Қаз   Рус

Плетенье чепухи: До каких пор будем бояться-дрожать?!

3078 просмотров
6
Герольд Бельгер
Понедельник, 25 Сен 2017, 10:00

Ratel.kz продолжает публикацию знаменитых записок «Плетенье чепухи» Герольда Бельгера, не увидевших свет при жизни писателя

На снимке: Герольд Бельгер.

Продолжение. Читайте часть 1часть 2часть 3часть 4часть 5часть 6часть 7часть 8часть 9часть 10часть 11часть 12часть 13часть 14часть 15часть 16часть 17часть 18, часть 19, часть 20, часть 21часть 22, часть 23, часть 24часть 25часть 26часть 27часть 28часть 29часть 30, часть 31, часть 32, часть 33, часть 34, часть 35, часть 36, часть 37, часть 38часть 39часть 40часть 41часть 42часть 43часть 44часть 45часть 46часть 47,  часть 48часть 49, часть 50часть 51, часть 52.

Читайте также
Плетенье чепухи: Личные вкусы историков отвращают меня от истины

Бедная-бедная, серая-серая мышка (Параллели)

…Давно это было, лет двадцать назад: время мелькает скоротечно.

Смотрим мы с женой телевизор в зале, вдруг серая молния пронеслась вдоль стены из одного угла в другой. Я затаил дыхание: что за наваждение? Через мгновение – шасть! – и серый комочек стремительно прочертил обратный путь.

– Похоже, мышка, – заметила жена. – Резвится…

– Мышь?.. На четвертом этаже?! Откуда?

С осени мы запаслись кое-каким провиантом. В углу на длинном балконе хранили мешок картошки, два пакета муки и корзину лука с морковью. А на другом балконе – через кухню – держали в ящике сахар.

Неужели мышке всё это приглянулось? Как она сподобилась из подвала подняться на четвертый этаж?

Блажь, наверное.

Однажды послышались писк и шорох даже днем в тиши кабинета. И я успел разглядеть, как вдоль плинтуса воровски прошмыгнула юркая мышка. Крохотная, ушастенькая, с длинным хвостиком, серая-серая…

Пискнув, где-то затаилась, замерла, схоронилась.

Я скрутил толстую газету и кинулся на балкон. Огляделся. Прислушался. Почувствовал, что и мышка застыла где-то рядышком, выжидает, следит за мной, не шелохнется.

Мышка-норушка – милое существо только в сказках. А в хозяйстве – самый вредный грызун. Хитрый, коварный, обжорливый, пакостливый. С детства был свидетелем, как отец методически боролся с мышами и на Едиле, и на Есиле. Двух котов держал, капканы ставил, в ловушки заманивал, к разной отраве прибегал, выслеживал у всех щелей. И еще я видел, как кошки, изловив мышку, подолгу забавлялись ей.

Долго тщетно подстерегал я мышку, нахально поселившуюся на моих балконах. Временами, дразня, сноровисто прошмыгивала вдоль плинтусов.

И однажды я ее всё же подстерег. И ей некуда было деваться. Прижалась в самом уголочке звена отопительного электрического аппарата и только глазками-пуговками – зырк-зырк! – следила за мной из своего укромного закуточка. От страха-ужаса мелко-мелко подрагивала всем тельцем. Я изловчился и точно ударил по ней увесистым газетным жгутом. Мышка рухнула к моим ногам. Я схватил ее за хвостик и, размахнувшись, швырнул ее с балкона на асфальтные ступени под окном.

И поныне не знаю, уцелела ли мышка или погибла. Бедная-бедная, серая-серая мышка!.. Как она резвилась вдоль плинтусов!..

                                                                                                                                        ***

Читайте также
Плетенье чепухи: Как я во сне стал министром культуры

…Праздник переводческого искусства в Армении помнится мне во всех деталях и поныне, хотя и состоялось это торжественное событие в начале ноября 1982 года.

Понаехали в Ереван именитые переводчики со всех республик тогдашнего СССР, а кое-кто даже из Европы. Звучали высокие речи в Актовом зале священного Матенадарана, у могилы Месропа МАШТОЦА, первого армянского переводчика, под голубым небом Ошакана, у Мемориала армянских письмен, в Степанаване, у гостеприимных лорийцев, на заоблачном перевале, где А. С. ПУШКИН встретил гроб с телом погибшего друга и тезки – ГРИБОЕДОВА.

Это был праздник разных народов. Духа единения и сплочения. Высокой поэзии. Разноплеменной музы. Пир волшебства, словесной магии.

