Тюремные истории: На зоне подснежник расцветает дважды

6998 просмотров
5
Евгений ЖОВТИС
Воскресенье, 18 Июн 2017, 12:00

По воскресеньям Ratel.kz традиционно публикует истории правозащитника Евгения Жовтиса из его жизни и юридической практики

На снимке: Евгений Жовтис.

Читайте предыдущий рассказ Евгения ЖОВТИСА «Тюремные истории: «Партизанская борьба» в стоматологии».

Читайте также
Тюремные истории: «Партизанская борьба» в стоматологии

Снизу указаний не бывает

В советское время существовало такое понятие - «подснежник». Так называли людей, которые числились на каком-то рабочем месте, а в действительности там не работали. Они могли вместо этого заниматься общественной работой или полоть грядки на даче у начальника. Зато в кассе получали заработную плату, как будто в поте лица своего  трудились по месту, определённому в штатном расписании. Помните старый фильм «Служебный роман»: там ходила одна дама, числящаяся в бухгалтерии, но не покладая рук занимавшаяся общественными делами.

Но те «подснежники» хотя бы чем-нибудь занимались. А вот я, каюсь, больше двух лет числился, получал заработную плату, но не занимался ничем из того, что было записано в моём трудовом договоре. То есть вообще ничем, за что и получал около 20 тысяч тенге в месяц. Как так произошло, узнаете, так сказать, из первых рук.

После моего прибытия в колонию-поселение в Усть-Каменогорске в конце октября 2009 года начальство этого исправительного учреждения стало решать: куда меня пристроить, в смысле - трудоустроить. Из Астаны, по моей информации, полученной из надёжных источников, поступило негласное указание: «за забор» не выпускать. То есть, практически все колонисты сами трудоустроились на разных предприятиях и организациях города, на автомойках, СТО, стройках и т. д.

И каждый день утром уходили на работу, а вечером возвращались. А мне сказали: не пустим. Хотя с воли принесли три гарантийных письма из трёх организаций о готовности взять меня на работу юристом-консультантом. Но указание сверху, пусть и устное, - оно ведь сверху, а не снизу. Снизу вообще указаний не бывает. Поэтому его не обсуждали и к декабрю стали пытаться выполнить.

Читайте также
Тюремные истории: можно ли колбасу рубить топором?

Призрак «перережима»

Сначала объявили о том, что в колонии в одном из помещений организуется цех по производству  пластиковых окон и нам с журналистом Тохниязом КУЧУКОВЫМ предлагается стать двумя инженерами по технике безопасности. Зачем в небольшой мастерской - на три, максимум пять человек - вообще отдельный инженер по технике безопасности, да ещё и в количестве двух персон, сказать не берусь. Но мы отказались, поскольку ничего не понимали в производстве пластиковых окон, а отвечать за какие-нибудь ЧП желания не было.

Нам сразу же объявили по выговору за отказ от работы, который по УИК РК считается злостным нарушением режима. Попытка доказать, что мы не отказываемся от работы, но не хотим брать на себя такую ответственность, была безуспешной.

Через две-три недели в колонию приехал заместитель председателя ДУИС по ВКО по воспитательной работе полковник БУДРИН. Именно он, как я понимаю, курировал наше эксклюзивное пребывание в этой зоне. Сначала предупредил, что повторный отказ от работы влечёт за собой признание нас злостными нарушителями режима. А это, в свою очередь, даёт возможность начальству обратиться в суд, чтобы нас «перережимили», то есть из колонии-поселения отправили в колонию общего режима.

А после разъяснения таких незавидных перспектив от товарища полковника поступило предложение поработать дневальным по бараку за 15 000 тенге в месяц. То есть мне предложили невероятно «почётную» работу стояния или сидения «на тумбочке» с 8 утра до 5 вечера с часовым перерывом и двумя выходными в неделю.

За свою жизнь мне пришлось поработать на шахтах и рудниках, стройках и уборке зерна. Эти виды работ значительно расширяют словарный запас. Поэтому текст, который возник в моём мозгу и был обращён к полковнику, из приличных слов имел только соединительные союзы, да и то в очень ограниченном количестве. Но я сдержался и, сообщив начальнику об аллергии на дежурства и тумбочки, не задумываясь, написал заявление об отказе и от второго предложения. Аналогично поступил Тохнияз.

