Как весело, легко и скорбно провести похороны

8519 просмотров
9
ЕРМЕК ТУРСУНОВ
Суббота, 06 Мая 2017, 13:00

Традиционно по субботам Ratel.kz публикует новые рассказы кинорежиссера и писателя Ермека Турсунова, которые войдут в его новую книгу

На снимке: Ермек Турсунов.

Читайте предыдущий рассказ Ермека ТУРСУНОВА «Виктор Вячеславович Марадона».

Читайте также
Людской суд

Сколько смешного, случайного, нелепого и веселого происходит… на похоронах. Я сам тому не раз свидетель.

Помню, умер старик Баисбек. Почтенный такой аксакал. Было ему тогда под восемьдесят. А может, и больше. Не знаю точно.

В одно время он работал сторожем в совхозе. Поля охранял. Посевы.

Как сейчас помню: ночь, тишина, перепела перекрикиваются, ветерок теплый трется о траву, и Баисбек сидит возле приземистого шалашика. Один. С ружьем. Костерчик еще разведет небольшой, как бы всем своим видом показывая – я тут, мол, только суньтесь.

Рассказывали, он воевал. Впрочем, как и все старики в нашем ауле. Вернулся с контузией. В непогоду его ломило, голова кружилась. Поэтому на серьезные работы его не брали.  А так – беззлобный был старикашка. Тихий. Неприметный. Я, к слову, даже не вспомню нынче, как он выглядел вообще. А вот похороны его запомнил. И вот почему.

Внук его – Ерден – учился с нами в четвертом классе. Деда своего он  очень любил. Иногда даже в поле с ним отправлялся и там оставался ночевать у него в шалашике.

Когда дед умер, все, естественно, потянулись в «черный дом» с соболезнованиями. Так у нас принято. А еще принято по обычаю не просто так заходить в дом, а забегать во двор с плачем и причитаниями.

Я помню по детству, меня это всякий раз пугало. В особенности, когда взрослые люди, дядьки  с тетками, шли по улице, о чем-то мирно беседуя, а потом вдруг срывались с места и бежали с криками во двор, где умер человек. Там обычно на скамеечках сидели родственники покойника. Они тоже о чем-нибудь беседовали. И когда доносился с улицы плач, они тут же менялись и тоже принимались выть. Люди второпях обнимали их, продолжая при этом громко причитать, а потом отходили в сторонку, вытирая сухие глаза и, как ни в чем не бывало, продолжали прерванный разговор.

Читайте также
Дядьвитя – матадор

Ничего не поделаешь, таков обычай.

И вот собрались мы всем классом, мальчики, девочки десяти- одиннадцати лет у колонки, как договаривались, чтобы пойти к Ердену и выразить, так сказать, всеобщее соболезнование. Кто-то пришел вовремя, кто-то чуток опоздал, но собрались все. И стоим. Чего делать дальше – не знаем. Дети. Не колонной же маршировать, речевки скандировать. А по-взрослому врать еще не научились. Причитать не умеем. Фальшиво плакать – тоже. Как это делается вообще? Какие слова кричать надо? Да и кто он нам, этот дед Баисбек?

И стоим.

А с нами учился один такой… Каиргали. Редкий балбес. Второгодник. Хотя какой там – второгодник?! Многогодник. Он в каждом классе оставался на целый год.  Вот и насиделся. Выше всех на голову. Среди нас он смотрелся, как учитель физкультуры.

Мы его обступили, уговариваем:

- Давай, Каиргали, пробил твой час. Ты начни, а мы подхватим.

А этот идиот глаза выкатил:

- А чего я? Почему я?

Мы ему объясняем:

- Потому что ты самый большой. Представительный. Поэтому начни причитать первым, а мы сзади пристроимся и тоже побежим за тобой, со своими причитаниями.

- А чего мне причитать? - спрашивает. - Я с ним всего два раза в жизни виделся.

- Когда?

Читайте также
Полведра молока за Аллегрову

- В первый раз он в меня стрелял солью, когда я полез за люцерной.

- Попал?

- Нет. Промазал.

- А во второй?

- Во второй он напился на Котыровской свадьбе, и меня попросили отвести его домой.

- Ну и как? Отвел?

- Отвел. Правда, по дороге мы слегка подрались.

- Ну, вот видишь! - загалдели мы. – Значит, ты его лучше всех нас знаешь! Давай причитай!

- Не буду я ничего причитать! С чего я вдруг буду причитать?

Уперся, короче. И ни в какую. Скотина.

Мы его еще долго уговаривали. Мимо нас уже все прошли. Глянут еще в нашу сторону: мол, чего это тут дети кучкуются? И дальше идут. И с причитаниями к Ердену во двор забегают. Ловко у них всё это получается. А мы все стесняемся. А время уже к обеду.

Надо что-то делать.

И мы переключились на Ултуган. Училась с нами еще одна такая красавица. Ростом чуть выше собаки, нос картошкой. Редкая плакса. Ревела по каждому поводу. Кто-нибудь слово скажет – она плачет. Училка двойку поставит – она снова вся в слезах.

