Зона в шоколаде. Часть 2

5989 просмотров
23
Джамиля МАРИЧЕВА
Воскресенье, 08 Мая 2016, 15:24

Продолжаем рассказ о том, как сегодня выглядят индустриальные зоны Южно-Казахстанской области

Продолжение. Начало см. здесь.

Поездка в отдаленный районный центр Шардара показала, что с прошлого года тут мало что изменилось. Властям требуются дополнительные средства на дренаж, чтобы наладить инфраструктуру для инвесторов, которых пока нет. То есть стоимость индустриальной зоны на побережье Сырдарьи возрастет, хотя в строительство инфраструктуры уже вложено 447,6 миллиона тенге. А гарантий возврата этих средств в бюджет никто дать не может.

Но заместитель акима области ЮКО Сапарбек ТУЯКБАЕВ рассказывает, что индустриальные зоны окупятся все без исключения:

- Только там, где есть промышленность, там есть стабильная экономика. Нельзя поднять сельское хозяйство без перерабатывающей промышленности. Здесь мощностей нигде нет, чтобы поставить заводы, нужно тянуть линии, трансформаторы строить, мощностей газа не хватит. Нам придется для одного завода тянуть новые сети, нести новые затраты, а индустриальные зоны - это когда всё в одном месте. При первом-втором проекте окупаются наши затраты, остальные 10-15 заводов почти бесплатно, понимаете. Не просто так эта идея родилась, и мы захотели и сделали, то есть это всё с расчетом было сделано.

Здесь лапшу не вешают, а выпускают

В качестве доказательства замакима пригласил посмотреть индустриальную зону в Казыгуртском районе, что в часе езды от Шымкента. Строительство инфраструктуры у села Майлыошак обошлось казне в 588 миллионов тенге, было организовано электроснабжение, протянуты вода и газ, плюс 2,3 км дороги. Инвесторам предложили освоить 40 га земли.

Вот так выглядит капитальная застройка серьезного инвестора. Фото: Джамиля Маричева.

И здесь действительно удалось привлечь одного крупного инвестора, который окупил по большей части государственные затраты. Предприниматель Серик СУЛТАНОВ вложил в строительство бизнеса в индустриальной зоне 471 миллион тенге.

По словам Сапарбека Туякбаева, инвестор - уроженец Южно-Казахстанской области, но долгое время жил в Эмиратах, а теперь вернулся на родину. Он построился капитально, поставил линию по производству лапши быстрого приготовления из местной муки. Сейчас технолог из Китая налаживает процесс.

Серик СУЛТАНОВ жил в Эмиратах, а теперь строит бизнес на юге Казахстана. Фото: Джамиля Маричева.

- Работать у нас будет 48 человек, мы подписали договора с дистрибьюторами, которые будут забирать всю партию, вот-вот начнем выпуск, вот посмотрите на нашу упаковку, – не без удовольствия показывал свое предприятие руководитель ТОО «Lotus Food» Серик Султанов. – За восемь часов мы можем произвести 120 тысяч упаковок лапши, и в ближайший год мы рассчитываем вернуть свои инвестиции.

Рядом с предприятием по производству лапши Султанов строит теплицы, где собирается выращивать биоорганические удобрения.

Можно сказать, индустриальная зона в Казыгуртском районе - показательная и выгодно отличается от того, что мы видели в Шардаре, хоть завтра демонстрируй президенту страны как образцовый пример грамотного инвестирования. К сожалению, того же нельзя сказать о других индустриальных зонах. Наша поездка показала, что в Созакском районе и Туркестане ситуация едва ли лучше, чем в Шардаре.

Отчего охренел Сапарбек Туякбаев

В августе 2015-го, помимо Шардары, мы посетили райцентр Шолакорган Созакского района. И в мае этого года повторили прежний маршрут.

Напомним, Шолакорган - это столица урановой промышленности Казахстана, кроме того, здесь добывается золото. Строительство индустриальной зоны в этой местности, на первый взгляд, было экономически обосновано. По задумке Сапарбека Туякбаева, на 50 гектарах можно создать кластер малого и среднего бизнеса, который бы обслуживал нацкомпанию «Казатомпром».

