Людской суд

6026 просмотров
24
ЕРМЕК ТУРСУНОВ
Суббота, 22 Апр 2017, 12:30

Традиционно по субботам Ratel.kz публикует новые рассказы кинорежиссера и писателя Ермека Турсунова, которые войдут в его новую книгу

На снимке: Ермек Турсунов.

Читайте предыдущий рассказ Ермека ТУРСУНОВА «Дядьвитя – матадор».

У старика Ерасыла умерла жена. Калипа ее звали. Семьдесят шесть ей было. Дай бог каждому, как говорится. Хорошо пожила Калипа. И детей вырастила, и внуков понянчить успела.

Читайте также
Приключения мазара

Болеть особо не болела, тихо отошла. Во сне. Говорят, такую смерть господь только безгрешным отпускает…

И вот старик остался один.

Дети давно в городе, наезжают изредка. Все некогда им. Известное дело – город. Он людей не жалеет, город-то. Он до последнего из  человека человеческое высосет.

Пока жили со старухой вдвоем, вроде как, и не больно надо. Скучали, конечно, но не так, чтобы на стенку лезть. А тут затосковал старик. Извелся. И не в том дело, что некому суп сварить. Ерасыл давно и посуду сам привык мыть, и пол в доме мести, и в огороде возиться. Да и много ли ему, старику, надо? Что ел, что не ел – все одно.

Ну и сон пропал. Не сон, а так, маета одна. Глаза закроешь и вроде как спишь. А может, и помер уже. Не поймешь.

А утро настанет, солнышко выглянет из-за гор и вроде как вставать надо. Только вот зачем - вот вопрос. Кто тебя в пустом доме ждет? Кто завтракать позовет? Кто вообще чего скажет?

Не знал, не думал Ералы, что жизнь такое ему уготовит. Что будет он вот так, на старости лет, в одиночку дни коротать. Да и когда об этом было думать? Все носился как лишенец, суетился чего-то. Деньги эти проклятые зарабатывал. Семья большая – пятеро детей. Всех накормить, обуть, образование дать каждому…

Читайте также
Далай-лама – потомок легендарного Борангазы Голосистого

Вот. Дал, называется. Разъехались все. А чего им тут в селе делать? И  села-то уже того нет. Выцвело все, облезло да истлело. Из стариков только он да еще несколько таких же трухлявых пней осталось. Доживают.

Вот теперь и Калипа ушла. Молча и безропотно, как и жила всю жизнь.

Первое время даже как-то не по себе было Ерасылу. Шутка ли – пятьдесят четыре года вместе. Иной раз по привычке ждал ее. Сидел на кухне, не двигался. Шуршал газетой. Сердился: куда это она запропастилась, карга старая?

А потом  – бум, как обухом по голове! Бог мой, так она ж померла! Совсем померла. И не придет больше…

Днем еще ничего. Копошился по хозяйству, забывался.

А вот по вечерам…

Когда аул стихал и последние припозднившиеся в потемках возвращались к себе и торопливые их шаги мерно стихали в дальних закоулках переулка…

И опускалась ночь. И накрывала черным все вокруг, и лишь брехали где-то на цепях собаки, и в домах по одному начинал гаснуть свет, а потом и весь аул погружался в темноту…

Вот тогда совсем...

И не заснешь, опять же…

Ерасыл долго лежал с открытыми глазами, потом тяжело поднимался с постели, шел на кухню, чиркал спичкой, зажигал керосинку, чтоб сэкономить свет, и ставил на плиту чайник. Не потому, что чаю хотелось. Нет. Просто смысл был в этом какой-то – человек чайник поставил.

Читайте также
Полведра молока за Аллегрову

А дальше что?

Ну, чаю попил, яйцо сварил, съел. Теперь что?

Так и шатался, пока рассвет не займется. С ним и ложился. С рассветом. Спать все одно не хотелось, просто уставал. Утомляли Ерасыла мысли его беспокойные.

И были бы мысли. Были бы думы великие. А то ерунда одна в голову лезет. Вдруг вспомнит, чего у него в жизни было хорошего. Улыбнется. А иной раз расстроится.

