Второго пилота Bek Air подвергали многочасовым допросам

51764 просмотров
0
Анна КАЛАШНИКОВА
Суббота, 01 Фев 2020, 19:00

Перенесший серьезные операции под общим наркозом лётчик давал показания в состоянии посттравматического стресса

Вечером 28 января от легочной эмболии скончался второй пилот самолета Fokker 100 авиакомпании Bek Air Миржан МУЛДАКУЛОВ, выживший после столкновения воздушного судна со зданием, возведенным в запретной зоне аэропорта Алматы, 27 декабря 2019 года.

Получивший серьезные травмы пилот был помещен в алматинскую городскую клиническую больницу №4, куда вывезли значительную часть пострадавших в катастрофе людей.

Многим экстренным пациентам медики ставили уколы с сильнодействующими препаратами, чтобы снять шоковое состояние. Когда Мулдакулова увозили с места крушения, он жаловался на сильные боли в спине, и ему сделали укол, после которого он сразу отключился.

У Мулдакулова были раздроблены кости лица и нос, ему требовалась серьезная пластическая операция. В тот же день операцию под общим наркозом провели с участием специалистов челюстно-лицевой клинической больницы, которые собирали буквально по кусочкам кости черепа.

Читайте также
Каждый блогер - прокурор

В эти же дни Миржану вновь потребовалась операция, на этот раз на позвоночнике, так как он не мог ходить и не чувствовал ног в прямом смысле этого слова.

После нового года Мулдакулову сделали еще одну сложную операцию. А пятого января пресс-служба Управления общественного здоровья Алматы сообщила, что второго пилота перевели из реанимации в профильное отделение, и что он "в сознании, разговаривает и находится в ясном уме".

Как стало известно Ratel.kz, до официального сообщения о состоянии пилота и перевода из реанимации Мулдакулова трижды допросили полицейские.

Первый допрос состоялся уже 30 декабря. На протяжении нескольких часов его допрашивали сотрудники полиции. Как теперь выясняется, пилоту присвоили статус свидетеля с правом на защиту, но допросили без адвоката! Можно представить, как трудно было говорить человеку, только перенесшему тяжелейшую операцию на лице. Даже простое удаление зуба еще несколько часов после выхода из кабинета стоматолога мешает нормально разговаривать. А Мулдакулов подвергся допросу буквально через два дня после операций на лицевой части черепа и позвоночнике. Медики не смогли воспротивиться следственным действиям даже несмотря на то, что пилот время от времени говорил, как ему больно. Полицейские прерывались на медицинские процедуры или когда обездвиженному пациенту приходилось справлять нужду, не вставая с кровати.

З0 декабря полицейские допрашивали пилота почти шесть часов, прервавшись всего два раза.

Вскоре Мулдакулова вновь отправился в операционную, где ему вновь провели сложную операцию.

Читайте также
Бакытжан Базарбек: Почему дёргаются агашки

Сразу после этого - 3 и 4 января, полицейские снова явились для проведения допросов.

Как говорят близкие Мулдакулова, час за часом летчику приходилось рассказывать допросчикам об азах пилотирования, основах аэродинамики, объяснять летную терминологию и прочие технические детали, в которых полицейские не разбирались. По сути, на протяжении 16-17 часов второй пилот вновь и вновь переживал события рокового дня и гибель людей, так как ему приходилось переводить и объяснять каждую прозвучавшую в кабине команду, отданную на английском языке. При этом осознавая, что в любой момент может быть обвинен в трагедии. Добавим, что все это фиксировалось еще и на видеокамеру в присутствии нескольких человек.

Все это время в палату к Миржану заходили только полицейские и медики.

28 декабря правоохранительные органы выставили в больнице охрану – сотрудников Специального отряда быстрого реагирования (СОБР). Больше никого к пилоту не пускали: ни близких, ни даже родственников. Жене и детям удалось увидеть его только после 5 января, когда вышло официальное сообщение о том, что он пришел в себя. По сути, больничная палата для Мулдакулова превратилась в следственный изолятор с усиленной охраной за дверями.

Оказавшись дома, Мулдакулов с трудом мог вспомнить, какие показания он давал.

