Қаз   Рус

Ашаршылық. Искусство забвения

6563 просмотров
49
ГУЛЬНАР ТАНКАЕВА
Вторник, 07 Ноя 2017, 13:30

Когда воспоминания о голодоморе и совершенном преступлении передаются по наследству

На снимке: Живая девочка была обнаружена в сене в тряпках, похищенная, чтобы быть съеденной.

Читайте также
Фильм о геноциде казахов: основано на исторических событиях

Я про них писала раз десять, наверное. Про маму, потом про дочку, потом про внучку. И снова: про дочку, про внучку, про маму…

Впрочем, я не единственная: с этой семьей хоть раз, да столкнулся каждый казахстанский журналист, пишущий о культуре. Еще бы!

Какой материал: мама – народная художница, самородок. Дочь – потрясающий живописец, бесспорный талант, причем совсем не материнский: абсолютно сегодняшнее искусство, яркие мазки и сущий хаос на холстах.

И, наконец, внучка, enfant terrible этой семьи, вечная «непослушница», которая, тем не менее, тоже продолжила семейную династию, только уже в другом искусстве - совершенно безумного перформанса.

…С ее дурацкого перформанса все и началось. Вернее – с его «репетиции». Двадцатилетняя наследница семейного таланта, при всех ее недостатках, обладала достаточным здравым смыслом и решила: прежде чем явиться взорам изумленной публики, сначала надо обкатать зрелище на друзьях и «избранном» журналисте.

То есть – на мне.

Просторное помещение – из тех, каких сейчас много в Алматы и что гордо именуют себя «арт-пространствами», в противовес обычным галереям. Ни столов, ни стульев, только кресла-мешки на полу. В центре – импровизированный очаг, на самом деле – старая-престарая электроплитка, на которую наследница (назовем ее Аида) водрузила казан. Дальше, как водится, заработала техника: на стенах появилось изображение. То ли руки, то ли деревья; то ли дым, то ли туман; и пронзительный заунывный голос…

Скоро к этому голосу стали примешиваться крики. Честно говоря – достаточно жуткие. Но доконал меня самый громкий и страшный - детский. Я уже хотела встать со своего мешка и уйти, как…

Читайте также
Модернизация Казахстана. Часть 10. Коллективизация. Почти 2 млн человек умерли от голода

Как в зале появилась Аида. С тремя подругами. Все вместе они изображали то ли первобытных людей, то ли стайку обезьян: полуголые, лохматые, они что-то тащили. Вскоре это «что-то» оказалось в казане. Голоса усилились. Аида обернулась к зрителям… из ее «окровавленного» рта торчала детская ручка.

…Понятно, кукольная. Но этих чертовых пупсов сейчас делают с такими анатомическими подробностями…

- Тоқта!!! – Я сначала подумала, что этот крик - часть звукового сопровождения. Нет: в дверях стояли мать Аиды и ее бабушка. – Тоқта… - прошептала еще раз пожилая женщина и рухнула в обморок.

На следующий день меня очень-очень попросили прийти. Не в мастерскую, где мы обычно делали интервью - домой.

В квартире сильно пахло сигаретами и лекарствами.

- Как Нурсулу-апай? – спросила я, переступив порог.

- В больнице, - коротко ответила ее дочь и мама Аиды – Алия.

Она все время курила. Не переставая. Прикуривала одну сигарету от другой.

- Слушай… Сколько вчера там было, кроме тебя, журналистов?

- Никого.

- И что ты думаешь писать? – Алия сильно затянулась.

- Думаю – ничего. Перформанса-то толком не было. Никто ничего не понял. О чем писать-то?

Пауза. Противная и напряженная.

- Я сейчас тебе расскажу – о чем! – Алия резко вскочила и вышла. Вернулась с холстом. Будто еще раздумывая, повернула его ко мне.

Ужас.