И однажды пришла ему в голову мысль. Неотступная такая мысль.

Через три улицы от него жила бабка  – Нуржамал. Тоже одна. Муж ее помер лет десять назад. Дети все, как водится, повырастали и разлетелись кто куда. Изредка, по праздникам, навещали. Но тоже не часто.

Ерасыл решил – пойду к ней, поговорю. А что? Никто ж мне за это в лицо не плюнет.

Скажу ей, мол, давай, переезжай ко мне. Вдвоем и скоротаем как-нибудь. Все не так одиноко будет. Живая душа все-таки, человек в доме. Не собака.

В городах старики вон и собакам рады. Кошек заводят. Попугаев… Делать нечего, дураки.

Да и ей, небось, несладко. Одной-то куковать. А тут – вот. Может, и не опора, но зато костыль. А скоро и зима на носу. А зимой и вовсе никуда не выйти. Иной раз думаешь – не дотяну на этот раз до тепла, так и крякну. И никто не заметит…

А детишки будут приезжать – ради бога. Пусть приезжают.

Читайте также
От Гитлера до трансвестита – один шаг

Наоборот: приедут – обрадуются. Успокоятся. Целый человек рядом. И им не так тревожно будет. Если чего случится – сообщит. Скажет – что делать надо.

И – пошел. Костюм еще зачем-то напялил, сто лет неодеванный. Медали нацепил.

Нуржамал удивилась. «Заходи» – сказала. Стул поставила. Сама села напротив и недобро уставилась на Ерасыла. Чего типа, приперся, старый хрыч?

Но Ерасыл сделал вид, что не заметил и начал. Издалека.

Вот, погляди, мол, у человека все – парой. Два глаза у него и два уха, двое ног у него и рук тоже двое. А как отрубят одну руку, то и не знаешь что за хрен такой? Не болит, а – красный. Поэтому давай жить вместе.

Нуржамал аж рот открыла.

- Как это – вместе?

- Ну, так, - ответил Ерасыл. - Как все.

- А что люди скажут?

- А что они скажут? - отмахнулся Ерасыл. - Кому какое дело? Ничего особенного. Тоже мне новость.

Нуржамал словно окаменела, не двигалась. Видно было, что она и вправду растерялась и борется теперь с путаницей в голове, но не шибко это ей удается.

Ерасыл поспешил на помощь.

- Ты это, - сказал, - не отвечай сразу. Посиди-подумай. Может, и ни к чему оно? Я ж со своей колокольни рассуждаю. Муторно одному, вот и подумал: почему бы вместе не дотянуть?

- Это что же, - стала потихоньку отходить Нуржамал, - ты меня замуж зовешь, что ли?

- Да какой там замуж! - скривился в улыбке Ерасыл. - Скажешь тоже.

- Ну а как это тогда?

И старики замолчали. Призадумались.

С одной стороны выходило – обоим уже за полтораста лет. Женихаться вроде как поздно. С другой – сходятся же как-то люди. Сходятся и живут. И ничего.

- В общем, ты это, - поднялся со своего стула Ерасыл, чувствуя, что разговор не очень клеится. - Ты подумай. А то осень на исходе. А у меня угля еще тонны две с той зимы осталось. А у тебя корова есть…

- Ну да, - вдруг согласилась вслух Нуржамал. - Мороки с этим углем. И печь хорошо бы перебрать, да некому.

- Так ведь и я о том же, - поддакнул Ерасыл и пошел к двери.

У порога обернулся, хотел было что-то еще сказать, да не решился. Ушел.

Читайте также
Жизнь на острове Везения

На селе никакой слух на месте долго не лежит. Все видели, как Ерасыл заходил в старухе Нуржамал. Никогда ведь к ней не наведывался, а тут вдруг вырядился. Зачем, спрашивается?

И понеслась по деревне карусель: старики, мол, из ума выжили. Любовь крутят. Земля еще не просохла на бабкиной могиле, а он уже к другой клинья подбивает, кобелина.  

И эта тоже хороша: вместо того, чтобы поленом по горбу, так она ему еще и водочки налила, стол накрыла…

Разговоры эти быстро долетели и до города. Примчался старший сын к Ерасылу. И чуть ли не с порога попер:

- Ты что, отец, свихнулся?