- Мы столько воевали с «Казатомпромом» местным, - говорит замакима Сапарбек Туякбаев. – Просили: дай свой закуп, что ты покупаешь вообще, какие продукции. Я охренел, когда узнал, что мясо поставляют с России, а яйцо поставляет Костанай. Мы начали рубиться еще при Школьнике (руководил «Казатомпромом» с 2009-го по 2014 года. – Д. М.), потом Каппаров (руководил нацкомпанией с 2014-го по март 2015 года. – Д. М.) поддержал нас. Вот Каппаров на место поставил всё, раскрыл карты, сказал, чтобы ЮКО создавал бизнес.

В перспективную индустриальную зону вложили порядка 400 миллионов тенге. В августе прошлого года здесь работало только одно предприятие ТОО «UKO-S Star». Делали бочки для «Казатомпрома». За восемь прошедших месяцев владельцы капитально отстроились, но производственные площади еще пустуют. Предприятие выиграло ряд тендеров на изготовление 25 тысяч бочек, но договоры на стадии подписания, и делать пока нечего, оттого и рабочих не видно.

Работников на предприятии «UKO-S Star» нет, потому что нет заказов. Фото: Джамиля Маричева.

Помощник директора ТОО «UKO-S Star» Габит ТОКПАНБЕТОВ пояснил, что их производственная мощность - 50 тысяч бочек, но таких объемов у них нет, поскольку приходится конкурировать с производителями из Шымкента, Темиртау и даже Усть-Каменогорска. Согласно акиматовским отчетам, «UKO-S Star» обеспечил работой более 40 человек, а фактически работает 25, и то тогда, когда есть объемы.

Кроме того, местные власти так и не смогли выполнить свои обязательства и гарантировать предпринимателям доступ к электричеству по сходной цене. Не получилось отказаться от услуг ТОО «Oңтүстік Жарық Транзит» и подключить индустриальную зону к электрическим сетям АО «KEGOC». Чтобы предприниматели могли экономить, нужно построить подстанцию стоимостью в полтора миллиарда тенге. А на подстанцию денег нет. Вот и платит «UKO-S Star» монополисту до полумиллиона тенге в месяц за электроэнергию в период загруженной работы, что сказывается на конечной цене производимого товара.

Рядом с производителями бочек выросли еще два небольших предприятия. Одни делают шланги для выщелачивания уранового концентрата, другие - полипропиленовые трубы для уранового производства. Но оба предприятия стоят, ждут открытия сезона тендеров.

Неподалеку поставили еще одну производственную коробку, говорят, там уже завезли оборудование, но что именно - мы так и не увидели, поскольку на объекте никого не было.

Говорят, что в индустриальной зоне Шолакорган скоро закипит жизнь. Фото: Джамиля Маричева.

- Жизнь тут закипит, но позже, - уверяет советник акима Созакского района Берик АШИРБЕКОВ.

Мы не могли ждать, когда жизнь тут закипит, и направились в Туркестан. Дорога в этот город через предгорья занимает не более полутора часов.

В Туркестане сделали ставку на верблюдов

В нашу повторную поездку по Южно-Казахстанской области больше всего мы хотели увидеть индустриальную зону Туркестана, поскольку Сапарбек Туякбаев заявил, что сюда было привлечено порядка 10 миллиардов тенге частных инвестиций. Интересно было посмотреть, как преобразилась зона за восемь месяцев.

В августе 2015 года всё, что мы увидели, был навес и печь для обжига на открытой площадке, именуемую «кирпичным заводом мощностью 10 миллионов кирпичей в год», и одну небольшую стройку. Тогда верблюдов в индустриальной зоне Туркестана было больше, чем рабочих.

Вот так в Туркестане делают по 10 миллионов кирпичей в год. Фото: Джамиля Маричева.