Читайте также
Приключения мазара

Мы к ней:

- Ултуша, давай, выручай. Плачь.

- Нет, - говорит. - Не буду.

- Почему?

- Не плачется мне сегодня. А по заказу я не умею.

Словом, засада. Что делать?

И тут Бейсен, светлая головушка, активист наш школьный, стенгазеты рисовал, говорит:

- Давайте тогда так. Ты, Каиргали, прекрати ломаться, как девочка. Давай плачь, а мы тебя за это всю неделю в школьном буфете кормить будем.

- Как это? - тут же вскинулся Каиргали.

- Ну так. Будем скидываться каждый по десять копеек и водить тебя между уроками.

Каиргали задумался. В глазах его появился интерес и одновременно сомнение.

- Если все будете скидываться, то это две недели получается, - быстро высчитал он.

- Ну, хорошо, - согласился Бейсен. - Пусть будет две. Пойдет?

- Пойдет, - потеплевшим голосом ответил Каиргали.

И все обрадовались такому легкому решению. Оживились.

Читайте также
Далай-лама – потомок легендарного Борангазы Голосистого

А Каиргали тем временем вдруг преобразился, принял скорбную позу, прям как актер перед выходом на финальную сцену. Нахмурился, голову в плечи вобрал, насупился. Глянул на нас.

- Навзрыд? - уточнил.

- Конечно, - сказал Бейсен. - Надо, чтоб всех проняло.

- А как причитать?

- Причитай: «Ағамай! Ағамай! Ерте кеткен ағамай». («Старший брат мой, ты почему так рано покинул нас».)

Каиргали закрыл глаза и замер. Просто окаменел. Мы стоим все рядом, смотрим на него.

- Чего ты тянешь? - не выдержал Бейсен.

- Я вспоминаю, - ответил Каиргали, так же с закрытыми глазами.

- Что мы вспоминаешь?

- Тяжелые моменты своей жизни.

- И много их у тебя было?

 - Много, - ответил Каиргали и совсем ушел в себя.

Бейсен приложил палец к губам, прося тишины. Все притихли, уставившись на Каиргали, который вспоминал самые плохие моменты своей жизни.

Прошла минута. Может быть, две. Некоторые стали скучать.

Читайте также
Мир, труд, жент

И тут Каиргали очнулся. Очнулся и рванул. Рванул, что называется, с места в карьер. Так конь с испугу срывается с привязи. Да еще и с криками: «Ағама-ай, Ағама-ай!» Видимо, вспомнил действительно что-то ужасное.

Мы кинулись за ним, боясь отстать. И тоже заголосили, стараясь попасть в унисон. Улица из конца в конец заполнилась нестройным детским воплем.

На хорошей рыси мы залетели во двор к Ердену. Там все уже давно отплакались и сидели под легким навесом за поминальным столом. Скамейки, на которых обычно располагались ближайшие родственники, пустовали. Не зная, с кем обниматься, Каиргали кинулся на первого, кто подвернулся. Им, на свою беду, оказался завскладом стройчасти Боранбай. Он отходил ополоснуть руки.

Каиргали вцепился в него, прижался мокрым лицом к бороде и заорал Боранбаю в самое ухо. Мы кинулись следом и облепили перепуганного завсклада со всех сторон, не давая ему вырваться.

Люди забыли про еду, поскакали с мест и побежали к детям. Во дворе моментально стало тесно. Все висели друг у друга на плечах и в голос рыдали. Громче всех было слышно Каиргали. Его раздирающий внутренности тенорок взмывал высоко, достигая колоратурных высот. Бабы не выдержали и затянули хором. Мужики тоже подключились, не стесняясь в выражениях. Такой всеобщей скорби давно не видели в нашем поселке.

Так продолжалось минут пять-семь. Вскоре некоторые спохватились и перестали выть. Многие вернулись к столу. Бабы перешли на всхлипы. Не унимался только Каиргали. Он старался изо всех сил, даже когда голос его остался в меньшинстве. Старухи, не зная, как с ним быть, повели его в дом, поддерживая с обеих сторон под мышки.

Читайте также
Кого боятся отцы и деды

- Ну что поделаешь? - мельчили они по дороге. - Аллах родил, Аллах забрал.

- Не плачь, дорогой... Все мы смертны.

- Он хорошо пожил, наш Баисбек. Дай бог каждому.

- Успокойся, Кайрош, ничего уже не изменишь…

Нас рассадили за стол. Подальше друг от друга.

Люди молча поели, мулла прочитал молитву, и все тихо поднялись. Стали расходиться. Но долго еще слышно было, как убивается в доме Каиргали.

- Ты смотри, - удивлялись люди, - как горюет-то.

- Видимо, у него со стариком свои отношения были. Мы ж не всё знаем.

- Да уж, бедный пацан. Сильно переживает.

На следующий день, на перемене мы пошли, как обычно, за школу. Там старшаки курили бычки и заодно учили нас.

Все молча глядели на Каиргали. Ждали, что он скажет по поводу вчерашнего концерта.

