Тюремные истории: в борьбе со здравым смыслом победа будет за ними

2567 просмотров
3
Евгений ЖОВТИС
Воскресенье, 04 Дек 2016, 09:30

По воскресеньям Ratel.kz традиционно публикует истории правозащитника Евгения Жовтиса из его жизни и юридической практики

Читайте предыдущую историю Евгения ЖОВТИСА «Человек, не верь компьютеру!»

* Что такое «карантин»?

* Закон против логики

* Телефонный разговор «под колпаком»

Читайте также
Фига «Большому брату»

В конце октября 2009 года из следственного изолятора Талдыкоргана меня «автозаком» доставили до Уштобе и поездом в так называемом «столыпинском» вагоне этапировали через Семей в колонию-поселение в Усть-Каменогорске.

Что такое «карантин»?

После прибытия определили в карантин. Это была небольшая комната возле библиотеки и чайханы (помещения для приёма пищи из своих продуктов). Там стояли четырех двухэтажных кровати (по-нашему – нары) и один небольшой столик. Ни туалета, ни умывальника не было, и, чтобы умыться, надо было выходить на улицу и идти в соседний барак.

Всю сознательную жизнь до «зоны» я полагал, что карантин – это временная изоляция. То есть кого-то или какую-то территорию по каким-то причинам изолируют, отделяя от остальных. И в других колониях, где есть так называемые локальные, то есть ограждённые, участки, карантин – это участок, где содержатся в течение обычно 15 дней вновь прибывшие заключённые.

Предполагается, что они, во-первых, пройдут медицинский осмотр и сдадут разные анализы до того, как их переведут в жилую часть колонии, чтобы исключить какие-нибудь заразные заболевания. Во-вторых, их познакомят с правилами, которым им придётся следовать в течение как минимум года или нескольких, а то и многих лет.

Определённый смысл в этом, конечно, есть, но вот в колонии-поселении, где я находился, не было локальных участков. То есть, кроме забора вокруг колонии, никаких закрытых участков не было. И все заключённые, в том числе и те, кто в карантине, умывались, ели, строились на проверку или убирали территорию вместе. Слово «карантин» полностью утрачивало своё исходное значение.

Читайте также
Судейская непосредственность

Закон против логики

Я выразил своё недоумение руководству колонии.

«Если это карантин, то мы должны быть отделены от остальных заключённых, - аргументировал я, - хотя бы пока не проверят наше здоровье на заразность. И кстати, - продолжал я вопрошать, - все содержащиеся в колонии-поселении весь день работают за её пределами в городе и общаются с жителями, так что и там они могут подхватить любую заразу. Конечно, проверка нашего здоровья – хорошее дело, но карантин в этом случае – бессмыслен».

«Нет, - сказал начальник, - по закону положено вас в течение 15 дней содержать в карантине, мы и содержим. А поскольку в колонии-поселении нет охраны и локальных участков, то мы вас содержим вместе со всеми другими осуждёнными, только в отдельной комнате».

«Но это не может называться карантином, - понимая уже, куда я попал, но всё же продолжая взывать к здравому смыслу, пробормотал я, - карантина без изоляции не бывает».

«Бывает», - сказал начальник и прекратил дискуссию.

Читайте также
Тюремные истории: сколько можно или нужно спать в ночь с пятницы на субботу

Телефонный разговор «под колпаком»

С трудом сохраняя психическое здоровье в открытом карантине, я решил воспользоваться своим правом на телефонные переговоры и позвонить домой. Выяснил у других осуждённых, как это можно сделать.

Оказалось, в колонии есть два таксофона, которые висят на стене в дежурном помещении, где находится дежурный помощник начальника колонии и другие сотрудники.

«Ну, понятно, - решил я, - это для контроля разговоров. Наверное, у них нет записывающего оборудования, вот и слушают».

«Какой в этом смысл, если опять же весь день осуждённые находятся в городе без сопровождения, где-то работают, пользуются сотовыми телефонами и могут поговорить с кем угодно без всякого контроля, - рассуждал я, - но начальству виднее».

Звонить можно было, пользуясь таксофонной карточкой. Попросил взаймы такую карточку у одного из осуждённых и пошёл в «дежурку».

Набрав номер телефона и начав разговор, я ощутил, что кто-то стоит за моей спиной. Повернулся - в метре от меня стоит женщина-контролёр с блокнотом и ручкой и записывает, что я говорю. «Наверное, им нужно для отчёта содержание моих разговоров», - сделал я вывод, и продолжил разговор. Поговорил с домом, с офисом, с друзьями. В общем, сделал штук пять звонков. Женщина-прапорщик всё старательно записывала.