Между тем следственные действия прекратились только после того, как медики не выдержали кошмара непрекращающихся изнурительных допросов. Один из заместителей главного врача больницы потребовал провести консилиум для оценки психологического состояния Миржана Мулдакулова. По словам медиков, уже после первого допроса летчик впал в депрессивное состояние. С учетом того, что в эти дни авиакомпания и ее сотрудники подверглись мощной информационной атаке, были наложены запреты на полеты и другие санкции, посыпались обвинения, зачастую несправедливые, что и здоровые люди с трудом выносят, поводов для депрессии, включая травлю, травмы и допросы, было более чем достаточно. Именно это и побудило врачей созвать консилиум.

Читайте также
Скандал с уголовными последствиями

Консилиум установил, что летчик переживает тяжелый психологический стресс, и на этом основании дальнейшие допросы пациента прекратились.

Это стало возможным только потому, что решение консилиума оспаривается только в судебном порядке. Полицейские не решились пойти в суд, так как сама процедура допросов, правовая состоятельность добытых таким образом показаний, вероятно, могла бы вызвать нежелательные вопросы.

Когда наша редакция подверглась обыскам и допросам, мои коллеги тоже пережили стресс, и это при том, что все были здоровы, не получали серьезных травм и ощущали весомую поддержку со стороны коллег и правозащитных организаций в Казахстане и за рубежом, а также ходили на допросы в сопровождении адвокатов.

В этой же ситуации тяжелораненого пилота изолировали от родных. Как и любому другому человеку, не сталкивавшемуся с полицией, ему, возможно, и в голову не пришло, что нужно требовать адвоката, так как его статус – свидетель с правом на защиту позволяет поставить такое условие. Но у него не было даже государственного адвоката. И подсказать ему было некому, поскольку он находился в изоляции. Важный момент - информация о допросах скрывалась от родных и коллег Мулдакулова.

Насколько нам известно, коллеги летчика требовали, чтобы им позволили с ним встретиться, но все требования пресек полицейский спецназ, выставленный у палаты, словно в ней находился не обездвиженный человек, а опасный преступник.

Читайте также
Жёсткая посадка после авиакатастрофы

Как говорят близкие, Миржан был сильным волевым человеком, привыкшим к дисциплине. Нужен допрос – пожалуйста, он готов ответить, как настоящий мужчина, даже несмотря на то, что был прикован к постели тяжелыми травмами, испытал действие сильных обезболивающих препаратов и медицинских наркотиков.

Но все же общение с полицейскими привело к тяжелейшей депрессии.

Даже после выписки Мулдакулова врачи настаивали на полном психологическом покое больного. Поликлиника, в которой он наблюдался, закрепила за ним штатного психоаналитика.

Однако полицейские продолжали надоедать звонками. Летчик отказывался от встречи с ними до тех пор, пока не будут готовы выводы специальной авиационной комиссии.

Накануне смерти, 27 января, Миржан Мулдакулов побеседовал с местными представителями Управления по расследованию авиационных происшествий и инцидентов (УРАПИ) и рассказал им все о происшествии. Чтобы понять друг друга профессионалам достаточно было побеседовать менее часа.

Расследование авиакатастрофы ведет Международная авиационная комиссия (МАК), штаб-квартира которой находится в Москве. Свои выводы по состоянию самолета должны сделать и направить в МАК производители Fokker-100, которые тоже прилетали в Алматы.

