Мать полка

5521 просмотров
8
ЕРМЕК ТУРСУНОВ
Суббота, 07 Янв 2017, 14:00

После выхода в свет сборника Ермека Турсунова «Мелочи жизни» Ratel.kz продолжает публикацию его новых рассказов, которые войдут в следующую книгу

Читайте предыдущий рассказ Ермека ТУРСУНОВА «Уроки французского».

* Зона отчуждения

* Людей нет. Остались только аисты

* «Утром стрелять начали. Думала, немцы пришли»

В 1988 году, ровно через два года после того, как бабахнуло на Чернобыльской АЭС, нас, группу литераторов, от Союза писателей командировали в Белоруссию, в воинскую часть, сформированную из казахстанцев. На секретариате поставили задачу: «Поднять боевой дух солдат посредством чтения пламенных стихов, вдохновенной прозы и теплого человеческого общения».

Ну что ж, решили мы. Почему бы не поднять? И полетели.

Читайте также
Дурачок

Зона отчуждения

Встретили нас товарищи в форме на военных ГАЗиках и куда-то повезли.

За окном замелькали разноликие пейзажи, постепенно меняясь с городских на деревенские. По дороге мы успели еще и перекусить в какой-то придорожной столовой, на фасаде которой красовалась надпись – «Едальня».

По мере приближения к зоне стали появляться поливочные машины. Много. Они курсировали одна за другой по шоссе и щедро лили воду на асфальт.

Мы минули несколько патрульных постов и, наконец, свернули в лес.

Долго тряслись в ГАЗиках. Наконец остановились. Смеркалось.

Я разглядел, как в сумерках к машинам подходят военные. Вроде как офицеры. Привлекло внимание, что над каждым из них темнел столб, высотой метра в два.

Мы вышли из машин. Над каждым из нас тут же выросло по такому же столбу. Оказалось, это – мошкара. Никогда ни до, ни после не ели меня так нещадно, как там, в белорусских лесах. Даже в Кызылорде, где комары, как мне показалось, могли бы служить вместо сторожевых собак, - даже там они вели себя поскромнее. А эти как с цепи сорвались, зверье какое-то.

Нас в спешке повели в палатки, но по дороге туда свежей, пусть и не очень качественной писательской крови выпито было прилично. Там уже, в палатке, каждого из нас облили какими-то вонючими спецсредствами и выдали по комплекту спецодежды. Не сказать, чтобы сильно помогло: видимо, местные комары привыкли к мясу с синтетическим душком, - но сама процедура придала обманчивую уверенность.

Читайте также
Картина с маслом

Потом повели на ужин. Встречи с бойцами планировались с утра.

Мы огляделись.

Часть как часть. Ангары. Штабные вагончики. Армейские палатки. Машины. Техника. Маскировочные сетки. Все в зеленом.

Утром нас разделили. Поэтов отправили к сверхсрочникам. Прозаиков повели к старослужащим. Наверное, был в этом какой-то свой стратегический расчет. Логику военных лучше не пытаться понять. Надо просто выполнять приказы. По уставу жить легче.

Потом уже, вместо гонорара, накормили творческий десант солдатской кашей и предоставили свободное время.

Мне захотелось посмотреть Припять – запретный город (расположен на территории Украины, в нескольких километрах от границы с Белоруссией. – Ред.). Но туда не пускали. Зона была закрыта.

Людей нет. Остались только аисты

Тогда я попросился в село, возле которого располагалась воинская часть. Ладыжичи оно называлось.

Жителей эвакуировали ночью. Сразу же после взрыва. Наехали военные в грузовиках, спешно всех погрузили и увезли. Теперь оно пустует. Как выразился тут один капитан:

- Людей нет. Остались только аисты.

Мне было любопытно посмотреть: как оно может выглядеть – село без жильцов?

Не могу сказать, что мое предложение вызвало бурный восторг. Но я настаивал. Кураторы покривились и нехотя согласились. Какой-то майор даже вызвался сопроводить. И мы пошли. Я и еще несколько человек.

Белорусские деревни – красивые. Особенно в этой стороне, где зона отчуждения.

Кругом леса. В них дикость разная обитает. Кабаны, косули. Лоси. В водоемах полно рыбы.

Дома уютные. Точнее – хаты. Некоторые сложены из бревен. Приземистые такие срубы. Снаружи они вымазаны глиной и аккуратно побелены. На крышах аисты вьют гнезда. Громадные такие гнезда. Раскидистые. Да и сами крыши не такие, как у нас. Они у них складываются из соломы и камыша. И чем старше хуторок, тем живописнее общий вид. Мосфильмовские павильоны для сказок  напоминает.

