Мать полка

4407 просмотров
7
ЕРМЕК ТУРСУНОВ
Суббота, 07 Янв 2017, 14:00

После выхода в свет сборника Ермека Турсунова «Мелочи жизни» Ratel.kz продолжает публикацию его новых рассказов, которые войдут в следующую книгу

Читайте предыдущий рассказ Ермека ТУРСУНОВА «Уроки французского».

* Зона отчуждения

* Людей нет. Остались только аисты

* «Утром стрелять начали. Думала, немцы пришли»

В 1988 году, ровно через два года после того, как бабахнуло на Чернобыльской АЭС, нас, группу литераторов, от Союза писателей командировали в Белоруссию, в воинскую часть, сформированную из казахстанцев. На секретариате поставили задачу: «Поднять боевой дух солдат посредством чтения пламенных стихов, вдохновенной прозы и теплого человеческого общения».

Ну что ж, решили мы. Почему бы не поднять? И полетели.

Читайте также
Дурачок

Зона отчуждения

Встретили нас товарищи в форме на военных ГАЗиках и куда-то повезли.

За окном замелькали разноликие пейзажи, постепенно меняясь с городских на деревенские. По дороге мы успели еще и перекусить в какой-то придорожной столовой, на фасаде которой красовалась надпись – «Едальня».

По мере приближения к зоне стали появляться поливочные машины. Много. Они курсировали одна за другой по шоссе и щедро лили воду на асфальт.

Мы минули несколько патрульных постов и, наконец, свернули в лес.

Долго тряслись в ГАЗиках. Наконец остановились. Смеркалось.

Я разглядел, как в сумерках к машинам подходят военные. Вроде как офицеры. Привлекло внимание, что над каждым из них темнел столб, высотой метра в два.

Мы вышли из машин. Над каждым из нас тут же выросло по такому же столбу. Оказалось, это – мошкара. Никогда ни до, ни после не ели меня так нещадно, как там, в белорусских лесах. Даже в Кызылорде, где комары, как мне показалось, могли бы служить вместо сторожевых собак, - даже там они вели себя поскромнее. А эти как с цепи сорвались, зверье какое-то.

Нас в спешке повели в палатки, но по дороге туда свежей, пусть и не очень качественной писательской крови выпито было прилично. Там уже, в палатке, каждого из нас облили какими-то вонючими спецсредствами и выдали по комплекту спецодежды. Не сказать, чтобы сильно помогло: видимо, местные комары привыкли к мясу с синтетическим душком, - но сама процедура придала обманчивую уверенность.

Читайте также
Картина с маслом

Потом повели на ужин. Встречи с бойцами планировались с утра.

Мы огляделись.

Часть как часть. Ангары. Штабные вагончики. Армейские палатки. Машины. Техника. Маскировочные сетки. Все в зеленом.

Утром нас разделили. Поэтов отправили к сверхсрочникам. Прозаиков повели к старослужащим. Наверное, был в этом какой-то свой стратегический расчет. Логику военных лучше не пытаться понять. Надо просто выполнять приказы. По уставу жить легче.

Потом уже, вместо гонорара, накормили творческий десант солдатской кашей и предоставили свободное время.

Мне захотелось посмотреть Припять – запретный город (расположен на территории Украины, в нескольких километрах от границы с Белоруссией. – Ред.). Но туда не пускали. Зона была закрыта.

Людей нет. Остались только аисты

Тогда я попросился в село, возле которого располагалась воинская часть. Ладыжичи оно называлось.

Жителей эвакуировали ночью. Сразу же после взрыва. Наехали военные в грузовиках, спешно всех погрузили и увезли. Теперь оно пустует. Как выразился тут один капитан:

- Людей нет. Остались только аисты.

Мне было любопытно посмотреть: как оно может выглядеть – село без жильцов?

Не могу сказать, что мое предложение вызвало бурный восторг. Но я настаивал. Кураторы покривились и нехотя согласились. Какой-то майор даже вызвался сопроводить. И мы пошли. Я и еще несколько человек.