Фото: Tengrinews

Президент РК
- В России некоторые лица перевирают всю эту ситуацию, утверждая, что вот, мол, Россия "спасла" Казахстан, а Казахстан теперь должен вечно "служить и кланяться в ноги" России.
Ratel Instagram
Новая попытка захватить информационное пространство Казахстана
Кибертеррористы нашли дыру, через которую можно беспрепятственно проникать в информационное поле страны
Раньше было совсем плохо, а сейчас стало ещё лучше
О непредумышленном патриотизме и профессиональных любителях Родины
Бомбы под тенгизскую нефть
Есть основания предполагать, что это "послание" не только Казахстану, но и американской компании "Шеврон", ключевому акционеру Тенгизского проекта
В Казахстане возникла Наурызбайская тендерная аномалия
Если распиливать бюджет по 100 МРП на лот, ни один ревизор не придерётся
Как аким Тасмагамбетов заложил в Алматы мину техногенной катастрофы
После заявления президента о прекращении точечных застроек, застройщики стали активнее осваивать любые свободные от зданий участки в Алматы
Рассказы про экономику - 2
Откуда в Казахстане берётся высокая инфляция?
Треть казахстанского бюджета тратилась на образование, но студенты-казахи в Алма-Ате "страдали особо". Почему?
Занимательная история Казахстана от Андрея Михайлова
Об ожиданиях и реальности в медицине. Часть 1
Итак, вопрос N1. ЕДИНЫЙ ПЛАТЕЛЬЩИК
История из американской жизни
"Вы за это платите свои налоги", - говорят полицейские Флориды
Алматы и алматинцы. Чёрный день календаря
Нужен памятник не мёртвым, нужен он живым. То есть нам с вами
Продолжается социальный эксперимент россиянина над павлодарской полицией
Владелец ПКР, гражданин РФ Евгений Севрюков, четыре года ставит в Казахстане опыты, доказывающие, что здесь можно перешагнуть любой закон
Управделами президента заказало госнаград почти на полмиллиарда тенге
Стоимость всех казахстанских орденов заметно выросла по сравнению с 2021 годом
Аким Актюбинской области уговорил Ерлана Джамантаева остаться
Руководитель футбольного клуба "Актобе" должен был уйти на повышение в Республиканскую федерацию футбола
Глина и навоз вместо исторического облика Алматы
Старые алматинские дома превращаются в новые трущобы
Мальчиш-плохиш и паспорт для хороших русских
Как доказать, что ты не индоктринированный верблюд
О запрете на экспорт, ручном управлении экономикой и индонезийском пальмовом масле
Все разумные решения принимаются по-разному, но глупые - одинаково
О биографиях казахстанских "молодых политиков"
Незатейливая политтехнология, из разряда "простота хуже воровства"
Однофамилец
Всевышний умеет шутить, посмеиваясь над нашими планами и так называемыми экспертами
На рынке арендного жилья Алматы происходит настоящая катастрофа
Казахстанцы без своего жилья будут копить на него ещё очень и очень долго
Мы прошли климатическую точку невозврата
Настоящая катастрофа начнётся, когда растают ледники
Жители отдалённого района ВКО заставили золотодобывающую компанию приостановить работы
- 7 жылдық жұмыс үшін , ауылға қаншама зиянын тигізеді. Бұл фабриканың салынуына жол бермеу керек. Ауыл ойықта орналасқан, Таудан соққан желдің әсерінен бүкіл шаң, газ ауылға келеді. Ауыл тұрғындары арамен, малдың арқасында өмір сүріп жатыр. Егер фабрика салатын болса мал жайлымыда қалдмайды.
О мелочном жлобстве элиты Казахстана
- Өте дұрыс айтылған, Бас иемін, бәленің бәрі осыдан басталады.Рахмет !
Первые люди в долине Или: ниже Капчагая обнаружены каменные орудия, сопоставимые с древнейшими артефактами Земли!
- Добрый день! С точки зрения археолога-палеолитчика, знающего, что такое олдованская культура, могу сказать, что материал интересный. В данный момент занимаемся раскопками стоянок верхнего палеолита в предгорьях Заилийского Алатау. Поэтому есть возможность более детально изучить данные местонахождения. Как можно связаться с автором? Мой мэйл: dim_as_oj@mail.ru
Красная линия как казахская национальная идея
- Спасибо, Марат. Вы очень здорово сформировали и высказали свою боль и мою тоже. Если бы эти мысли дошли до каждого жителя нашей страны, наверное было бы легче жить. Я вот еще думаю, неужели нашему ЕЛЬБАСЫ дожив до старости, не стыдно читать щитки-лозунги "шал кет"?
Откуда у Жакипа Асанова синдром Елбасы
- Уважаю людей которые идут против системы.в судах идёт беспредел и неужели,если просто по человечески судья решил принять сторону обвиняемого,то её просто надо уничтожить? А Асанову надо лучше посмотреть с кем он работает.Я думаю правда восторжествует
Обращение Тимура Кулибаева
- Спасибо за работу.Вы действительно помогли услышать нас предпринимателей на верху. СПАСИБО
Руководитель отдела строительства города Абая обвинил журналиста Ratel.kz в клевете
- Уважение за проделанный огромный объем работы при расследовании. Очень хлесткий, конкретный цикл статей "Из жизни отечественных нечестных чиновников"