- А что?

- Что значит «что»? Какая женитьба?!

- А кто говорит «женитьба»? - повысил голос и Ерасыл. - Никакая это не женитьба. Просто человеку нужен человек, нельзя в старости одному. Разве это запрещено?

- Ну а сколько раз я тебя звал к себе?! - не унимался сын. - Ты ж не едешь. И к другим тоже.

- И не поеду, - вскинулся Ерасыл. - Чего я там в твоем городе не видал? Здесь помру, здесь и похороните. Если время найдете. Вы ж все занятые теперь…

Поругались, одним словом, и сын хлопнул дверью.

А к Нуржамал дочка приехала.

Вначале поплакали, как водится. Поревели. Потом завелись - и давай до утра тарахтеть.

В принципе, дочка мать свою любила. Любила и жалела. Жалела, но помочь ничем не могла. Оно, конечно, вроде как и неудобно со стороны, но женщине в таком возрасте тоже, понимаешь, непросто. Ей, можно сказать, даже тяжелее, чем мужику. Хотя…Кому грузные годы на пользу?

Посидели кумушки до утра, повздыхали, да так ничего и не решили.

- Поступай, как знаешь, - сказала дочка и тоже уехала.

А деревня разделилась на два лагеря.

Одни прокурорами заделались. Судили: с ума посходили старики. Совсем стыд потеряли. Какой пример молодым?!

Другие выступали адвокатами. Убеждали остальных: он же не своровал ничего, дед-то. Не стал таиться, пошел и открыто все  выложил. Ну и молодец, все правильно сделал.

А сами Ерасыл с Нуржамал смутились чего-то. Подумали – это же сколько шума из-за нас. Сколько разговоров. Нуржамал даже хотела переехать, спрятаться куда-нибудь подальше, но – куда? Некуда. Да и не к кому.

А Ерасыл, тот и вовсе перестал с людьми разговаривать. Как отрезало: не замечал их вообще. Ходил, не оглядывался.

Но долго еще по аулу бродил слушок, будто бы Ерасыл снова таскается к Нуржамал. Печь якобы чинит.

Врали, конечно. Никуда он больше не ходил. Дома сидел. Даже в огород свой перестал лазить. Поросло все бурьяном.

И вот однажды…

Зима уже лютовала. Снега намело по самые крыши. С утра морозило.

И полезла Нуржамал к себе в погреб за маринадами, а  когда шла обратно - упала. Соседи заметили. Прибежали. А она уже не дышит. Врачи потом сказали – тромб оторвался. Не мучилась. Секунды…

Хоронили за поселком. На мусульманском кладбище. И Ерасыл пришел после. Не плакал, правда. Сидел молча за столом. И все исподволь поглядывали на него. Думали: а может, и надо было им съехаться? Может, пожила бы еще Нуржамал…

Хотя…кто его знает, как оно сложилось бы.

Никто не знает.

Фото: Дмитрий ГЭРТ.