Я закончил разговоры, и тут меня посетила пронзительная мысль, которой немедленно поделился с этой «слушательницей».

«Вы же не слышите, о чём говорит мой собеседник на другом конце телефонной линии? - спросил я её. - То есть вы записываете только половину разговора. Например, мои ответы на его или её вопросы.

Зачем вам записывать «да» или «нет», если вы не знаете вопроса, который мне задали? Проще говоря, зачем вам записывать половину разговора? Какую информацию можно из этого выудить?»

Сотрудница колонии на какое-то время «зависла», пытаясь вникнуть в суть моего вопроса, а потом серьёзно заявила: «У меня нет приказа записывать вторую сторону разговора. У меня приказ записывать только вас».

«Удивительно мудрый приказ с точки зрения содержательности полученной в результате записи информации», - сыронизировал я. И пошёл дальше постигать непостижимое в нашей тюремной системе.

Фото: Казинформ.

Тэтяна 2016-12-04 10:14:00
Это что, глава из "Замка"?
Эльмира 2016-12-04 13:23:45
У нас своя логика и свой путь ))
инженер 2016-12-05 08:53:22
думать - не их стиль!!
Иметь свое мнение судья запретил
Правозащитник Евгений Жовтис – об определении судьи Жумамуратова  
Воина степей несло…
Суд заморозил результаты тендера, по которому компании Зейнуллы Какимжанова должно было достаться $70 млн
Страна на измене
Когда заканчивается кредит доверия правительству, граждане объявляют дефолт государству
Расстрел в Темиртау. Часть 5
Трагедия 1959 года на строительстве Казахстанской Магнитки была стерта из памяти
Как Зейнулла Какимжанов «попал под лошадь»
За каким стулом охотится и что в итоге найдет бывший высокопоставленный чиновник
Война "лимонов" со "сливами"
Как преимущества для некоторых превращаются в ущерб для всех
Экс-зампред Комитета науки намерена судиться с МОН
Как ведомство Ерлана Сагадиева охраняет госсекреты
$100 млн на ветер
Почему государственная информационная политика Казахстана проигрывает экстремистской идеологии
Алтынбек. Часть 4
Кинорежиссер и писатель Ермек Турсунов рассказывает об Алтынбеке Сарсенбаеве
«Чёрные лебеди» Каспия
В январе должно пройти очередное заседание специальной рабочей группы по разработке Конвенции о правовом статусе Каспийского моря
- Прописаться можно, не выходя из дома, на e-gov с помощью ЭЦП. Но после этого все равно надо в течение 10 дней прийти в этот адъ в ЦОНе, чтобы там твою прописку записали на чип в удостоверении личности. Вот такие новые технологии по-казахстански.
Требуется один в поле воин
- Поддерживаю предложение А.Карибжанова о расследовании истории "независимым расследователем" с непременным обнародованием результатов следствия. Данный опыт пригодится в ближайшем будущем (н-р для расследования скандала с фондом обязательного медицинского страхования).
Анонимы победили
- Правильно будет - "не анонимы победили..."! А здравый смысл ПОБЕДИЛ. Респект Даурену Абаеву. Умно. Оперативно. Респект once more.
Шарик-фуярик
- Статья в точку! Все с подноготной без прекрас. И про сетевых хомячков, тоже как ни пр скорбно. "Жираф большой яму видней" основоной гражданский принцип. А те кто не доволен, как правило недоволен из далека. Так и погавкать можно и палка не прилетит. Все правда. Я сам такой...
Воина степей несло…
- Сил Вам и терпения, Геннадий!!!Непростое Вы дело затеяли. Помогай вам этом, Господь!!!
Воина степей несло…
- а может его устраняют из списка кандидатов на должность президента страны?
Пейзанин, экстазуя, ренувелирует шоссе…
- Зима! Пейзанин, экстазуя, Ренувелирует шоссе, И лошадь, снежность ренифлуя, Ягуарный делает эссе. Пропеллером лансуя в’али, Снегомобиль рекордит дали, Шофёр рулит; он весь в бандо, В люнетках, маске и манто. Гарсонит мальчик в акведуке: Он усалазил пса на ски, Мотором ставши от тоски, Уж отжелировал он руки. Ему суфрантный амюзман, Вдали ж фенетрится маман.
Почему мы пишем про Какимжанова
- Правильно пишут журналисты, это же уже разработанная схема рейдерства. И уже по этой схеме отняли бизнес у иностранного инвестора в Атырауской области, завод на Тенгизе. Как не писать о таких вопиющих нарушениях со стороны госорганов, судов, которые наверняка небесплатно вае это делали. Молодцы, пишите дальше и подробнее. Кроме Вас мало кто разбирается в таких делах и профессионально пишет на темы рейдерства.