Читайте также
Тюремные истории: в борьбе со здравым смыслом победа будет за ними

Кладовщик без склада

Справедливости ради надо сказать, что никаких санкций не последовало, и начальство взяло тайм-аут. И вот в январе 2010 года нам сообщили, что цех по производству пластиковых окон таки будет, а помимо него ещё организуется швейный цех, и нам предлагают занять должности кладовщиков.

Отказываться было бессмысленно, и я стал кладовщиком швейного цеха, а Тохнияз – кладовщиком цеха по производству пластиковых окон.

Мне сказали, что цех будет организован в подвале, и показали дверь, на которой висел большой амбарный замок. На следующий день после подписания трудового договора в 8 часов утра я вместе со всеми остальными колонистами зашёл в дежурную часть, где отмечаются уходящие на работу, отметился, взял стул и спустился в подвал.

Как человек ответственный, я приобрёл амбарную книгу, разлиновал её по дням и стал ждать учёта материально-товарных ценностей. Поставив стул у двери, я взял просто книгу для чтения и газеты и приступил к работе кладовщика, ожидая поступления того, что надо будет складировать и учитывать.

Часа через два прибежал взлохмаченный прапорщик. Он сказал, что меня чуть ли не объявили в розыск за побег, что меня все ищут и т. д. Я поднялся к начальнику колонии, который только было открыл рот для угроз, когда я сообщил, что нахожусь на работе в полном соответствии с трудовым договором. Начальству крыть было нечем, и меня отпустили с миром.

Примерно месяц, с выходными в субботу и воскресенье, я спускался в подвал и сидел перед закрытой дверью - до и после обеда - и читал.  В день получения зарплаты, согласно договору, я пришёл в бухгалтерию колонии. Но там мне сказали, что зарплату никогда не платят вовремя и надо будет подождать. Эти перспективы мне подтвердили и колонисты.

Читайте также
Тюремные истории: сколько можно или нужно спать в ночь с пятницы на субботу

Первый зэк, который получил зарплату вовремя

Но я же юрист! Я хорошо знал, что за просрочку выплаты зарплаты полагается пеня. Поэтому на следующий день я написал в бухгалтерию заявление, что ожидаю свою зарплату и пеню по количеству дней будущей просрочки.

Я горжусь тем, что был, наверное, первым и, возможно, единственным из зэков и даже сотрудников колонии, который получил зарплату почти вовремя (всего лишь через два дня) вместе с пеней за эти три дня. Больше мне зарплату не задерживали.

Ещё через пару недель дверь всё-таки открыли, в помещении сделали ремонт и привезли пять или шесть швейных машинок, за которые посадили несколько заключённых - мужчин и женщин. Они должны были шить простыни. Нормы шитья были такие неподъёмные, что за первый месяц они заработали в среднем по 2-3 тысячи тенге. Это никак не способствовало повышению производительности труда, и швеи со швецами постепенно разбежались. Ещё через пару месяцев цех тихо закрыли.

Что примечательно, склада там не было ни до, ни во время, ни после того. То есть моя амбарная книга была девственно чиста, хотя и аккуратно разлиновывалась. Ну, и заплату я получал аккуратно. Не за труд кладовщика, как вы понимаете, а как некую компенсацию мне за отказ выпустить «за забор» и дать возможность нормально работать. В свою очередь, цех по производству пластиковых окон что-то производил. Там работало два зэка и двое вольнонаёмных, но тоже не было никакого склада. Так что Тохнияз, как и я, аккуратно служил кладовщиком без склада, но тоже бесперебойно получал зарплату.

Читайте также
Законопроект не должен запрещать смену времён года

Масштабы сюрреализма потрясали

Так прошёл 2010 год. Весной 2011 года ко мне подошёл представитель работодателя, которым являлось республиканское предприятие «Енбек». Оно занималось трудоустройством заключённых в колониях. Он мне сообщил, что, оказывается, по причине закрытия швейного цеха ещё осенью прошлого года я переведён вторым кладовщиком в цех по производству пластиковых окон. И мне предлагает расписаться в приказе о моём переводе.