Облагораживали праздник, обрамляя его щедрым застольем армянские и грузинские коллеги; вносили искреннюю духовную лепту прославленные рыцари девятой музы из Москвы, Ленинграда, Азербайджана, Литвы, Латвии, Эстонии, Киргизии, Узбекистана, Белоруссии.

И я удостоился этой чести.

Но сказать хочу не о том.

Из «ЛГ» (№ 23 за 2014 г.) я узнал, что некогда очень популярному русскому поэту и прозаику Владимиру Алексеевичу СОЛОУХИНУ ныне исполнилось бы 90 лет. На том празднике переводческого искусства в Ереване был и он. Прибыл он на день позже, имел очень усталый, заспанный вид. Куда бы мы ни ездили, он сразу спал, дремал, был пассивен, временами что-то бубнил, по обыкновению сильно окая. Внешне он был похож на расхожий облик писателя: большой, грузный, помятый, расхристанный увалень, небрежно одетый, лишенный всякого пафоса и имиджа. Он походил на мастерового, на мужика, которого происходящее вокруг никак не касалось.

Переводчик он был неутомимый и всеядный. Переводил по подстрочникам – поэзию и прозу – с трех десятков языков, не зная ни одного.

Я не сторонник такого перевода и таких переводчиков. И это качество в нем мне никак не нравилось.

Но прозаик он был отменный, нежный, поэтический, влюбленный в русский речестрой. Мне были известны его «Владимирские проселки», «Капля росы», «Письмо из Русского музея», рассказы, очерки. Это был тонкий, истинно русский писатель-художник. По душе мне была и его общественно-гражданская позиция.

Пожалуй, В. А. Солоухин был единственным человеком, с которым я на том празднике в Ереване не вступал в контакты. Обо мне, понятно, он и представления не имел, а потому я был ему неинтересен. Я же о нем имел приличное представление, но его переводческое ремесло никак не разделял.

Но с какой стати я вдруг его вспомнил и почему собственно, о нем пишу – расскажу чуть ниже.

***

Читайте также
Плетенье чепухи: Государство, которое не зиждется на духе народа, обречено

…Немало, пожалуй, должен сказать еще об одном крупном писателе.

Впрочем, крупным он считался давно, еще в 20-30 годах прошлого столетия, а ныне его, думаю, прочно забыли.

Он прожил долгую жизнь. Написал уйму романов. Был членом АН СССР. Героем Социалистического Труда. Секретарем правления СП СССР. Депутатом Верховного Совета СССР. И т. д.

В молодые годы я читал его «Первые радости», «Необыкновенное лето», «Костер».

Звали его Константин Александрович ФЕДИН.

Разумеется, я его в жизни не знавал. Как говорят казахи, «қол алып, амандасқан адамым емес» («за руку никогда не здоровался»). Да и был он старше моего отца на целых 17 лет.

Видел я его всего один раз на каком-то писательском пленуме в Москве. Впечатление: высокий, импозантный джентльмен, при галстуке-костюме, с благородной осанкой, барственными жестами, собранный, ухоженный, державшийся особняком, благостный, густой баритон, размеренная речь, всё взвешено, всё предусмотрено, ни к чему не придерешься. Произнес по бумажке несколько гладких, дежурных, вполне официозных слов - и исчез.  

Мне показалось, что публика в зале его не больно жаловала. Говорили: «мастодонт», «метрдотель», «комиссар собственной безопасности».

Он говорил лишь то, что дозволялось говорить.

Он писал лишь о том и так, как разрешалось властями.

В германофобии особенно отличалась четверка советских классиков: И. ЭРЕНБУРГ, М. ШОЛОХОВ, К. СИМОНОВ, К. ФЕДИН. Имелись в виду, понятно, германцы, немцы рейха, а не так называемые советские немцы. Но от их публичной ненависти больше всех доставалось именно российским немцам. В трактовке этой четверки «наши» немцы стали козлами отпущения. И гневные стихи и суждения читались ежедневно на плацу перед униженными морально и физически немцами-трудармейцами. «Убей немца!» – таков был их призыв. Эренбург исступленно утверждал: «Немцы – не люди!» В СССР это длительное время воспринималось однозначно.

***

Читайте также
Плетенье чепухи: Сказ о семижильных казахах

… В октябре 1963 года, после того, как я окончил аспирантуру при КазПИ им. Абая, в то время главный редактор республиканского литературно-художественного и общественно-политического журнала «Жұлдыз» Абдижамил НУРПЕИСОВ взял меня в редакцию сотрудником отдела прозы. Я тогда начал подстрочно переводить на русский язык его трилогию «Кровь и пот».