Aisaghali 2017-04-22 12:42:51
1
Молодец, Ермек. Для меня ты - великий писатель. Душевно, правдиво, просто по-человечески...
Тэтяна 2017-04-22 12:54:05
0
Начал за здравие, закончил... ничем.
Мэссмер 2017-04-22 13:27:27
1
Как Ермек начал печататься здесь не пропускаю читаю его рассказы Всегда интересно и задевает за живое В наше время мало осталось настоящих людей кого можно просто почитать
Мурат.Костанай 2017-04-22 14:29:02
1
У Ермека читать нужно и надо между строк, с глубинными смыслом. Правильно делает. Рассказ не столько как о стариках, а о наших сёлах, о наших отношениях к старикам, о наших аульных корнях, о душевной пустоте некоторых людей и о том в конце концов - что жизнь всегда продолжается: и при Советах и при вхождении в 50- ку развитых стран и при третьей модернизации.
Реалист 2017-04-22 15:22:53
0
Спасибо, Ермек. Каждый сам должен ответить себе на главные вопросы... ... "Я здесь, от суетных оков освобожденный, / Учусь я в Истине блаженство находить, / Свободною душой Закон боготворить, / Роптанью не внимать толпы непросвещенной, / Участьем отвечать застенчивой мольбе / И не завидовать судьбе / Злодея иль глупца - в величии неправом. (с)
Гульнур Алихановна Оразымбетова 2017-04-23 13:15:49
0
Все как будто в одном казахском фильме, но конец другой. Спасибо, Ермек! Почти как у Шукшина иногда. Казахский Шукшин... Не прощу себя, что ревновала папу своего к одной из его поклонниц. Ой, любили его все. Сейчас в Чу есть даже музей и уголок в нем. Комсомолец был настоящий, парторг и оратор.
Тэтяна 2017-04-23 11:09:45
-2
МАКСИМО4 С фразы, что старик все-таки переложил печь, должно было начаться повествование, как начали развиваться отношения между ними, как рождались хоть какие-то чувства, какое-то пиковое событие, которое повлияло на их объединение или наоборот. А в этом отрывке лишь: жил одинокий старик, хотел сойтись с бабкой, на него косо посмотрели, обиделся... Так ему и надо, раз оглядывается на кого-то.
Арайка 2017-04-22 23:01:20
1
С нетерпением жду каждую статью, как же мало осталось таких настоящих людей как Ермек ага.
Тэтяна 2017-04-23 10:13:42
0
Максимо4 07:28:39 Я не написала, что мне не нравится. Талант рассказчика налицо. И "глубинный смысл" здесь не настолько уж глубок, и не нов, чтобы не понять. Но не в этом дело. Нет наполненности сюжета эмоциями и чувствами, нет кульминации и развязки сюжета. Сейчас поняла, что это только начала рассказа.
Максим04 2017-04-23 07:28:39
0
Тэтяна, глубокий смысл познается не сразу. Может быть не самый глубокий смысл в рассказе, но по-моему его наличие очевидно. И начало и концовка все к месту. Мне очень понравилось.
- Периодически читаю информацию о проходящих в трудовых коллективах обсуждениях по поводу перевода казахского языка на латиницу. Интересно было бы побывать на подобном мероприятии, послушать, что говорят, чем обосновывают переход.
Можно вывести акима из Системы. Но Систему из акима – никогда
Какой эффект новая пешеходная зона в Алматы произведет на жизнь всего города
Бруно Жардэн: Мы будем наращивать объемы добычи на Кашагане
В освоение месторождения уже вложено 55 миллиардов долларов
Кто изгоняет «бесов» из казахстанской адвокатуры?
По воскресеньям Ratel.kz традиционно публикует истории правозащитника Евгения Жовтиса из его жизни и юридической практики
Построенный в боях социализм
Почему советское руководство было вынуждено отказаться от массированных инвестиций и обратить внимание на уровень жизнь населения
Про волка
Традиционно по субботам Ratel.kz публикует рассказы кинорежиссера и писателя Ермека Турсунова, которые войдут в его новую книгу
Контрцикличная профанация
Деньгами будущих поколений покрывают непрофессионализм нынешнего правительства
Марат Толибаев: Хочу заступиться за Владимира Божко
Известный в социальных сетях автор считает, что вице-спикеру приписали абсурдные мысли
Все будет как всегда. Но может быть и хуже
Поправки в Закон о СМИ – удавка на шее журналистов
Терра
Внимание, спойлер. Если вы намерены смотреть фильм «Оралман» режиссёра Сабита Курманбекова, текст не рекомендуется к прочтению
Предпосылка для Байбека
Беспричинно можно любить глупую девушку, вредную кошку или партию «Нур Отан», а все остальное должно иметь какую-то логику
О чем говорили два шакала
Как правильно устроить вакуум в голове
