лишь дворы поросли травой. Она высокая, по пояс.

Заглядываем в окна. Внутри – беспорядок. Видно, что собирались впопыхах. Валяются опрокинутые стулья. Постели не заправлены. Раскиданы в спешке вещи. Пальтишки какие-то, свитера на полу. Игрушки детские валяются. Сандалики…

Жутковато, если честно.

Так, наверное, будет выглядеть земля после последней на свете войны.

В сараях – тоже пусто. Кажется, вот-вот из-за угла покажется корова. Или тявкнет собака. А может, мелочь какая дворовая. Куры там или гуси. Нет. Никого. Тишина. Мертвая. И какая-то она – звенящая. Как будто по ней ток пропустили. Оглохнуть можно.

«Утром стрелять начали. Думала, немцы пришли»

Вдруг слышим – косит кто-то.

Все дружно повернулись к майору.

- ???

Читайте также
Ермек Турсунов: Как я был Куросавой

- Да это здесь – местная достопримечательность, - усмехнулся майор. – Старуха тут живет. Одна она. Детей нет. Мы ее Мать полка прозвали.

- То есть?

- Вывозили ее тоже несколько раз, - пустился в объяснения майор. - Здесь же закрытая зона. Не положено. Дали ей там, как всем, и жилье, и компенсации. А она обратно возвращается. Пешком. Не может в квартире. Какая вам разница, где мне помирать, говорит. Вот и оставили.

- А почему Мать полка?

- Ну не отец же, - вполне резонно возразил майор. - Здорово она нас тогда напугала. Она, оказывается, пряталась тут, пока чистка шла. А потом через месяц вылезла. Солдаты чуть не описались со страху. Вылезла такая, космы седые распушила, худая, как смерть, в длинном балахоне. Явилась – здрасьте вам.

 

Пошли на звук.

Какая-то бабка машет косой. Да еще и ладно так машет!

Разговорились.

Спрашиваю:

- Как вы здесь живете-то, одна?

Читайте также
Преступление и наказание

- А чего мне? - улыбается. – Вона, когда эти ночью нагрянули и в микрофоны свои стали командовать, я подумала – немцы опять! И – в подвал. Сижу тихо. А утром, слышу, стрелять начали. Ну, думаю, точно немцы.

(Это специальные бригады уничтожали собак и кошек, чтобы те заразу не распространяли.)

- А у меня тут запасы: огурчики там, помидоры соленые. Все свое. Провиант на зиму, - посмеивается старушка. - Сижу себе. Не высовываюсь. А через какое-то время пить захотелось. Невмоготу прям. Внутри, как в кузне. Горит. Выглянула, думаю, да и бог с ним, будь что будет, и так уже скоко мне осталось. Гляжу - а нету никого. Ни соседей, ни этих. И всё целое. Хаты стоят. Ничего не пожгли. У меня аж рот открылся.

- А почему вы со всеми не уехали? Здесь же опасно.

- Ха, - отмахнулась старушка. - Здесь же дом. Здесь каждый кустик ночевать пустит. И чего опасно-то? Вон Микулишна тоже возвернулась за портретами родительскими, мы с ней картошку стали печь. Так она не взорвалась. Так что врут всё. Антихристы!

- А косите траву зачем? Скота же все равно нет.

Старушка как-то вздохнула печально. Провела бруском пару раз по лезвию своей семерки.

- А надо! - произнесла уверенно. - Для общего порядку.

И вдруг потянулась ко мне. Пощупала волосы. Нахмурилась, словно припоминая.

- Такие же, - прошептала.

- О чем вы, бабушка? - не понял я.

- Да тут, в войну, немцы расстреляли одного парнишку, - стала вспоминать старушка. - Он тоже такой темненький был, раскосый, вроде тебя. Ранило его в ногу, бежать не мог, поймали его, беднягу. И хоронить запретили. А ночью баба Настя меня разбудила, и мы пошли…

Тут она снова замолчала. Промокнула глаза платком. Тяжелые все-таки воспоминания.

- Я испужалась тогда жутко, помню, я ж покойников никогда не видела. Только один раз, когда Митька-скотник в реке утонул по пьянке. Да и то издали. А тут солдатик. Молоденький еще. Остыл уже… Закопали мы его за селом. Помню, волосы у него еще были такие, как у тебя…

Я замолчал потрясенный.

- А где его могилка? - спрашиваю через паузу.

- А тама, - показала рукой. - Там наш хутор стоял. Зеленый Гай назывался. Сожгли его немцы…

- Ну, всё, - оборвал майор. - Нам пора.

И выжидающе глянул на нас.

Мы сфотографировались на память с героической бабулей (на снимке) и пошли обратно. В часть.

Наутро было еще несколько встреч. Потом еще несколько.

А потом мы полетели домой.

И у меня долго еще перед глазами стояло пустое село, звенящая тишина, одинокая старушка и широкое зеленое поле со скошенной «для общего порядка» травой.

Фото: disgustingmen.com и из архива Ермека Турсунова.

Сборник рассказов Ермека ТУРСУНОВА «Мелочи жизни» продаются в магазинах «Меломан» и MARWIN.