В Союзе писателей Казахстана я тесно общался с большинством казахских (шире: казахстанских) литераторов. Тогдашний СПК был крохотным островком сравнительной свободы в океане тотальной лжи. Дух допустимой вольности царил в его кабинетах и – особенно – в холле. Мне, новичку, такая среда пришлась по нраву. И то время я вспоминаю с удовольствием и благодарностью. Дух того времени отражен в моих дневниках.

Я имел приличное представление о казахской прозе и поэзии. Дружил с моими замандасами – Аскаром СУЛЕЙМЕНОВЫМ, Саином МУРАТБЕКОВЫМ, Кадыром МЫРЗАЛИЕВЫМ, Зейноллой СЕРИККАЛИЕВЫМ, Абишем КЕКИЛБАЕВЫМ, Жумекеном НАЖИМЕДДЕНОВЫМ, Оразбеком САРСЕНБАЕВЫМ, Дукенбаем ДОСЖАНОВЫМ – всех не перечислю.

Был обласкан аксакалами и карасакалами.

Беседы случались довольно вольными, а писали – я тому свидетель – всё еще скованно, с оглядкой, осторожно, чтобы невзначай не погладить кого-либо против шерсти и не дразнить понапрасну гусей.

Один красочно описывал весеннюю лужу, восхищаясь словесной вязью, другой – буранную ночь в степи, третий – похождения байского отпрыска к жене рыбака-бедняка, четвертый – то, что дала казахам Октябрьская революция, пятый – забавный случай на охоте, выясняя, кто же всё-таки стрелял в волка, шестой - любовную сцену тракториста и доярки в стоге сена на колхозном стане, седьмой – состязание батыров, обжор и палуанов на асе-поминках, восьмой – кампанию весеннего расплода овец…

Ойдойт! И всё это я переводил-перекладывал на русский язык.

А о реальности, о жизни вокруг - ни бе ни ме. Чего-то опасались, боялись, отчего-то робели, стеснялись. Указывали пальцем на потолок, тыкали в сторону соседнего ЦК КПК, закатывали глаза: «Ойбай! Анау!» Писали не о том, что есть, а о том, что должно или могло бы быть. Казалось, все как бы попрятались по норушкам и чего-то выжидали. Иногда юрк-юрк, прыг-скок, бочком, шур-шур по закуткам-застрехам. И – молчок. А с трибуны вещали:

«Эй! Почему в твоих стихах черные тучи бродят-кочуют? Наше небо разве не безоблачное?»

«Почему в твоих рассказах рыбаки после работы тащатся домой, как тени, а не шагают бодро, с песней?!»

«Почему твои герои так мало улыбаются?  Какая их печаль гнетет?»

«А куда подевались русские тамыры у твоего Мырқымбая

И всё в таком же духе.

Помню, композитор-академик Ахмет ЖУБАНОВ, автор «Соловьев столетий», которого я тогда переводил, рассказывая о судьбе своего талантливого клана, время от времени возмущенно восклицал: «Ай, Гера! Қашаңғы қорқа береміз?!» («До каких пор будем бояться-дрожать?!»)

Что и говорить… дрожмя дрожать в литературе – бесплодно и гибельно.

…Так было.

***

Читайте также
Плетенье чепухи: ЕАЭС – союз, который кончится пшиком

И в «ЛГ», о которой я упомянул выше, приводится случай: в «Карачарово» как-то встретились К. А. Федин и В. А. Солоухин. И последний вспоминает:

«…Константин Александрович сделал мне потрясающее признание.

– Владимир Алексеевич, вы видели, как ведет себя мышка, когда выбежит из норы в углу комнаты? Она никогда не выбежит на середину комнаты, а всё время – по плинтусу, по плинтусу.

– Ну?

– Вот и я тоже – жизнь прожил и никогда ведь на середину комнаты не выбегал, всё вдоль плинтуса бегал…»

Какое признание, однако!

А ведь так жили сотни, тысячи писателей. Никогда не выбегали на середину комнаты. Не ныряли в водоворот событий.

Всё по плинтусам, по плинтусам.

И сейчас большинство литераторов так бытует. На середину жизни редко кто выйдет. Всё больше по углам, по закуткам, по норушкам промышляют. И лишь изредка – шмыг-шмыг – по плинтусам.