Белорусские деревни – красивые. Особенно в этой стороне, где зона отчуждения.

Кругом леса. В них дикость разная обитает. Кабаны, косули. Лоси. В водоемах полно рыбы.

Дома уютные. Точнее – хаты. Некоторые сложены из бревен. Приземистые такие срубы. Снаружи они вымазаны глиной и аккуратно побелены. На крышах аисты вьют гнезда. Громадные такие гнезда. Раскидистые. Да и сами крыши не такие, как у нас. Они у них складываются из соломы и камыша. И чем старше хуторок, тем живописнее общий вид. Мосфильмовские павильоны для сказок  напоминает.

Читайте также
Рассказ одного счастливого человека семи лет

Идем, значит.

Зрелище действительно, я вам скажу, не располагает. Сюр какой-то.

Вдоль опустевших улиц стоят хаты. Приземистые такие домики. Заборы. Калитки нараспашку. Двери входные все опечатаны. Нет еще разрухи, лишь дворы поросли травой. Она высокая, по пояс.

Заглядываем в окна. Внутри – беспорядок. Видно, что собирались впопыхах. Валяются опрокинутые стулья. Постели не заправлены. Раскиданы в спешке вещи. Пальтишки какие-то, свитера на полу. Игрушки детские валяются. Сандалики…

Жутковато, если честно.

Так, наверное, будет выглядеть земля после последней на свете войны.

В сараях – тоже пусто. Кажется, вот-вот из-за угла покажется корова. Или тявкнет собака. А может, мелочь какая дворовая. Куры там или гуси. Нет. Никого. Тишина. Мертвая. И какая-то она – звенящая. Как будто по ней ток пропустили. Оглохнуть можно.

«Утром стрелять начали. Думала, немцы пришли»

Вдруг слышим – косит кто-то.

Все дружно повернулись к майору.

- ???

Читайте также
Ермек Турсунов: Как я был Куросавой

- Да это здесь – местная достопримечательность, - усмехнулся майор. – Старуха тут живет. Одна она. Детей нет. Мы ее Мать полка прозвали.

- То есть?

- Вывозили ее тоже несколько раз, - пустился в объяснения майор. - Здесь же закрытая зона. Не положено. Дали ей там, как всем, и жилье, и компенсации. А она обратно возвращается. Пешком. Не может в квартире. Какая вам разница, где мне помирать, говорит. Вот и оставили.

- А почему Мать полка?

- Ну не отец же, - вполне резонно возразил майор. - Здорово она нас тогда напугала. Она, оказывается, пряталась тут, пока чистка шла. А потом через месяц вылезла. Солдаты чуть не описались со страху. Вылезла такая, космы седые распушила, худая, как смерть, в длинном балахоне. Явилась – здрасьте вам.

 

Пошли на звук.

Какая-то бабка машет косой. Да еще и ладно так машет!

Разговорились.

Спрашиваю:

- Как вы здесь живете-то, одна?

Читайте также
Преступление и наказание

- А чего мне? - улыбается. – Вона, когда эти ночью нагрянули и в микрофоны свои стали командовать, я подумала – немцы опять! И – в подвал. Сижу тихо. А утром, слышу, стрелять начали. Ну, думаю, точно немцы.

(Это специальные бригады уничтожали собак и кошек, чтобы те заразу не распространяли.)

- А у меня тут запасы: огурчики там, помидоры соленые. Все свое. Провиант на зиму, - посмеивается старушка. - Сижу себе. Не высовываюсь. А через какое-то время пить захотелось. Невмоготу прям. Внутри, как в кузне. Горит. Выглянула, думаю, да и бог с ним, будь что будет, и так уже скоко мне осталось. Гляжу - а нету никого. Ни соседей, ни этих. И всё целое. Хаты стоят. Ничего не пожгли. У меня аж рот открылся.