В мае 2016 года в индустриальной зоне Туркестана появился еще один «завод по производству 10 миллионов кирпичей в год»! Как мы поняли, местным предпринимателям очень нравится цифра «10 миллионов». Завод №1 начал сушить первые кирпичи, а завод №2 еще тестирует печь, которую тоже построили под открытым небом.

Рядом в наскоро возведенных металлических коробках почти на коленке ваяют стеклопластиковую арматуру, дешевые пластиковые трубы и готовятся открыть мебельные цеха. Неподалеку соорудили бетономешалку, на свежем воздухе штампуют бордюры. Все это небольшие предприятия, по сути, малый бизнес, но никак не серьезное инвестирование средств. Нет ни одного современного, высокотехнологичного производства.

Большая часть индустриальной зоны по-прежнему пустует, и по-прежнему тут пасутся табуны верблюдов. И это при том, что индустриальная зона Туркестана – один из самых масштабных и дорогих проектов. Чтобы создать условия для инвесторов, в инфраструктуру было вложено порядка 850 миллионов тенге. Речь о подводе электроснабжения, водопровода, канализации, дороги. Теперь еще нужно подвести газ, что обойдется налогоплательщикам в 70-80 миллионов тенге. Кроме того, дополнительных затрат потребовал незапланированный ремонт железнодорожного тупика. В общей сложности зона в Туркестане стоит уже более одного миллиарда тенге, и нет никаких признаков того, что инвесторы вложили сюда 10 миллиардов тенге.

Но Сапарбек Туякбаев предлагает не делать поспешных выводов, верблюды не зря пасутся в индустриальной зоне:

- В рамках последнего форума в ЮКО мы подписали договор о строительстве завода на 17 миллионов долларов по переработке верблюжьего молока. Нашли, что в Китае в таблетках выпускают и идет массовое потребление. Изучили технологию, стоимость. Этот завод будет охватывать верблюжье поголовье в Отраре, Туркестане, Созаке. Все поголовье в 20 тысяч будет только на этот завод работать, у людей появиться доход и интерес, чтобы увеличить поголовье. Второй этап прорабатывается - это переработка верблюжьей шерсти. Третий этап – консервирование мяса, тоже на экспорт в Китай. Тогда все, кто занимается верблюдами, у них будет постоянный стабильный доход.

Если верить заместителю акима, то проект по переработке верблюжьего молока в будущем вытянет всю индустриальную зону Туркестана и поднимет близлежащие районы.

В ЮКО взяток почти не берут

Заместитель акима области Сапарбек Туякбаев принимает очень близко к сердцу, когда перспективность его детища по развитию индустриальных зон ставят под сомнение. Еще больше он расстраивается, когда в желании освоить бюджетные средства видят коррупционную составляющую, поэтому он как может аргументирует свои доводы и предлагает отказаться от стереотипов, убеждая, что движут им исключительно патриотичные чувства, а не корысть.

- Я когда в администрации президента работал, я четыре года там работал, из них 2,5 года аналитиком. Я провел анализ по Акмолинской области, где я был куратором, изучали резервы. И тогда я понял, какие в наших регионах есть резервы. Просто мы смотрим поверхностно. Когда я приехал сюда в ЮКО, то здесь намного интереснее. У нас диверсифицированная экономика – и промышленность, и сельское хозяйство. И главная фишка региона – это пищёвка, потому что есть сырье и здесь самые большие площади поливных земель. Еще есть резервы, 150 тысяч га новых земель можно добавить. Это примерно территория, сопоставимая с Жамбылской областью. Всё можно производить. Оливки мы сейчас изучаем, оказывается, тоже можно. Лимоны давно производим уже. Вот здесь у нас был эксперимент, бананы выращивали два года, нормально росли, но дорого их выращивать - и перестали.

- Но вы же не будете отрицать, что здесь, на юге, главную роль играет то, в каких отношениях состоят между собой предприниматели и чиновники?