Не знаю, внятно ли я поведал об этом, сплетая разрозненные факты бытия, в котором обитал и обитаю.

По крайней мере я пытался о том сказать.

Если не получилось – моя вина. Может, тоже всю жизнь к плинтусам, как бедная-бедная, серая-серая мышка…

12.07.14.

Фото из архива Каната ТОРЕБАЯ.

Ratel.kz выражает благодарность режиссеру Ермеку ТУРСУНОВУ за подготовку записок Герольда БЕЛЬГЕРА к печати. Первый том «Плетенья чепухи» продается в магазинах «Меломан» и MARWIN.

Тэтяна 2017-09-25 11:31:06
-1
Шарахнул газетным жгутом мышонка, затем с балкона киданул на бетонные ступеньки, а потом задумался писатель: жив ли там "бедный- бедный" мышонок... После этого рассуждает о жестоких словах Шолохова и Эренбурга...
ISN'T MORTAL SIN 2017-09-25 20:43:31
6
Да и сам-то недалеко ушел, тоже все больше по углам, по краям жизни бегал.Переводил-переводил.Кому теперь с латиницей переводы нужны будут?Насмерть запуганное на всю жизнь поколение.Потому и жили так.Тихо и с оглядкой.Уходят еще тише.
M. FREEMAN 2017-09-25 22:16:42
3
Творцом может быть художник, актёр, режиссер, писатель..., и НЕтворцом может быть художник, актёр, режиссер, писатель... и даже союз писателей в полном составе... за редким исключением. Высоцкого все эти солоухины поэтом не считали... Творчество - это отход от канонов, когда не так как принято и не так "как надо". Творец - это человек, создающий что-то новое, другой Мир... И это можно делать в любой профессии. Когда мышка по плинтусу - это нормально... А когда Человек? А когда вся страна?
ЗАХАРОВ М.В. 2017-09-26 23:56:53
2
Про "мышонка" это мощно!Глыба а не человек...
Мурка 2017-09-27 09:23:54
2
Вся страна вдоль плинтуса крадется, поджав уши и дрожа от страха, что говорить об отдельных личностях?
мари 2017-10-24 18:51:55
0
Ути бозе мой какая мыська...прелестюшечка! глазки-бусинки...ути-ути... ....А что это вумные-вумные бабуськи тут и морталы ботают боталом...храбрые шакалы!
министр информации и коммуникаций
- У нас есть свобода слова. Если не трактовать, что свобода слова должна быть абсолютной, то оцениваю на 8.
Три задачи нового президента Кыргызстана
На пятницу, 24 ноября, намечена инаугурация нового президента Кыргызстана Сооронбая Жээнбекова
Стоит ли спасать проблемные банки?
Важнейшая задача государства – поддерживать доверие населения, бизнеса, общества в целом к банковской системе
Бандитская Караганда: убрать из дела «рахмет» и пистолеты
Главный свидетель обвинения полицейский Галим «забыл» про пистолеты, а потерпевший Ханатбеков – про «рахмет»
Плетенье чепухи: Урусов в драке не одолеть
Ratel.kz продолжает публикацию знаменитых записок «Плетенье чепухи» Герольда Бельгера, не увидевших свет при жизни писателя
Как приятно быть первым и даже единственным
По воскресеньям Ratel.kz традиционно публикует истории правозащитника Евгения Жовтиса из его жизни и юридической практики
Педагогическая поэма
Папе девяносто лет. У него почти нет зрения и слуха. Он не слышит ни этой глупости и не видит этой тупости. Маразма, который простирается вокруг
Дефолт покажет, кто где деньги держал
ЕНПФ вложил 50 млрд тенге в облигации Bank RBK и почти 2,7 млрд тенге хранит на его депозитах, но иски о возврате, по данным Ratel.kz, пока не предъявил
Когда государство не знает, что делать, оно начинает принимать законы
В цикле интервью «Лица Казнета» Вадим Борейко завершает беседу с известным казахстанским экономистом Рахимом Ошакбаевым
Как казахи понимают национальную идею
Ермек Турсунов продолжает публиковать заметки из нового цикла «Возвращение домой» о казахских обычаях, традициях, обрядах и ритуалах
Женис Касымбек пожаловался на ленивых предпринимателей
В правительстве обсудили развитие экспортного потенциала
Новый скандал на Хоргосе
Почему на приграничной территории перестают работать законы
Не смейтесь над Байбеком
Напрасно аким Алматы оказался мишенью всех шутников страны
«Чмо» внутреннего потребления
Поставить на колени Киргизию – сомнительное удовольствие
Хрен всё знает
В социальных сетях появились фотографии некоего продуктового набора якобы стоимостью 500 тенге с биркой «Ланч Байбек»