Читайте также
Модернизация Казахстана. Часть 9. Коллективизация. Катастрофа

Я не могу описать, что было нарисовано на той картине, но могу точно сформулировать впечатление: ужас. Знаменитые резкие мазки Алии и вечный хаос на ее холстах на этой картине складывались в нечто невообразимое: то ли руки, то ли ветки; то ли дым, то ли туман; из центра расходится страшное месиво, будто затягивая в себя зрителя… и ярко-красное пятно в углу. Оно не было статичным. То есть не казалось нарисованным. Наоборот, возникало ощущение, что оно расползается. И вот-вот начнут скатываться капли – прямо на пол этой прокуренной кухни…

- Кошмар! – вырвалось у меня.

- Спасибо, - усмехнулась Алия.

- Ты меня неправильно поняла, - начала лепетать я. – Картина просто потрясающая, удивительная, производит сильное впечатление, только… - я запнулась, и, пытаясь выйти из неловкого положения, спросила. – А как она называется?

- Ашаршылық, - просто ответила Алия.

- Голод?

****

…Это было давно. Понятно, когда – в тридцатые. В казахской степи уже вовсю свирепствовал голод. О нем даже перестали молчать: в КазЦИК, крайком, Совнарком шли телеграммы о том, что «продовольственные затруднения принимают крайние формы». Лишь одна цифра: в 1929 году в Казахстане насчитывалось 40 миллионов голов скота – в 1933-м, по самым «мягким» подсчётам, осталось 4 миллиона*. Что касается людей, то их не считали, а «приписывали», чтобы не показывать жуткую правду. Спустя много лет демограф Макаш ТАТИМОВ напишет, что «в голодоморе 30-х гг. погибло 2 млн. 300 тысяч казахов и 200 тысяч представителей других национальностей**».

Читайте также
Модернизация Казахстана. Часть 8. Коллективизация. Предвестие трагедии

Не раз и не два приходилось слышать, что на самом деле погибло гораздо больше. Только кто сегодня возьмется подсчитать? Даже если опросить всех оставшихся в живых свидетелей голодомора: сколько родственников и соседей умерли в те годы?.. 

- Сначала Бекзада «ушла». За ней – Бексеийт. Ему было три года, Бекзаде – пять, так рассказывала мама. – Алия чиркнула зажигалкой. – Потом – Бекназар, самый старший… А дальше мама уже не помнит, потому что ослабла от голода и совсем плохо себя чувствовала. Не помнит до того момента, пока… - Алия снова затянулась и показала окурком на картину. – Знаешь, что на самом деле означает это, как ты выразилась, «месиво»? – И, не дожидаясь моего ответа. – Я сначала нарисовала, а потом поняла, вернее – узнала. Это – безумие. Безумие голода. Оно заставило мою бабушку, мамину маму, и ее сестер решиться на то, чтобы съесть соседского ребенка.

Я молчу, потому что мне совсем не хочется это слушать. Но Алия продолжает.

- Это была девочка. Они ее украли. Мама рассказывала, что очнулась тогда, когда ей в рот влили ложку горячего бульона…

- Она сама была маленькая, и она не виновата, - бормочу я.

- Это понятно, - кивает головой Алия и видно, что она все это уже много раз думала-передумала. – Она и все остальные родственники, кто остался в живых, старались это забыть. Только... – она резко встряхивает головой. – Только не получилось. Ее мама, моя апа, к концу жизни тронулась умом. Каждого младенца называла… можно, я не скажу тебе, как звали ту девочку? В общем, апа каждую маленькую девочку в нашей семье называла ее именем. И меня, кстати, тоже.

Читайте также
Чужая смерть

- А мальчика? – задаю я глупый вопрос.

- А мальчики у нас в семье с тех пор не рождаются, - новая сигарета. – Ты разве не заметила? У меня две дочери и две родных сестры – а знаешь, сколько двоюродных? И ни у одной нет сына, и все – не замужем. Мужчины в нашей семье не задерживаются. Мама говорит: нас так наказало Небо, мы будем рожать только девочек, пока не искупим грех за ту единственную...