Читайте также
Рассказ одного счастливого человека семи лет

Идем, значит.

Зрелище действительно, я вам скажу, не располагает. Сюр какой-то.

Вдоль опустевших улиц стоят хаты. Приземистые такие домики. Заборы. Калитки нараспашку. Двери входные все опечатаны. Нет еще разрухи, лишь дворы поросли травой. Она высокая, по пояс.

Заглядываем в окна. Внутри – беспорядок. Видно, что собирались впопыхах. Валяются опрокинутые стулья. Постели не заправлены. Раскиданы в спешке вещи. Пальтишки какие-то, свитера на полу. Игрушки детские валяются. Сандалики…

Жутковато, если честно.

Так, наверное, будет выглядеть земля после последней на свете войны.

В сараях – тоже пусто. Кажется, вот-вот из-за угла покажется корова. Или тявкнет собака. А может, мелочь какая дворовая. Куры там или гуси. Нет. Никого. Тишина. Мертвая. И какая-то она – звенящая. Как будто по ней ток пропустили. Оглохнуть можно.

«Утром стрелять начали. Думала, немцы пришли»

Вдруг слышим – косит кто-то.

Все дружно повернулись к майору.

- ???

Читайте также
Ермек Турсунов: Как я был Куросавой

- Да это здесь – местная достопримечательность, - усмехнулся майор. – Старуха тут живет. Одна она. Детей нет. Мы ее Мать полка прозвали.

- То есть?

- Вывозили ее тоже несколько раз, - пустился в объяснения майор. - Здесь же закрытая зона. Не положено. Дали ей там, как всем, и жилье, и компенсации. А она обратно возвращается. Пешком. Не может в квартире. Какая вам разница, где мне помирать, говорит. Вот и оставили.

- А почему Мать полка?

- Ну не отец же, - вполне резонно возразил майор. - Здорово она нас тогда напугала. Она, оказывается, пряталась тут, пока чистка шла. А потом через месяц вылезла. Солдаты чуть не описались со страху. Вылезла такая, космы седые распушила, худая, как смерть, в длинном балахоне. Явилась – здрасьте вам.

 

Пошли на звук.

Какая-то бабка машет косой. Да еще и ладно так машет!

Разговорились.

Спрашиваю:

- Как вы здесь живете-то, одна?

Читайте также
Преступление и наказание

- А чего мне? - улыбается. – Вона, когда эти ночью нагрянули и в микрофоны свои стали командовать, я подумала – немцы опять! И – в подвал. Сижу тихо. А утром, слышу, стрелять начали. Ну, думаю, точно немцы.

(Это специальные бригады уничтожали собак и кошек, чтобы те заразу не распространяли.)

- А у меня тут запасы: огурчики там, помидоры соленые. Все свое. Провиант на зиму, - посмеивается старушка. - Сижу себе. Не высовываюсь. А через какое-то время пить захотелось. Невмоготу прям. Внутри, как в кузне. Горит. Выглянула, думаю, да и бог с ним, будь что будет, и так уже скоко мне осталось. Гляжу - а нету никого. Ни соседей, ни этих. И всё целое. Хаты стоят. Ничего не пожгли. У меня аж рот открылся.

- А почему вы со всеми не уехали? Здесь же опасно.

- Ха, - отмахнулась старушка. - Здесь же дом. Здесь каждый кустик ночевать пустит. И чего опасно-то? Вон Микулишна тоже возвернулась за портретами родительскими, мы с ней картошку стали печь. Так она не взорвалась. Так что врут всё. Антихристы!

- А косите траву зачем? Скота же все равно нет.

Старушка как-то вздохнула печально. Провела бруском пару раз по лезвию своей семерки.

- А надо! - произнесла уверенно. - Для общего порядку.

И вдруг потянулась ко мне. Пощупала волосы. Нахмурилась, словно припоминая.

- Такие же, - прошептала.

- О чем вы, бабушка? - не понял я.

- Да тут, в войну, немцы расстреляли одного парнишку, - стала вспоминать старушка. - Он тоже такой темненький был, раскосый, вроде тебя. Ранило его в ногу, бежать не мог, поймали его, беднягу. И хоронить запретили. А ночью баба Настя меня разбудила, и мы пошли…

Тут она снова замолчала. Промокнула глаза платком. Тяжелые все-таки воспоминания.