- Это стереотип. Поэтому я предлагаю абстрагироваться от стереотипов и более глубже изучить общественные отношения. Здесь, не дай бог, что-то не то сделал, тебя подставят, потому что конкуренция высокая. У меня есть здесь жалобщики, но я им помогаю, потому что у меня позиция политически принципиальная. Люблю - не люблю, ненавижу - терпеть не могу, но помогаю, потому что позиция, потому что, если я не буду делать, система разрушится, которую я выстраиваю сейчас. Я не исключаю, коррупционеры есть тоже, но они рискуют конкретно. И они попадают потом, многие коррупционеры долго не живут здесь. Не просто так выжить. Даже мой подчиненный сотрудник, если он не будет прозрачным и принципиальным, он не выживет, потому что мы так выстраиваем систему.

- То есть в Павлодаре на уровне акимов областей взятки берут, а здесь не берут?

- Спросите у акима области (Бейбута АтамкуловаД. М.), и я думаю, что он не берет. И я не беру.

- На зарплату живете?

- Да, у меня 450 тысяч зарплата, супруга получает 150 тысяч тенге. Живу! У меня есть квартира в Астане, сдаю ее, а здесь снимаю. Квартира обходится бесплатно. Вот костюм за 80 тысяч ношу, мне Brioni не нужны. Про меня тоже отслеживали, журналисты писали, искали мои заводы, мои квартиры, не нашли же. Удивляются! Но это так. Но как это так доказать, я не знаю… У меня работают 500 человек. Да, может быть, 10 процентов где-то там замешаны в каких-то мелких делах, но не сказать, что системно, что крупно. Я могу дать гарантию, нет такого на моем участке, где я работаю.

Поймите, тут народ особо не подчиняется бюрократии и акимату. И если спросишь, хрен вам что кто даст из своего кармана. Он (предприниматель. – Д. М.) умрет, но не даст. Предприниматели тут очень ушлые и очень активные… Приезжайте в декабре, увидите, что мы тут сделаем, в индустриальных зонах, которые вы посмотрели, совсем все по-другому будет.

Продолжение следует.