Масштабы сюрреализма просто потрясали. Я стал кладовщиком в цеху, где вообще нет склада, работают всего четыре человека и уже есть один кладовщик. Об этом переводе мне сообщают через полгода после закрытия цеха, в котором я числился кладовщиком. Я честно расписался в приказе, указав, что в марте 2011 года я ознакомлен с приказом о том, что в ноябре 2010-го был переведён из закрывшегося швейного цеха вторым кладовщиком в цех по производству пластиковых окон.

История стала совсем пикантной, когда в конце 2011 года в колонию приехала проверка - по-моему, из Астаны, как раз из этого самого «Енбека». Женщина средних лет стала проверять производственные помещения, нашла меня и попросила отчёт. Я представил ей пустую, аккуратно разлинованную почти за два года амбарную книгу, на которой была наклеена бумажка с гордым названием «Книга учёта товарно-материальных ценностей швейного цеха». Она вытаращила глаза, а после сообщения о том, что цеха нет, склада нет и вообще я уже перешёл на работу вторым кладовщиком в цех по производству пластиковых окон, я стал беспокоиться о её здоровье.

Читайте также
Джохар Утебеков: Как отменили «нанесение тяжкого вреда государству»

Когда нас выкопали «из-под снега»

Но из песни слов не выкинешь, поэтому я сообщил ей, что зарплату выплачивают вовремя. С этого момента уже она без пауз сообщила мне об ответственности за мошенничество, хищения государственных средств, уголовное дело и перспективу провести ещё несколько лет уже в другой колонии.

Вклинившись в этот поток угроз проверяющей, видимо, не посвящённой в нюансы моей службы кладовщиком, я предложил до передачи меня в следственные органы сходить к начальнику колонии. С трудом уговорив её это сделать, я остался на улице и стал ждать.

Через полчаса она появилась и со смущённым видом пожелала мне успехов на ниве ударного труда кладовщиком любого подходящего мне цеха.

Амнистия в феврале 2012 года выкопала нас с Тохниязом из-под «снега» и вернула из сюрреалистического мира кладовщиков при отсутствии складов.

И ещё одна деталь. Практически все деньги, полученные в виде зарплаты кладовщика, я потратил на улучшение бытовых условий в колонии, включая оборудование для бани.

Фото: voxpopuli.kz.

Вот это поворот... 2017-06-18 17:42:38
0
Вот так и тратятся наши налоги черт знает на что... Нужно взыскать эти деньги с руководства колонии, поскольку деньги были выплачены не за работу, а просто так, ни за что....
Света 2017-06-18 14:19:50
1
Посмеялась от души! Таких историй воз и маленькая тележка!
Ерлан Дарменов 2017-06-18 22:20:35
0
Тамбовский волк им товарищ. Просто - гражданин полковник.
Ерлан Дарменов 2017-06-18 22:22:53
0
Армейцы нервно курят в стороне и грызут портупеи от зависти. До такого бардака даже им далеко. Неоперабельная модернизация сознания у агашек патамушта
Ерлан Дарменов 2017-06-18 22:26:24
1
"...зарплату я получал аккуратно. Не за труд..." Вот куда госбюджет одевается. Стопицот агашек и бератишке приходят на работу, вкл компы, лезут вконтактик, ватсапп и даже на рател...

Несмотря на заявления официальных лиц, что лишних денег в бюджете нет, правительство вдруг срочно утвердило положение о Национальном пантеоне. Чем вызвана такая спешка?