Взятка открытым переводом
За что задержаны экс-глава «Казавиаспаса» Малик Досымбеков и бывший гендиректор «Казавиалесоохраны» Толеугазы Сексенбаев
Некосмический Байконур
Айдан Карибжанов побывал в Байконуре и увидел в нем Венецию
Пятерня может сжаться в кулак
Будет ли реанимирован Союз центральноазиатских государств?
Плетенье чепухи: Личные вкусы историков отвращают меня от истины
Ratel.kz продолжает публикацию знаменитых записок «Плетенье чепухи» Герольда Бельгера, не увидевших свет при жизни писателя
Врать надо с прибылей, а не с убытков
В потоке информации о ситуации с Национальным фондом может заблудиться даже профессионал, не говоря уже о простых гражданах нашей страны
Терра
Внимание, спойлер. Если вы намерены смотреть фильм «Оралман» режиссёра Сабита Курманбекова, текст не рекомендуется к прочтению
Айдос Сарым: Арестовывать сорок казахов и ни одного индуса - это ошибка
Политолог считает, что в конфликте в "Абу Даби Плаза" виноваты индусы и их работодатели
Даниил Кислов: Гульнара Каримова не просто злодейка, на которую можно повесить все грехи
Если Шавкат Мирзиёев хочет в самом деле реформировать политику и экономику своей страны, то одними "разоблачениями" дочери экс-президента тут не обойтись
Джохар Утебеков: Нет исключений, позволяющих полицейским пытать людей!
Свобода от пыток - одно из абсолютных прав человека, которая не подлежит ограничениям ни при каких условиях
Сергей Уткин: Зачем воин-папа подставил своего ребёнка
Давить на суд и прочих должностных лиц обществу можно и нужно, а вот экс-министру, использующему свои связи во властных структурах, категорически нельзя
Немецкий инвестор разочарован в Казахстане из-за Какимжанова
Гюнтер Папенбург направил генеральному прокурору Казахстана Жакипу Асанову письмо, в котором просит разобраться в закрытии расследования против экс-министра
Язык - это наследие, которое при смене алфавита мы теряем
- Как жаль, что такие здравые и аргументированные высказывания, можно прочитать только на Ратель.
Правительство ищет казахов по всему миру
- "База успешных ученых – мы хотим иметь связь. " Их еще найти надо. Начните с базы бездарностей: и ученых, и чиновников, и артистов. Здесь работы непочатый край!
Еще один казахстанский многоженец проживает в Алматинской области
- Конституцию применяем выборочно. Законы - тоже выборочно. И даже традиции ислама тоже применяем выборочно!!! Не думаю, что большинство наших мусульман выскажутся за забивание камнями насмерть за супружескую измену. А ведь это норма шариата... И нечего к Байбеку придираться... Приплыли. Выборочное применение закона - НОРМА ЖИЗНИ в Казахстане! И никакого когнитивного диссонанса!
Хиджаб раздора
- Однозначно - права администрация школы. Вне всякого сомнения. У нас по Конституции Казахстан - светсткое государство. Кроме того, школа есть государственное учреждение. С установленной единообразной формой одежды. Поэтому будьте так добры - соблюдайте в школе установленнцую эту самую форму одежды. а дома - ходите в чём хотите, хоть голыми. Всё. И нех тут демагогию разводить. Хотите учиться и при этом носить религиозную форму одежды - идите в медресе и учитесь там. Всё.
О чем говорили два шакала
- Всегда считал и до сих пор считаю лучшим школьным учебником физики - 3-хтомник Григория Ландсберга. Не знаю кто и когда его переведет на казахский. ...
О чем говорили два шакала
- С кириллицей живем почти 80 лет. В этот период пришла массовая грамотность казахов и была создана основная масса письменных произведений в казахской культуре в широком её понимании. И почему должны от всего этого отказаться? Ежегодно 160 - 200 тысяч детей заканчивают казахские школы. Половину примут отечественные ВУЗы, а куда поедут учиться остальные? Западное образование смогут позволить единицы. Или нас обрекают стать нацией охранников, грузчиков и т.п.?
Хотят ли банки обвалить тенге
- Есть и другое обоснование роста курса тенге, например Резервы Нац.фонда у нас в долларах, соответственно высокий курс доллара помогает продавать Нац.фонду доллар за тенге на внутреннем рынке дороже и тем самым закрывать нехватку бюджета. Экспо завершилось, денег в бюджете нет, где взять деньги? Ответ лежит на поверхности, на внутреннем рынке, то есть с карманов казахстанцев, доллар верх -народ срочно бежит в обменники скупать капусту