- Периодически читаю информацию о проходящих в трудовых коллективах обсуждениях по поводу перевода казахского языка на латиницу. Интересно было бы побывать на подобном мероприятии, послушать, что говорят, чем обосновывают переход.
Бруно Жардэн: Мы будем наращивать объемы добычи на Кашагане
В освоение месторождения уже вложено 55 миллиардов долларов
Контрцикличная профанация
Деньгами будущих поколений покрывают непрофессионализм нынешнего правительства
Между прогулкой Байбека и прогулкой президента
Гарантийный срок новой пешеходной зоны в Алматы – два года
Про волка
Традиционно по субботам Ratel.kz публикует рассказы кинорежиссера и писателя Ермека Турсунова, которые войдут в его новую книгу
Марат Толибаев: Хочу заступиться за Владимира Божко
Известный в социальных сетях автор считает, что вице-спикеру приписали абсурдные мысли
Раздвоение путеводной звезды
С кем себя хочет сравнить Казахстан в области прав человека – с Узбекистаном и Таджикистаном или с 30 развитыми странами мира?
Информация как дефицит
Почему значительное число наших предпринимателей несет дополнительные издержки, препятствующие развитию бизнеса
Все будет как всегда. Но может быть и хуже
Поправки в Закон о СМИ – удавка на шее журналистов
Терра
Внимание, спойлер. Если вы намерены смотреть фильм «Оралман» режиссёра Сабита Курманбекова, текст не рекомендуется к прочтению
Предпосылка для Байбека
Беспричинно можно любить глупую девушку, вредную кошку или партию «Нур Отан», а все остальное должно иметь какую-то логику
О чем говорили два шакала
Как правильно устроить вакуум в голове
Взятка открытым переводом
За что задержаны экс-глава «Казавиаспаса» Малик Досымбеков и бывший гендиректор «Казавиалесоохраны» Толеугазы Сексенбаев
Некосмический Байконур
Айдан Карибжанов побывал в Байконуре и увидел в нем Венецию
Пятерня может сжаться в кулак
Будет ли реанимирован Союз центральноазиатских государств?
Плетенье чепухи: Личные вкусы историков отвращают меня от истины
Ratel.kz продолжает публикацию знаменитых записок «Плетенье чепухи» Герольда Бельгера, не увидевших свет при жизни писателя
Врать надо с прибылей, а не с убытков
В потоке информации о ситуации с Национальным фондом может заблудиться даже профессионал, не говоря уже о простых гражданах нашей страны
Терра
Внимание, спойлер. Если вы намерены смотреть фильм «Оралман» режиссёра Сабита Курманбекова, текст не рекомендуется к прочтению
Айдос Сарым: Арестовывать сорок казахов и ни одного индуса - это ошибка
Политолог считает, что в конфликте в "Абу Даби Плаза" виноваты индусы и их работодатели
Даниил Кислов: Гульнара Каримова не просто злодейка, на которую можно повесить все грехи
Если Шавкат Мирзиёев хочет в самом деле реформировать политику и экономику своей страны, то одними "разоблачениями" дочери экс-президента тут не обойтись
Джохар Утебеков: Нет исключений, позволяющих полицейским пытать людей!
Свобода от пыток - одно из абсолютных прав человека, которая не подлежит ограничениям ни при каких условиях
Сергей Уткин: Зачем воин-папа подставил своего ребёнка
Давить на суд и прочих должностных лиц обществу можно и нужно, а вот экс-министру, использующему свои связи во властных структурах, категорически нельзя
Немецкий инвестор разочарован в Казахстане из-за Какимжанова
Гюнтер Папенбург направил генеральному прокурору Казахстана Жакипу Асанову письмо, в котором просит разобраться в закрытии расследования против экс-министра
Язык - это наследие, которое при смене алфавита мы теряем
- Как жаль, что такие здравые и аргументированные высказывания, можно прочитать только на Ратель.
Правительство ищет казахов по всему миру
- "База успешных ученых – мы хотим иметь связь. " Их еще найти надо. Начните с базы бездарностей: и ученых, и чиновников, и артистов. Здесь работы непочатый край!
Еще один казахстанский многоженец проживает в Алматинской области
- Конституцию применяем выборочно. Законы - тоже выборочно. И даже традиции ислама тоже применяем выборочно!!! Не думаю, что большинство наших мусульман выскажутся за забивание камнями насмерть за супружескую измену. А ведь это норма шариата... И нечего к Байбеку придираться... Приплыли. Выборочное применение закона - НОРМА ЖИЗНИ в Казахстане! И никакого когнитивного диссонанса!
Хиджаб раздора
- Однозначно - права администрация школы. Вне всякого сомнения. У нас по Конституции Казахстан - светсткое государство. Кроме того, школа есть государственное учреждение. С установленной единообразной формой одежды. Поэтому будьте так добры - соблюдайте в школе установленнцую эту самую форму одежды. а дома - ходите в чём хотите, хоть голыми. Всё. И нех тут демагогию разводить. Хотите учиться и при этом носить религиозную форму одежды - идите в медресе и учитесь там. Всё.
О чем говорили два шакала
- Всегда считал и до сих пор считаю лучшим школьным учебником физики - 3-хтомник Григория Ландсберга. Не знаю кто и когда его переведет на казахский. ...
О чем говорили два шакала
- С кириллицей живем почти 80 лет. В этот период пришла массовая грамотность казахов и была создана основная масса письменных произведений в казахской культуре в широком её понимании. И почему должны от всего этого отказаться? Ежегодно 160 - 200 тысяч детей заканчивают казахские школы. Половину примут отечественные ВУЗы, а куда поедут учиться остальные? Западное образование смогут позволить единицы. Или нас обрекают стать нацией охранников, грузчиков и т.п.?
Хотят ли банки обвалить тенге
- Есть и другое обоснование роста курса тенге, например Резервы Нац.фонда у нас в долларах, соответственно высокий курс доллара помогает продавать Нац.фонду доллар за тенге на внутреннем рынке дороже и тем самым закрывать нехватку бюджета. Экспо завершилось, денег в бюджете нет, где взять деньги? Ответ лежит на поверхности, на внутреннем рынке, то есть с карманов казахстанцев, доллар верх -народ срочно бежит в обменники скупать капусту