Вертикально интегрированный бардак
Не успели мы выйти из бензинового кризиса, как Минэнерго предупреждает о новом дефиците - на сей раз дизельного топлива
Ставка больше, чем жизнь
Почему банки не выдают кредиты
Потерянные миллиарды
Те, кто государственные деньги в банки клал, должны разделить ответственность с теми, кто их потерял
Чужая смерть
Жуткие приступы мизантропии из-за обычных людей, живущих в вечном страхе и неспособных помочь в трудную минуту другим
«Дружеское закрытие глаз» ценой $163 млн
Почему на границе Казахстана и Кыргызстана многокилометровый затор
Даниил Кислов: Гульнара Каримова не просто злодейка, на которую можно повесить все грехи
Если Шавкат Мирзиёев хочет в самом деле реформировать политику и экономику своей страны, то одними "разоблачениями" дочери экс-президента тут не обойтись
Сергей Уткин: Зачем воин-папа подставил своего ребёнка
Давить на суд и прочих должностных лиц обществу можно и нужно, а вот экс-министру, использующему свои связи во властных структурах, категорически нельзя
Немецкий инвестор разочарован в Казахстане из-за Какимжанова
Гюнтер Папенбург направил генеральному прокурору Казахстана Жакипу Асанову письмо, в котором просит разобраться в закрытии расследования против экс-министра
Как правильно уничтожить рыночную экономику
- Чтобы уничтожить экономику - достаточно вынести неправосудное решение суда и формально ликвидировать работоспособных предприятий, и без террористов разрушат до основания.
Ашаршылық. Искусство забвения
- Гульнар, меня не отпускает Ваш рассказ. Впервые признание о людоедстве ( страшно писать это слово, но другим его не заменишь). В нашей семье тоже есть такой рассказ, менее трагичен, но связан именно с этим ужасом. Пару лет назад я его тоже описала на странице одного издания, должна была это сделать. Много свидетельств ушло безвозвратно, жертвам нелегки эти признания. Да и не поощрялось. Думаю, и вам непросто было найти слова. Вы молодец.
Государство не смогло забрать у сестры Бергея Рыскалиева гостиницу
- Говорят Кина нет!Чем не кино?Братьев награждали орденами.Управляли они областью с нефтеперерабатывающим заводом, а дорог асфальтированных в той стороне вообще нет,только в городе. Прикрол,что еще один олигарх сидит пьет свое иссыкское вино. деньги получил на строительство дороги,аони закончились еще на стадии покрытия.Как считали,как он выиграл тендер? Зато сми должны уплатить 55 млн за моральный и за какой-то материальный ущерб. Многосерийное кино
Рузский мир
- Учитель - это призвание! Нужно уже сегодня начать делать жесткий отбор и в эту профессию принимать только по таким параметрам, как любовь к детям, к преподаванию, умение отдавать.а не только впитывать материал. В институтах на комиссии должны быть и психологи, которые будут выявлять будущих настоящих учителей. И это не только языковедов касается. А всех учителей. А то зачастую в профессию идут от безысходности и желания иметь просто всегда кусок хлеба. А страдают потом дети
Что лежит под клавиатурой?
- Аффтар написал страшилку. В Юникоде есть и латинские буквы, есть и апострофы. Лучше бы Аффтар написал, что в ИМЕНАХ САЙТОВ и в адресах ЕМАЙЛ нет, не было и не будет апострофов в качестве допустимых символов. Для особо умных абисняю - не будет сайтов типа qo'qsag'yz.kz, придется писать по старинке - koksagyz.kz. Не будет емайлов типа s'as'y'@mail.ru, придется писать shashu@mail.ru. Ну и смысл тогда в нововведении?
Приятного просмотрика, Бауке!
- Уважаемая, Салима! Люблю читать Ваши стати, да вообще Ратель это единственное читабельное издание в стране к сожалению или к ... ?
Как правильно уничтожить рыночную экономику
- Какая хорошая статья Честно говоря, давно не интересно, что происходит в этой стране, но какая хорошая статья. Автор - экземпляр штучный, для казахов. Да банки не хотят участвовать в гос. программа и фондовый рынок не развит. По секрету, анонимно, подскажу выход, всем тем бедолагам, которые ищут финансирование: международное отмывание денег через бизнес-инвестиции. Других вариантов, лично, я не вижу.