- Я испужалась тогда жутко, помню, я ж покойников никогда не видела. Только один раз, когда Митька-скотник в реке утонул по пьянке. Да и то издали. А тут солдатик. Молоденький еще. Остыл уже… Закопали мы его за селом. Помню, волосы у него еще были такие, как у тебя…

Я замолчал потрясенный.

- А где его могилка? - спрашиваю через паузу.

- А тама, - показала рукой. - Там наш хутор стоял. Зеленый Гай назывался. Сожгли его немцы…

- Ну, всё, - оборвал майор. - Нам пора.

И выжидающе глянул на нас.

Мы сфотографировались на память с героической бабулей (на снимке) и пошли обратно. В часть.

Наутро было еще несколько встреч. Потом еще несколько.

А потом мы полетели домой.

И у меня долго еще перед глазами стояло пустое село, звенящая тишина, одинокая старушка и широкое зеленое поле со скошенной «для общего порядка» травой.

Фото: disgustingmen.com и из архива Ермека Турсунова.

Сборник рассказов Ермека ТУРСУНОВА «Мелочи жизни» продаются в магазинах «Меломан» и MARWIN.

колхозник 2017-01-07 14:34:05
1
ермек! так вы еще и ликвидатор. в белорусской стороне поднимал боевой дух чернобыльцев (казахстанского полка) еще и сагадат нурмагамбетов. к сожалению на чернобыльскую тематику у нас нет писателей. есть ...бек с пару книгами но очень скудно больше саморекламы и ноль воспоминании.
Васисуалий Лоханкин 2017-01-07 19:24:43
0
Смеркалось...
колхозник 2017-01-07 19:36:40
0
сасихуалий лоханкин! смеркалось- это прикол такой. по задорнову
вася лох 2017-01-07 19:50:16
0
После слова ..смеркалось.,.можно писать любую ахинею :-)
смотрящий 2017-01-08 13:47:47
2
Ереке супер.Было очень интересно читать!
Карагандинец 2017-01-09 09:38:24
1
Можно было и часть назвать - 20040 (27-й полк химической защиты). Через него прошло более 30 тысяч казахстанцев, сегодня в республике проживают порядка 5-6 тысяч (точно никто не скажет, ведь были не только призывники-партизаны, но и командировочные)... Как-то вот так...
Ерлан Дарменов 2017-01-10 18:03:20
-1
На секретные полигоны японцев и американцев с фотоаппаратами водили? В зоне Чернобыльской АЭС бывали? За рубеж неоднократно ездили? Что бы ни одели, выглядите подозрительно? Да Вас, Ермек Каримжанович, давно уже пора, того... расстрелять )))
Ильмира 2017-01-25 15:06:57
2
Замечательная история... И написано с душой! Спасибо огромное Ермеку Турсунову! А на критику и мелкие подколки не обращайте никакого внимания! Это всё проходящее, а Ваши книги останутся. С глубочайшим уважением!
- У меня есть реально модернизационно-инновационное предложение для правительства: официально ввести в каждом министерстве должность "зама по косякам", ну или "вице-министра отпущения".
Главное – не отрываться от коллектива
По воскресеньям Ratel.kz традиционно публикует истории правозащитника Евгения Жовтиса из его жизни и юридической практики
Разве «Нимфа» кисть дает?
Почему мусульманское кладбище Кенсай в Алматы превращается в ярмарку тщеславия
Талант - единственная новость, которая всегда нова
23 октября в театре им. Лермонтова состоится моноспектакль Александра Филиппенко «У автора в плену». Накануне артист ответил на вопросы Ratel.kz
Рузский мир
К чему приведут хулиганские методы внедрения государственного языка?
Падение сырьевых банков
Почему интересы крупных частных банков РК расходятся с национальными интересами
Дети кукурузы
Обычно для воровства кукурузных початков есть две причины – забава или заготовка корма для скота, но в любом случае – это неправильно
Зомби-апокалипсис по-карагандински
Как умершая в 1985 году в Караганде пенсионерка оформила завещание в 2005 году в Ташкенте
Кыргызстан: пейзаж после выборов
Интервью кыргызского эксперта Аиды Алымбаевой казахстанскому политологу Досыму Сатпаеву
Осетрина второй свежести
Министерство юстиции Казахстана прокомментировало публикацию Ratel.kz, но ясности от этого больше не стало
Сеньоры и вассалы современного Казахстана
Что такое "хорошее управление системой"
