Барыги против производителей

2590 просмотров
8
Анна КАЛАШНИКОВА
Понедельник, 10 Апр 2017, 13:00

При строительстве государственных объектов чиновники игнорируют отечественных производителей

Читайте также
Золотые кровати

На днях в Алматы состоялось очередное заседание комиссии по местному содержанию при региональной палате предпринимателей Алматы, где вновь обсуждались вопросы участия отечественных товаропроизводителей в поставках на объекты, возводимые на бюджетные средства.

Вице-президент  Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности Казахстана Игорь ПРОЦЕНКО (на снимке), который неоднократно выступал с жесткой критикой государственных органов, заявил, что не намерен больше тратить время на пустые разговоры и  ходить на такие мероприятия не имеет желания.

Проценко полагает, что программа импортозамещения, о реализации которой рапортуют все госорганы, на практике оборачивается дискредитацией самой этой программы на местах. 

- Почему вы решили хлопнуть дверью? Что заставило вас сделать такое резкое заявление?

- Два месяца назад наша ассоциация совместно с Национальной палатой предпринимателей провела аудит на пяти объектах в разных регионах Казахстана с участием финансового контроля. Речь идет об объектах соцназначения (школы, детсады), возводимых из средств госбюджета, которые нужно было оснастить технологическим оборудованием, в том числе и мебелью. Объекты были выбраны по всей республике, абсолютно случайным образом – в Актау, Петропавловске, Алматинской области, в Алматы (Универсиада) и Костанае.

На всех пяти объектах картина была точно такой же, как в ваших материалах про Универсиаду. Ни один местный производитель туда мебель не поставлял.

Из Алматинской области нам позвонили и сказали, что мы туда можем даже не приезжать, потому что подрядчик и не скрывал - у них  мебель в построенной школе  из России. То есть Универсиада – яркий, но, к сожалению, типичный пример того, как воплощают в жизнь на местах программу импортозамещения.  Особенно плачевная ситуация в приграничных городах.

- Может, потому, что казахстанская мебель дороже?

Читайте также
Байбек поручил разобраться

- Я совершенно точно могу сказать, что наша продукция по цене конкурентоспособна. По итогам конкурсов, проведенных компанией «Астана EXPO-2017», а затем и при поддержке нацкомпании мы участвуем в трех крупных проектах в качестве субподрядчика, выступая как консорциум из 12 компаний-производителей на объекты ЭКСПО.  Вот там, где  жесточайшая конкурентная борьба, отношения не между государством и бизнесом, а между бизнесом и бизнесом, там можно работать. Бизнес никогда не будет покупать там, где дороже, и то, что их не устраивает по качеству.

Определенно, существует некое звено между производителем и заказчиком, возможно, там присутствует и коррупционная составляющая.

- Это, конечно, многое объясняет.  По вашим оценкам, о каких суммах идет речь?

- Фактическая стоимость всего этого оборудования - кровати, тумбочки, столы и т.д.- 400-500 миллионов тенге. Поставили на 1,3 миллиарда. Разница, грубо говоря, составила свыше 700 миллионов тенге. Ничего сверхординарного в этой мебели нет. Мы можем делать то же самое.

Читайте также
Чиновники на Универсиаде не экономили

Более того, всю проектную документацию делали мы, а это не только ценовые предложения, но и расстановка мебели, функционал, государственная экспертиза, наличие различных сертификатов для государственной экспертизы. Несколько месяцев наши технологи работали над этим проектом. Соответственно, в проект вошла наша мебель с нашей кодировкой, завод-изготовитель был указан тоже наш. Метаморфозы начались на этапе строительства – оказалось, что из проектно-сметной документации исчезла страна-производитель - Казахстан и сам завод-изготовитель. При этом кодировку на кровать, видимо, забыли поменять. Судя по вашим публикациям, примерно на 60 процентов наши цены были ниже, чем они закупили у россиян.

- Как это соотносится с существующими правилами?

- Как законопослушный гражданин я бы не рискнул так поступать.

- Если вы готовили проект, утвердили всю проектно-сметную документацию, имели ли они право закупать мебель у другого производителя?

- Тем не менее, закупили. Я вам больше скажу, на этапе проектирования проводится свой конкурс по выбору поставщика, который будет принимать участие в проекте. В нем учитывается также и ценообразование, и профессиональная подготовка, и проектный потенциал. А тут получилось, что взяли наши разработки, поставили в проект, проект прошел экспертизу, потом по этому проекту провели конкурс и выбрали подрядчика.

На этом этапе подрядчик имеет право обратиться к другому производителю или поставщику мебели, но при условии, что это никак не повлияет на соотношение цены и качества. Но и при всех этих условиях приоритет все равно имеет тот производитель, который участвовал в проекте. В том случае, если производитель совсем завысил цену, а у другого поставщика более качественные характеристики или улучшенный функционал, то они имеют право уведомить проектанта, в данном случае - нас, в письменном виде. Потом согласовать с Управлением строительства смену поставщика и заключить контракт с другой компанией. Но нас никто не уведомлял ни о чем, просто мы позже узнали, что мебель закуплена у российской компании.