Я молчу, потому что понимаю: все мои возражения – о том, что мальчики, как и девочки, могут не рождаться по разным причинам - сейчас не сработают. Я просто спрашиваю:

- А когда вы рассказали Аиде?

- А мы ей и не рассказывали, - в безразличном голосе Алии наконец-то появляются эмоции. – Как, кстати, никто не рассказывал и мне, пока я не нарисовала эту картину. А нарисовала я ее… - она поднимает руку: не перебивай! – потому что она мне все время снилась. Причем со звуками: примерно такими же, как сделала эта маленькая паршивка на своем перформансе – крики, стоны… И еще я во сне все время чувствовала запах мяса. Просыпалась: кому из соседей понадобилось среди ночи делать бесбармак? И потом не могла заснуть. В одну из таких бессонных ночей и написала эту картину. Мама увидела и… заплакала. Она сразу все поняла. А я теперь поняла, что Аиде тоже снится тот самый сон, только… она же апашкина внучка и взяла от нее гораздо больше, чем я. Наверное, она видела эту картину ярче. Может быть, даже так, как все было на самом деле. И, наверное, так же, как и я, захотела избавиться от этого наваждения…

- Когда думаешь рассказать?

- Ей мама расскажет. Если сможет. Я имею в виду – если будет жить, - Алия стряхнула пепел мимо пепельницы. - Аида сейчас с ней, в больнице. А я позвала тебя, потому что... это глупо, наверное. Но мне нужно было кому-то рассказать. А ты сто лет про нас пишешь. И поэтому, знаю, поймешь.    

*****

Читайте также
Нахаловка в законе

Я на самом деле поняла, что хотела сказать Алия – какой бы крамольной на первый взгляд не казалась эта мысль. Что им с Аидой повезло: у них есть средство, чтобы избавиться от преследующего их наваждения – их искусство. В отличие от других, чьи семьи хранят похожие тайны.

Не знаю насчет Аиды – после того неудавшегося перформанса мы с ней не разговаривали, но Алия сказала, что, когда она нарисовала свой «Ашаршылық», ей стало намного легче.

Правда, выставлять эту картину она не собирается. Никогда.

***

Из спецсводки оперативного отдела ГУРКМ при ОГПУ «О людоедстве и убийствах с целью людоедства» от 31 марта 1933 года, адресованной товарищу ЯГОДЕ (опубликовано на yvision.kz):

«В г.Аулие-Ата с 11 по 16 февраля задержаны: 1) на рынке женщина с частями человеческого тела  в вареном виде. По заключению судмедэксперта части тела от ребенка в возрасте 6-7 лет; 2) на Узбекском кладбище мужчина-казак с ребенком в изрубленном и сваренном виде».

*Цифры приводятся по книге Валерия МИХАЙЛОВА «Хроника великого джута», Алма-Ата, СП «Интербук», 1990 г.