- А почему вы со всеми не уехали? Здесь же опасно.

- Ха, - отмахнулась старушка. - Здесь же дом. Здесь каждый кустик ночевать пустит. И чего опасно-то? Вон Микулишна тоже возвернулась за портретами родительскими, мы с ней картошку стали печь. Так она не взорвалась. Так что врут всё. Антихристы!

- А косите траву зачем? Скота же все равно нет.

Старушка как-то вздохнула печально. Провела бруском пару раз по лезвию своей семерки.

- А надо! - произнесла уверенно. - Для общего порядку.

И вдруг потянулась ко мне. Пощупала волосы. Нахмурилась, словно припоминая.

- Такие же, - прошептала.

- О чем вы, бабушка? - не понял я.

- Да тут, в войну, немцы расстреляли одного парнишку, - стала вспоминать старушка. - Он тоже такой темненький был, раскосый, вроде тебя. Ранило его в ногу, бежать не мог, поймали его, беднягу. И хоронить запретили. А ночью баба Настя меня разбудила, и мы пошли…

Тут она снова замолчала. Промокнула глаза платком. Тяжелые все-таки воспоминания.

- Я испужалась тогда жутко, помню, я ж покойников никогда не видела. Только один раз, когда Митька-скотник в реке утонул по пьянке. Да и то издали. А тут солдатик. Молоденький еще. Остыл уже… Закопали мы его за селом. Помню, волосы у него еще были такие, как у тебя…

Я замолчал потрясенный.

- А где его могилка? - спрашиваю через паузу.

- А тама, - показала рукой. - Там наш хутор стоял. Зеленый Гай назывался. Сожгли его немцы…

- Ну, всё, - оборвал майор. - Нам пора.

И выжидающе глянул на нас.

Мы сфотографировались на память с героической бабулей (на снимке) и пошли обратно. В часть.

Наутро было еще несколько встреч. Потом еще несколько.

А потом мы полетели домой.

И у меня долго еще перед глазами стояло пустое село, звенящая тишина, одинокая старушка и широкое зеленое поле со скошенной «для общего порядка» травой.

Фото: disgustingmen.com и из архива Ермека Турсунова.

Сборник рассказов Ермека ТУРСУНОВА «Мелочи жизни» продаются в магазинах «Меломан» и MARWIN.