Читайте также
Почему Какимжанову рано праздновать победу

С 2010 года наша компания в качестве проектанта участвовала примерно в 80 проектах, мы очень много потратили на это времени и ресурсов, но к поставке мебели нас допустили только в 15 из них. То есть это закономерность. В проектной документации интеллектуальной школы (Назарбаев Интеллектуальная школа в Алматы – А.К.) мы также шли как завод-изготовитель. Осуществили поставку оборудования «под ключ» в пяти школах, а потом нас научились не пускать. Чиновники используют наш проектный потенциал, а потом выкидывают  из проекта, поэтому сейчас мы приняли решение  больше бесплатно не участвовать в проектировании.

- А вы бесплатно все это делали?

- Да. В стране всего три-четыре компании, которые способны участвовать в проектах на таком уровне. Такая же ситуация и с производителями вентиляционного оборудования, и по кухонному оборудованию. Все просят спроектировать, обещают, что будут закупать, а в итоге используют наш бесплатный труд. Проектирование – это не дешевое удовольствие, а у нас за это никто платить не готов.

- А кто должен отвечать за это - акимат?

- Тут пробелы в законодательной базе. Но Управление строительства акимата в состоянии регулировать на своем уровне эти вопросы. В данном случае управление – это оператор и модератор потому, что оно не только деньги тратит, но и контролирует ход и качество строительства. От этого зависит, закроют они глаза на происходящее или нет - все в их руках. Тем более странно звучат оправдания от Управления строительства, что они не имеют возможности вмешиваться в хозяйственную деятельность подрядной организации. Это, простите, разговоры для «бедных», что, они не в состоянии отследить работу в соответствии с проектными документами?  Есть регионы, где интересы отечественного товаропроизводителя очень активно защищают и закупки мониторят – это, к примеру, Восточно-Казахстанская область, где все очень жестко и прозрачно.

- То есть вопрос только в исполнительской дисциплине?

- Да, именно. При этом у меня возникает некое  ощущение легкой шизофрении: с одной стороны, есть жесткое требование президента и премьер-министра, которые регулярно повторяют, что необходимо импортозамещение и поддержка отечественных товаропроизводителей. А с другой - на местах чиновники говорят, что мы не имеем права дискриминировать  поставщиков импортной продукции, потому что мы находимся в рамках Евразийского союза (ЕАЭС). При этом, как смеются в Астане, самые ярые апологеты норм ЕАЭС и свободной конкуренции находятся  в акиматах. Поэтому все зависит от воли на месте.

Читайте также
Бедные духом

- Тут присутствует коррупционная составляющая?           

- Очевидно - да.

- О каких объемах поставок идет речь?

- В этом году в рамках только республиканского бюджета предполагается сдать около 80 школ на общую сумму около 85 миллиардов тенге. Доля мебели в этих объектах составляет 3-5 процентов. Детские сады и больницы строятся также за счет республиканского и местного бюджетов. Там кроме мебели еще и строительные, и отделочные материалы, вентиляция, кухонное оборудование, бытовая техника. Суммы огромные. Уже два года мы пытаемся выяснить долю местного содержания. На этом совещании представитель Управления коммунального хозяйства сказал, что у них доля местного содержания с начала года составила 86 процентов, но доказать это они ничем не могут. Мы же оцениваем долю местного содержания у мебельщиков не более 25 процентов, а в общем объеме, помимо мебели, по нашим подсчетам, не более 35-40 процентов местного содержания. Проблема в том, что за нарушение по местному содержанию нет никакой ответственности, хотя бы административной.

- По каким ценам закупается мебель для гособъектов, в каком количестве?

- Никто никогда не даст таких отчетов – это военная тайна.

- Получается, что все дело в политической воле?

- В том числе. У нас ходит такая шутка, что в правительстве борются две группировки: первая лоббирует индустриальное развитие и защищает интересы производителей, а вторая - представляет интересы «барыг», которым дела нет за развитие отечественного производства. «Барыги» пока сильнее!

Фото: Facebook, yvision.kz, voxpopuli.kz.