**М.Тәтімов. Қазақ әлемі. Алматы, 1993 г.

Загрузка...
взрослеющий 2017-11-07 13:44:13
6
Отец 35 года, и то рассказывал как в войну с тулупа состригали всю шерсть и варили его долго долго чтобы съесть...
взрослеющий 2017-11-07 13:45:17
6
У казахов обращение коке не случайно, мужчина дается небом.
взрослеющий 2017-11-07 13:46:59
11
Правильно Гульнар, хоть так но пишите, без того чтобы узнать про это, осмыслить нельзя двигаться дальше.
Тэтяна 2017-11-07 13:51:04
5
Как они тяжело вспоминали перенесенное и так же невозможно тяжело, до взрыва мозга это слушать и читать. Такое не забудешь, расказанное тебе делает тебя участником.
KAZAK 2017-11-07 14:03:06
8
Ұлтымыздың басынан кешкен қиындықтарын (жерімізді қалмақ, орыс басқыншылары шапқаны, ашаршылық, жеріміз бен халқымызға Кеңес одағы өткізген әскери сынақтары, т.с.с.) айтып жеткізу өте қиын. Ол қиындықтарды көргендер жоқтың қасы. Марқұм әкем 30-шы жылғы ашаршылықты еске алғанда қыстан аман-есен шыққан халық қар ерісімен саршұнақ індерін іздеп дала кезетінін айтатын, кездескен інді қазып, табылған азын-шоғын дәнді...
KAZAK 2017-11-07 14:03:13
5
... азық қылған, аштан өлмес үшін малынан айырылған қазақ дала шөбінің барлы-жоқты дәнін, тамырын қуырып жеген
Анти 2017-11-07 14:06:48
11
Я удивляюсь и в шоке когда в Кз есть еще людишки которые не признают голодомора.
Жебе 2017-11-07 18:50:09
21
Является дьявольски убийственным тот факт, что голодомор был организован в зажиточных регионах (Украина, Казахия).
Я 2017-11-07 15:59:10
11
Когда читаю на эту тему, не могу сдержать слёз и боюсь думать о том, как мои родственники выжили... Страшно представить, что пережил наш народ, но до сих пор мы не можем назвать вещи своими именами.
Басмач 2017-11-07 17:07:11
7
Страшная цена
министр информации и коммуникаций
- У нас есть свобода слова. Если не трактовать, что свобода слова должна быть абсолютной, то оцениваю на 8.
Бложьи люди обиделись на Ratel.kz
Как чиновники ЮКО пытались с помощью прикормленных блогеров устроить публичную порку нашему корреспонденту Динаре Бекболаевой (видео)
Три задачи нового президента Кыргызстана
На пятницу, 24 ноября, намечена инаугурация нового президента Кыргызстана Сооронбая Жээнбекова
Стоит ли спасать проблемные банки?
Важнейшая задача государства – поддерживать доверие населения, бизнеса, общества в целом к банковской системе
Бандитская Караганда: убрать из дела «рахмет» и пистолеты
Главный свидетель обвинения полицейский Галим «забыл» про пистолеты, а потерпевший Ханатбеков – про «рахмет»
Плетенье чепухи: Урусов в драке не одолеть
Ratel.kz продолжает публикацию знаменитых записок «Плетенье чепухи» Герольда Бельгера, не увидевших свет при жизни писателя
Как приятно быть первым и даже единственным
По воскресеньям Ratel.kz традиционно публикует истории правозащитника Евгения Жовтиса из его жизни и юридической практики
Педагогическая поэма
Папе девяносто лет. У него почти нет зрения и слуха. Он не слышит ни этой глупости и не видит этой тупости. Маразма, который простирается вокруг
Дефолт покажет, кто где деньги держал
ЕНПФ вложил 50 млрд тенге в облигации Bank RBK и почти 2,7 млрд тенге хранит на его депозитах, но иски о возврате, по данным Ratel.kz, пока не предъявил
Когда государство не знает, что делать, оно начинает принимать законы
В цикле интервью «Лица Казнета» Вадим Борейко завершает беседу с известным казахстанским экономистом Рахимом Ошакбаевым
Как казахи понимают национальную идею
Ермек Турсунов продолжает публиковать заметки из нового цикла «Возвращение домой» о казахских обычаях, традициях, обрядах и ритуалах
Женис Касымбек пожаловался на ленивых предпринимателей
В правительстве обсудили развитие экспортного потенциала
Новый скандал на Хоргосе
Почему на приграничной территории перестают работать законы
Не смейтесь над Байбеком
Напрасно аким Алматы оказался мишенью всех шутников страны
«Чмо» внутреннего потребления
Поставить на колени Киргизию – сомнительное удовольствие
Хрен всё знает
В социальных сетях появились фотографии некоего продуктового набора якобы стоимостью 500 тенге с биркой «Ланч Байбек»