Плетенье чепухи: Многие обычаи казахи потеряли безвозвратно
Ratel.kz продолжает публикацию знаменитых записок «Плетенье чепухи» Герольда Бельгера, не увидевших свет при жизни писателя
Кредитные мошенники нашли новую жертву
​​С алматинца взыскивают деньги, которые он не занимал
«Дружеское закрытие глаз» ценой $163 млн
Почему на границе Казахстана и Кыргызстана многокилометровый затор
Ветер дует, потому что деревья качаются
Почему высокие профессионалы в правительстве есть, а самого необходимого в стране при этом нет
Хорошо сидим!
У осужденных по «хоргосскому делу» жизнь протекает в комфорте и изобилии
Жаба и голубка
Новый рассказ Салимы Дуйсековой
Творческих вам узбеков
Почему мы радуемся успехам соседей
О Каталонии. Серьезно
Чем может закончиться «развод» Испании и Каталонии
Марат Толибаев: Хочу заступиться за Владимира Божко
Известный в социальных сетях автор считает, что вице-спикеру приписали абсурдные мысли
Врать надо с прибылей, а не с убытков
В потоке информации о ситуации с Национальным фондом может заблудиться даже профессионал, не говоря уже о простых гражданах нашей страны
Даниил Кислов: Гульнара Каримова не просто злодейка, на которую можно повесить все грехи
Если Шавкат Мирзиёев хочет в самом деле реформировать политику и экономику своей страны, то одними "разоблачениями" дочери экс-президента тут не обойтись
Джохар Утебеков: Нет исключений, позволяющих полицейским пытать людей!
Свобода от пыток - одно из абсолютных прав человека, которая не подлежит ограничениям ни при каких условиях
Сергей Уткин: Зачем воин-папа подставил своего ребёнка
Давить на суд и прочих должностных лиц обществу можно и нужно, а вот экс-министру, использующему свои связи во властных структурах, категорически нельзя
Немецкий инвестор разочарован в Казахстане из-за Какимжанова
Гюнтер Папенбург направил генеральному прокурору Казахстана Жакипу Асанову письмо, в котором просит разобраться в закрытии расследования против экс-министра
Рузский мир
- Большое спасибо Марату Асипову за эту статью. Только не замалчивая такие проблемы общества, путем мирного диалога, можно и нужно добиваться взаимного уважения, толерантности и межнационального согласия. Когда мы едины - мы непобедимы! Этот лозунг должен быть не просто красивыми словами.... Всем спасибо. МИР ВАШЕМУ ДОМУ! Берегите себя...
Уголовное дело шымкентского мажора вновь открыто
- Журналисту Динаре БЕКБОЛАЕВОЙ респект, уважение, за объективное освещение резонансных событий. Надеюсь, что благодаря таким как она принципиальным и профессиональным журналистам наш КЗ станет когда-то правовым государством, где, в т.ч. реализуется принцип неотвратимости наказаний. Браво Динара!!
Отправьте доктора к авторам бензиновой лихорадки
- Из за школьных учебников такой шум подняли,депутаты,Токаев,все выступили,а тут дефицит бензина -и ниче,депутатов не слышно
Жизнь девушки оценили в 700 тысяч тенге
- Не буду писать про медицину, понятно, что ее у нас нет, хотя для того что бы она появилась, надо всего лишь запретить чиновникам и их семьям лечиться за границей, даже за собственные деньги. Я хочу сказать за суд: это насколько надо быть нечеловеком, чтоб одному за публикации в газете давать за моральный ущерб 50 млн., а другой за смерть дочки 700 тыс.?
Аким Павлодарской области и его блондинка
- Уважаемый БУЛАТ ЖУМАБЕКОВИЧ Аким Павлодарской области. Доводим до Вас что по графику дом Щедрина 30 стоит на подключения тепла 02.10.2017 г КСК ИП Шмид, но тепла так и нет. В округе все дома подключили, а наш дом так и мерзнет. Звоним в КСК они нам отвечают, что это Тепловые сети. Где наитии крайних и когда в нашем доме подключат тепло.
Защита от дурака
- Ай молодец автор! Особенно правило 5 понравилось. Тов. Бендер отдыхает в Казахстане :)
Чиновники не смогли объяснить, откуда взялась сумма платы за общественный транспорт
- Нужную сумму разделили на количество квсртир, вышло 3800. Никто там расчетами не занимался