Рахат 2017-04-10 13:33:44
Грустно , очень грустно.
Мустафа 2017-04-10 14:23:53
Значит нечего поносить Ахметова Д. раз у него в области все прозрачно и под контролем
Маке 2017-04-10 15:31:01
Такая гадость с госпроектами везде! Непонятно, для чего экспертиза требует сборник подробных прайс-листов в составе проекта, если никто не контролирует закуп материалов строго по представленным прайс-листам. Причём в проекте обязательны основной и альтернативный варианты. Но всё равно покупают у 3-го продавца и часто товар качеством ниже. Но контроля нет!
Хаким 2017-04-11 15:32:43
только проверки с палатой предпринимателей помогут выявлять подобные ситуации. Обидно за наших предпринимателей, которые могут только и надеяться на частные заказы и редких адекватных представителей местных властей. хочется верить что палата и ассоциации доведут такие случаи до рассмотрения.
Кайрат 2017-04-11 15:39:54
А какая форма диалога может быть? Разжигать сигнальные костры? Бить в барабаны? Посылать почтовых голубей?
Бакыт 2017-04-11 15:40:34
Я считаю, что палата правильно делает что сводит две конфликтующие и непонимающие стороны, в этом и есть одно из ее преимуществ.
KairatK 2017-04-11 15:41:47
Ну а то что у нас чиновники непродуктивные и малоподвижные так с этим надо бороться, биться, давить на них, приводить факты и убеждать если не на площадке палаты то в суде с их представителями
MADA 2017-04-11 15:44:31
А что вы предлагаете если не совещания? как тогда? Бить в барабаны? Костры сигнальные жечь? Отправлять почтовых голубей?
- Руководитель "Хоргоса" Ни получил взятку в 1 млн долларов. Это особо тяжкое преступление - от 10 до 15 лет "строгача". Самый гуманный суд освободил подсудимого от уголовной ответственности. Типа тот раскаялся, и его судье жалко стало! …К сожалению, Алматинский горсуд умолчал, наградили ли коррупционера хотя бы путевкой в Монте-Карло. Прямо переживаю от их жестокости.

Судья Жумамуратов своим решением обязал сайты Ratel.kz и Forbes.kz опровергнуть все публикации о Зейнулле и Ильхалиде Какимжановых, удалить их с сайтов и выплатить истцам свыше 50 миллионов тенге. Чем, по-вашему, руководствовался судья?

Код доступа
Комитет гражданской авиации опять в зоне турбулентности: полетят головы?
Почему правительство не тонет
Пока депутаты еле сводят концы с концами на 900 тысяч тенге, некоторые граждане безнаказанно жируют на ежемесячные 13 тысяч тенге
Фонд защиты журналистов обращается к Игорю Рогову
Впервые в Казахстане вопреки принципу и нормам гласности судья по мотивам сохранения тайны личной жизни засекретил все нюансы гражданского дела
Тирания большинства
Как демократия «ломает через колено» меньшинство, иногда значительное
Из жизни судовладельцев
Кто владеет судами – тот рулит повесткой дня
Казахстанский автопром ложится под китайцев
Китайская госкомпания по импорту и экспорту автомобилей подписала соглашение о намерении приобрести 51% простых акций казахстанского автопроизводителя AllurGroup
Пенсионная система Казахстана останется «чёрным ящиком»
Досым Сатпаев, Рахим Ошакбаев и Бота Жуманова покинули Общественный совет ЕНПФ
Людской суд
Традиционно по субботам Ratel.kz публикует новые рассказы кинорежиссера и писателя Ермека Турсунова, которые войдут в его новую книгу
Читая финансовую отчетность АО «Банк развития Казахстана»
Как БРК справляется с ролью локомотива экономики, который должен кредитовать проекты, имеющие ключевое значение для нашего развития
Что пересадили Сиви Махмуди?
Рецензия Салимы Дуйсековой на фильм режиссёра Данияра Саида «Слепая любовь», который вышел на экраны страны
Досым Сатпаев: Бомбу надо искать не в штанах, а в головах
- В таких вопросах нужно быть чрезвычайно осторожными. Дело, естественно, не в бородах, длине штанов и цвете одеяний, а в чистоте намерений и помыслов всякого верующего человека. Вот почему необходимо проявлять благоразумие, чтобы не вызвать массового возмущения и не задеть религиозных чувств нескольких сотен тысяч честных, набожных и благонамеренных людей. С уважением, Али Апшерони (Олег Рубец), писатель, философ, теолог.
В ЮКО арестован чиновник, требовавший с газеты "Караван" 30 млн тенге
- Караван, не Ratel.kz. наверное имеет хорошего защитника как Какимжанов!
В Павлодаре россияне и китайцы делят три миллиарда
- Маричева.Д МОЛОДЕЦ. Так держать. Спасибо за Вашу справедливость и честь.
Код доступа
- Точно, какая-то крыса завелась в стенах КГА. Эта же информация строго конфиденциальная, как она попала журналисту? По моему Сейдахметову необходимо провести внутреннее расследование.
Почему правительство не тонет
- Как метко заметил Бенджамин Франклин: "В реках и плохих правительствах наверху плавает самое легковесное".
В деле Какимжанова и Ratel.kz заключения независимых экспертов даже не стали слушать
- То, что в КЗ нет нормального цивилизованного справедливого суда, знают уже сотни тысяч казахстанцев, столкнувшихся с нашей порочной судебной практикой. Наши судьи считают себя экспертами во всех областях! От филологии и налогового законодательства до медицины.