колхозник 2017-01-07 14:34:05
ермек! так вы еще и ликвидатор. в белорусской стороне поднимал боевой дух чернобыльцев (казахстанского полка) еще и сагадат нурмагамбетов. к сожалению на чернобыльскую тематику у нас нет писателей. есть ...бек с пару книгами но очень скудно больше саморекламы и ноль воспоминании.
Васисуалий Лоханкин 2017-01-07 19:24:43
Смеркалось...
колхозник 2017-01-07 19:36:40
сасихуалий лоханкин! смеркалось- это прикол такой. по задорнову
вася лох 2017-01-07 19:50:16
После слова ..смеркалось.,.можно писать любую ахинею :-)
смотрящий 2017-01-08 13:47:47
Ереке супер.Было очень интересно читать!
Карагандинец 2017-01-09 09:38:24
Можно было и часть назвать - 20040 (27-й полк химической защиты). Через него прошло более 30 тысяч казахстанцев, сегодня в республике проживают порядка 5-6 тысяч (точно никто не скажет, ведь были не только призывники-партизаны, но и командировочные)... Как-то вот так...
Ерлан Дарменов 2017-01-10 18:03:20
На секретные полигоны японцев и американцев с фотоаппаратами водили? В зоне Чернобыльской АЭС бывали? За рубеж неоднократно ездили? Что бы ни одели, выглядите подозрительно? Да Вас, Ермек Каримжанович, давно уже пора, того... расстрелять )))
Ильмира 2017-01-25 15:06:57
Замечательная история... И написано с душой! Спасибо огромное Ермеку Турсунову! А на критику и мелкие подколки не обращайте никакого внимания! Это всё проходящее, а Ваши книги останутся. С глубочайшим уважением!

Судья Жумамуратов своим решением обязал сайты Ratel.kz и Forbes.kz опровергнуть все публикации о Зейнулле и Ильхалиде Какимжановых, удалить их с сайтов и выплатить истцам свыше 50 миллионов тенге. Чем, по-вашему, руководствовался судья?

- Руководитель "Хоргоса" Ни получил взятку в 1 млн долларов. Это особо тяжкое преступление - от 10 до 15 лет "строгача". Самый гуманный суд освободил подсудимого от уголовной ответственности. Типа тот раскаялся, и его судье жалко стало! …К сожалению, Алматинский горсуд умолчал, наградили ли коррупционера хотя бы путевкой в Монте-Карло. Прямо переживаю от их жестокости.
Хрен в конце тоннеля
Для простых смертных граждан, как кислород, необходимо сознание того, что справедливость, хотя бы изредка, посещает их земную жизнь
Страшный суд
Почему в Казахстане за взятку в 1 млн долларов освобождают от уголовной ответственности, а за 10 тысяч тенге приговаривают к 7 годам лишения свободы
Опасное видео
В Павлодаре прохожий, случайно записав, как полиция штрафует сына экс-акима Экибастуза, получил повестку в суд (видео)
Бандитская Караганда-2
Преступники устраивают слежку за гражданами и без проблем уходят от ответственности
Код доступа
Комитет гражданской авиации опять в зоне турбулентности: полетят головы?
Читая финансовую отчетность АО «Банк развития Казахстана»
Как БРК справляется с ролью локомотива экономики, который должен кредитовать проекты, имеющие ключевое значение для нашего развития
Пенсионная система Казахстана останется «чёрным ящиком»
Досым Сатпаев, Рахим Ошакбаев и Бота Жуманова покинули Общественный совет ЕНПФ
Ермек Турсунов: Три рассказа о Боге
На днях в Министерстве образования и науки (МОН) сообщили, что к ним поступило более пяти тысяч обращений по поводу ношения хиджабов в школах
Почему правительство не тонет
Пока депутаты еле сводят концы с концами на 900 тысяч тенге, некоторые граждане безнаказанно жируют на ежемесячные 13 тысяч тенге
Фонд защиты журналистов обращается к Игорю Рогову
Впервые в Казахстане вопреки принципу и нормам гласности судья по мотивам сохранения тайны личной жизни засекретил все нюансы гражданского дела
Тирания большинства
Как демократия «ломает через колено» меньшинство, иногда значительное
Из жизни судовладельцев
Кто владеет судами – тот рулит повесткой дня
Читатели Ratel.kz выбирают "голос свыше"
- Обязательно нужно подать на апелляцию. Народ потихоньку стал отходить от "гипноза" сладкопоющих Сирен (читай СМИ) и стал трезво смотреть на ситуацию в стране. Результаты данного опроса тому подтверждение.
Нурсултан Назарбаев: Я стоял в очереди на квартиру почти 10 лет
- Почаще бы президент выходил в народ, у людей появится вера и уверенность, в том, что Елбасы помнит о простом народе и заботится о нас.
Досым Сатпаев: Бомбу надо искать не в штанах, а в головах
- В таких вопросах нужно быть чрезвычайно осторожными. Дело, естественно, не в бородах, длине штанов и цвете одеяний, а в чистоте намерений и помыслов всякого верующего человека. Вот почему необходимо проявлять благоразумие, чтобы не вызвать массового возмущения и не задеть религиозных чувств нескольких сотен тысяч честных, набожных и благонамеренных людей. С уважением, Али Апшерони (Олег Рубец), писатель, философ, теолог.
В ЮКО арестован чиновник, требовавший с газеты "Караван" 30 млн тенге
- Караван, не Ratel.kz. наверное имеет хорошего защитника как Какимжанов!
В Павлодаре россияне и китайцы делят три миллиарда
- Маричева.Д МОЛОДЕЦ. Так держать. Спасибо за Вашу справедливость и честь.
Код доступа
- Точно, какая-то крыса завелась в стенах КГА. Эта же информация строго конфиденциальная, как она попала журналисту? По моему Сейдахметову необходимо провести внутреннее расследование.