колхозник 2017-01-07 14:34:05
ермек! так вы еще и ликвидатор. в белорусской стороне поднимал боевой дух чернобыльцев (казахстанского полка) еще и сагадат нурмагамбетов. к сожалению на чернобыльскую тематику у нас нет писателей. есть ...бек с пару книгами но очень скудно больше саморекламы и ноль воспоминании.
Васисуалий Лоханкин 2017-01-07 19:24:43
Смеркалось...
колхозник 2017-01-07 19:36:40
сасихуалий лоханкин! смеркалось- это прикол такой. по задорнову
вася лох 2017-01-07 19:50:16
После слова ..смеркалось.,.можно писать любую ахинею :-)
смотрящий 2017-01-08 13:47:47
Ереке супер.Было очень интересно читать!
Карагандинец 2017-01-09 09:38:24
Можно было и часть назвать - 20040 (27-й полк химической защиты). Через него прошло более 30 тысяч казахстанцев, сегодня в республике проживают порядка 5-6 тысяч (точно никто не скажет, ведь были не только призывники-партизаны, но и командировочные)... Как-то вот так...
Ерлан Дарменов 2017-01-10 18:03:20
На секретные полигоны японцев и американцев с фотоаппаратами водили? В зоне Чернобыльской АЭС бывали? За рубеж неоднократно ездили? Что бы ни одели, выглядите подозрительно? Да Вас, Ермек Каримжанович, давно уже пора, того... расстрелять )))
Иметь свое мнение судья запретил
Правозащитник Евгений Жовтис – об определении судьи Жумамуратова  
Воина степей несло…
Суд заморозил результаты тендера, по которому компании Зейнуллы Какимжанова должно было достаться $70 млн
Шарик-фуярик
Товарищ Карин, вы большой ученый!
Расстрел в Темиртау. Часть 5
Трагедия 1959 года на строительстве Казахстанской Магнитки была стерта из памяти
Как Зейнулла Какимжанов «попал под лошадь»
За каким стулом охотится и что в итоге найдет бывший высокопоставленный чиновник
Война "лимонов" со "сливами"
Как преимущества для некоторых превращаются в ущерб для всех
И Комиссаров в пыльных флеймах...
Комментаторов статей на интернет-ресурсах могут заставить проходить процедуру аутентификации
$100 млн на ветер
Почему государственная информационная политика Казахстана проигрывает экстремистской идеологии
Я называл Алтынбека Пиночетом, а он меня Чон Ду Хваном. Часть 3
Кинорежиссер и писатель Ермек Турсунов рассказывает об Алтынбеке Сарсенбаеве
«Чёрные лебеди» Каспия
В январе должно пройти очередное заседание специальной рабочей группы по разработке Конвенции о правовом статусе Каспийского моря
На 26 году независимости очень внезапно даже у самых правоверных болашакеров какие-то неожиданные сомнения появились. Все ли так в стране делается? Суды, оказывается, ненастоящие! За что, отцы?! Теперь осталось дождаться очистительного катарсиса от организации ветеранов правоохранительных органов и делегатов съезда мировых религий.
Воина степей несло…
- Сил Вам и терпения, Геннадий!!!Непростое Вы дело затеяли. Помогай вам этом, Господь!!!
Воина степей несло…
- а может его устраняют из списка кандидатов на должность президента страны?
Пейзанин, экстазуя, ренувелирует шоссе…
- Зима! Пейзанин, экстазуя, Ренувелирует шоссе, И лошадь, снежность ренифлуя, Ягуарный делает эссе. Пропеллером лансуя в’али, Снегомобиль рекордит дали, Шофёр рулит; он весь в бандо, В люнетках, маске и манто. Гарсонит мальчик в акведуке: Он усалазил пса на ски, Мотором ставши от тоски, Уж отжелировал он руки. Ему суфрантный амюзман, Вдали ж фенетрится маман.
Почему мы пишем про Какимжанова
- Правильно пишут журналисты, это же уже разработанная схема рейдерства. И уже по этой схеме отняли бизнес у иностранного инвестора в Атырауской области, завод на Тенгизе. Как не писать о таких вопиющих нарушениях со стороны госорганов, судов, которые наверняка небесплатно вае это делали. Молодцы, пишите дальше и подробнее. Кроме Вас мало кто разбирается в таких делах и профессионально пишет на темы рейдерства.
Ратель. Избранное. Марат Асипов
- Самые мощные статьи - у Марата Асипова: без намеков, без догадок, без иллюзий, заблуждений, эмоций и рефлексий. Статьи - как самый точный диагноз, как справедливый приговор, ни добавить, ни убавить.
Мухтар Тиникеев выступил с обращением
- "Тиникеев поставил всех в неловкое положение... Оставят его с мандатом – значит, такое поведение допустимо в той самой стране, в которой демократия, верховенство закона, привлекательный инвестклимат так хороши, что не сегодня-завтра мы будем в числе 30 самых-пресамых замечательных государств." - М.Асипов. === Вы были правы, мэтр. Его не оставили. Но предложили отречься самому. В знак того, что человек, пусть манеры его и некрасивы - красив душой. Как то и подобает истинному члену партии.
Главный редактор «Радиоточки» покинул Казахстан
- ◆◆◆ Гульмира 2016-12-27 10:01:54 Почему все "борются" за правду, а садят их в тюрьму за деньги. В чем правда жизни, брат... ◆◆◆ ТОЧНО СКАЗАЛА - РЕСПЕКТ !!! ◆◆◆