Уволенного премьером чиновника простил Сауат Мынбаев
Данияр Берлибаев, обвиненный в бензиновом кризисе, вернулся в «КазМунайГаз»
Ставка больше, чем жизнь
Почему банки не выдают кредиты
Потерянные миллиарды
Те, кто государственные деньги в банки клал, должны разделить ответственность с теми, кто их потерял
Чужая смерть
Жуткие приступы мизантропии из-за обычных людей, живущих в вечном страхе и неспособных помочь в трудную минуту другим
«Дружеское закрытие глаз» ценой $163 млн
Почему на границе Казахстана и Кыргызстана многокилометровый затор
Даниил Кислов: Гульнара Каримова не просто злодейка, на которую можно повесить все грехи
Если Шавкат Мирзиёев хочет в самом деле реформировать политику и экономику своей страны, то одними "разоблачениями" дочери экс-президента тут не обойтись
Сергей Уткин: Зачем воин-папа подставил своего ребёнка
Давить на суд и прочих должностных лиц обществу можно и нужно, а вот экс-министру, использующему свои связи во властных структурах, категорически нельзя
Немецкий инвестор разочарован в Казахстане из-за Какимжанова
Гюнтер Папенбург направил генеральному прокурору Казахстана Жакипу Асанову письмо, в котором просит разобраться в закрытии расследования против экс-министра
Как правильно уничтожить рыночную экономику
- Чтобы уничтожить экономику - достаточно вынести неправосудное решение суда и формально ликвидировать работоспособных предприятий, и без террористов разрушат до основания.
Ашаршылық. Искусство забвения
- Гульнар, меня не отпускает Ваш рассказ. Впервые признание о людоедстве ( страшно писать это слово, но другим его не заменишь). В нашей семье тоже есть такой рассказ, менее трагичен, но связан именно с этим ужасом. Пару лет назад я его тоже описала на странице одного издания, должна была это сделать. Много свидетельств ушло безвозвратно, жертвам нелегки эти признания. Да и не поощрялось. Думаю, и вам непросто было найти слова. Вы молодец.
Государство не смогло забрать у сестры Бергея Рыскалиева гостиницу
- Говорят Кина нет!Чем не кино?Братьев награждали орденами.Управляли они областью с нефтеперерабатывающим заводом, а дорог асфальтированных в той стороне вообще нет,только в городе. Прикрол,что еще один олигарх сидит пьет свое иссыкское вино. деньги получил на строительство дороги,аони закончились еще на стадии покрытия.Как считали,как он выиграл тендер? Зато сми должны уплатить 55 млн за моральный и за какой-то материальный ущерб. Многосерийное кино
Рузский мир
- Учитель - это призвание! Нужно уже сегодня начать делать жесткий отбор и в эту профессию принимать только по таким параметрам, как любовь к детям, к преподаванию, умение отдавать.а не только впитывать материал. В институтах на комиссии должны быть и психологи, которые будут выявлять будущих настоящих учителей. И это не только языковедов касается. А всех учителей. А то зачастую в профессию идут от безысходности и желания иметь просто всегда кусок хлеба. А страдают потом дети
Что лежит под клавиатурой?
- Аффтар написал страшилку. В Юникоде есть и латинские буквы, есть и апострофы. Лучше бы Аффтар написал, что в ИМЕНАХ САЙТОВ и в адресах ЕМАЙЛ нет, не было и не будет апострофов в качестве допустимых символов. Для особо умных абисняю - не будет сайтов типа qo'qsag'yz.kz, придется писать по старинке - koksagyz.kz. Не будет емайлов типа s'as'y'@mail.ru, придется писать shashu@mail.ru. Ну и смысл тогда в нововведении?
Приятного просмотрика, Бауке!
- Уважаемая, Салима! Люблю читать Ваши стати, да вообще Ратель это единственное читабельное издание в стране к сожалению или к ... ?
Как правильно уничтожить рыночную экономику
- Какая хорошая статья Честно говоря, давно не интересно, что происходит в этой стране, но какая хорошая статья. Автор - экземпляр штучный, для казахов. Да банки не хотят участвовать в гос. программа и фондовый рынок не развит. По секрету, анонимно, подскажу выход, всем тем бедолагам, которые ищут финансирование: международное отмывание денег через бизнес-инвестиции. Других вариантов, лично, я не вижу.