- Вам не кажется, что в стране, в которой за 25 лет судят трех руководителей КНБ (Алиев, Мусаев, Дутбаев), не все хорошо?
Плетенье чепухи: Российско-украинский конфликт меня угнетает
Ratel.kz продолжает публикацию знаменитых записок «Плетенье чепухи» Герольда Бельгера, не увидевших свет при жизни писателя
Алишер Еликбаев: О Рашеве и не только
Вадим Борейко завершает беседу с известным казахстанским пиарщиком Алишером Еликбаевым в цикле интервью «Лица Казнета»
Занимательная нумерология в казахстанских законах
По воскресеньям Ratel.kz традиционно публикует истории правозащитника Евгения Жовтиса из его жизни и юридической практики
Демонтаж диктатуры
Как из недр диктаторского режима появился архитектор новой, демократической Испании – Адольфо Суарес
Про сундет
Традиционно по субботам Ratel.kz публикует новые рассказы кинорежиссера и писателя Ермека Турсунова, которые войдут в его новую книгу
Бакытжан Сагинтаев отбрил поверенного олигарха Рашита Сарсенова
Премьер-министр вышел из себя, когда у него попросили преференции для завода «KSP Steel»
Суды и законы живут в разных измерениях
Казахстанский суд разрешил чиновникам прятать информацию о деньгах налогоплательщиков
Смерть в АЛЖИРе
Генпрокурору Асанову следует без камер и журналистов ехать в область, район и рвать погоны с мясом самолично
Рецидив Интуриста
Что не так делали до сих пор в Казахстане отели, рестораны, переводчики, валютчики и проститутки?
Дело Кузнецова: где пределы самообороны?
В громком уголовном деле об убийстве возле алматинского ночного клуба «Чукотка» появились новые обстоятельства
Опаснее хакера - только коррупционер с компроматом
Проблема киберугроз и «гибридных» войн не обошла и Казахстан, где хакерским атакам уже подвергались сайты госструктур и финансовых организаций
Отправьте Абаева в районную газету
Каждый довод министра информации и коммуникаций демонстрирует, что он – не журналист
Бабий ветер
Самая ожидаемая рецензия года: Салима Дуйсекова прочитала книгу Баян Есентаевой (Максаткызы) «Баян. Обо мне и не только»
Путь Абаева
Айдос Сарым: У нас не хватает смелости признать очевидную смерть журналистики
ЭКСПО – наша маленькая жизнь
Сеанс разоблачения магии блистательных цифр, греющих чистую есимовскую душу
Джохар Утебеков: Мы не собираемся помирать на коленях
Известный адвокат о том, как Верховный суд политизирует обстановку
Грядет очередная задержка на Кашагане?
Откровенность министра энергетики Каната Бозумбаева очень похожа на подготовку общественного мнения к неприятной новости
Сергей Уткин: Зачем воин-папа подставил своего ребёнка
Давить на суд и прочих должностных лиц обществу можно и нужно, а вот экс-министру, использующему свои связи во властных структурах, категорически нельзя
Немецкий инвестор разочарован в Казахстане из-за Какимжанова
Гюнтер Папенбург направил генеральному прокурору Казахстана Жакипу Асанову письмо, в котором просит разобраться в закрытии расследования против экс-министра
Зачем Boeing-737 притворялся, что он Airbus-340-313
- Если вспомнить кто у Жениса Касымбека отец то многое становится понятнее ;)
Как безнаказанно украсть миллионы
- После публикации в Ратель о проблемах ЖК Юго-восток по поручению зам.генпрокурора Кравченко в Прокуратуре города Астаны создана Рабочая группа для решения этой проблемы. Большое спасибо Болату Абилкасымову за объективное освещение наших проблем...... Будем надеяться все завершиться для всех дольщиков благополучно а виновные понесут реальное наказание
Кайрату Мами вход воспрещён
- После гнусной истории с Какимжановым никаких инвесторов у нас не будет, буржуи не идиоты. ЭКСПО не спасёт, читал зарубежную прессу, там от души потешаются над этим мероприятием.
Аким Бердыбек Сапарбаев пообещал четырем братьям квартиру
- Приятно когда кульминацией материала стала логическим завершением справедливости. Спасибо редакции и всем кто откликнулся и отозвался и не остались в стороне. Можем же когда хотим, делаем же когда можем.
ООН, сюда иди!
- Позорище!!! Вот таков уровень судей в нашем славном конституционном правовом государстве, вот они птенцы из гнезда Мами. Да вряд ли и сам Мами далеко ушел по уровню компетентности от этого ... Стыдобище
В Павлодаре на торги выставили арестованную четырехколесную тачку
- Как же она годна к эксплуатации если колеса в раскорячку, тормозная система отсутствует? Надо комиссионно дефектовать и пригодные части продать отдельными лотами, а непригодные части утилизировать в специализированном предприятии имеющей лицензию. Чиновников выдавших эту дичь включить в комплект к этому имуществу как экипаж!