- Сам не знаю, что на меня нашло, - пожал он плечами. - Вспомнил вдруг, как мать с отцом поехали однажды в город сестренку выгуливать, а меня не взяли, к бабушке отвезли. Я уж и забыл, когда это было. А вчера вдруг вспомнил. И так мне вдруг жалко стало себя...

Фото: Дмитрий ГЭРТ.

Гульнур Оразымбетова 2017-05-06 15:10:48
0
Есть еще профессиональные плакальщицы, которые ни одни поминки в аулах не пропускали. А вообще печаль, по-моему, должна быть светлой... Царствие Небесное Вашему Баисбеку, Ермек! На счет второгодников - да, во времена Союза такие были почему-то в каждой школе...
Роза 2017-05-06 15:44:35
1
прочитала вслух сестре. Нахохотались. Хотя для родных похороны - это горе. Детство - прекрасная пора. Спасибо, Ермек!
Тэтяна 2017-05-06 18:03:05
1
Не таким уж глупым был Каиргали, а скорей и поумней некоторых, если не ему в голову пришла эта глупая идея. И очень правильно он срежиссировал свое "выступление", так как именно жалость к себе вызывает слезы.
Гульнар 2017-05-06 18:41:09
0
так смеялась...... что с другой комнаты прибежали чтобы узнать что я смотрю. а так конечно, жатқан жері жайлы болсын. самой всегда было тяжело в такие моменты. в студенческие годы толкали друг друга чтобы вперед вытолкать кого-нибудь. а сейчас, с возрастом, когда осознаешь горе людей, намного легче
Тамыз 2017-05-06 19:27:27
0
На первом курсе у одногруппницы отец скончался, ну мы и пошли. Сели, не знаю кто начал, но пошел смех. Хорошо что сидели в отдельной комнате, толпа хихикающих идиотов. Заткнулись когда мулла пришел читать. Потом тем же составом в общагу, вечером вспоминали что на столе было и жалели что ни куска не проглотили. Точно придурками были))) Вспомнила при чтении, посмеялась, слезы выступили. Спасибо Вам!
Тэтяна 2017-05-06 20:37:25
1
ТАМЫЗ 19:27:27 На похоронах отца моей подруги, сидя у его гроба, старушки взялись вспоминать усопшего, хохотали до слез, периодически остепеняясь. Кто-то произнес - хороших людей провожают улыбками. Он был действительно замечательным.
Ильдар 2017-05-09 14:05:32
1
Спасибо, Ермек! Всегда с удовольствием читаю ваши рассказы. Вот и в этот раз тоже .Легко и непринужденно. Словно побывал на тех похоронах). Обязательно приобрету книгу.
а 2017-05-10 10:48:45
0
Ничего не поделаешь - обычай.
Олег Кригер 2017-06-22 16:10:06
0
СУПЕР!!!... Как подписаться?.... Замечательные рассказы... Добрый, мягкий, казахский юмор... Я сам пишу... Но я так не умею... завидую.. по доброму... Хочу ещё))))))))

Несмотря на заявления официальных лиц, что лишних денег в бюджете нет, правительство вдруг срочно утвердило положение о Национальном пантеоне. Чем вызвана такая спешка?

- Вам не кажется, что в стране, в которой за 25 лет судят трех руководителей КНБ (Алиев, Мусаев, Дутбаев), не все хорошо?
Суды и законы живут в разных измерениях
Казахстанский суд разрешил чиновникам прятать информацию о деньгах налогоплательщиков
Смерть в АЛЖИРе
Генпрокурору Асанову следует без камер и журналистов ехать в область, район и рвать погоны с мясом самолично
В Павлодаре срочно «рассекретили» список получателей субсидий
Информацию обнародовали за сутки до решения суда по иску к чиновникам от Ratel.kz
По законам военного времени
Ермек Турсунов встретился с карагандинским учителем физики Юрием Паком, осужденным за «телефонный терроризм»
Страсти по Навальному - 2
Оппозиционный российский политик влияет и на казахстанскую молодежь
Дело Кузнецова: где пределы самообороны?
В громком уголовном деле об убийстве возле алматинского ночного клуба «Чукотка» появились новые обстоятельства
Опаснее хакера - только коррупционер с компроматом
Проблема киберугроз и «гибридных» войн не обошла и Казахстан, где хакерским атакам уже подвергались сайты госструктур и финансовых организаций
Казахстан попал в десятку. Да не в ту
Евгений Жовтис: В Казахстане думают, что никто в мире не видит, как у нас ликвидируются независимые профсоюзы
Алишер Еликбаев: Даже если тебя съели, всё равно остаётся два выхода
Вадим Борейко продолжает цикл интервью «Лица Казнета». Сегодня его собеседник – известный пиарщик, генеральный директор сети кофеен Алишер Еликбаев
Плетенье чепухи: Германия была страной философов, а превратилась в Эльдорадо геев
Ratel.kz продолжает публикацию знаменитых записок «Плетенье чепухи» Герольда Бельгера, не увидевших свет при жизни писателя
Алматинский стрелок: как это было год назад
Девять человек погибли, четверо были ранены во время теракта в Алматы 18 июля 2016 года (видео)
Отправьте Абаева в районную газету
Каждый довод министра информации и коммуникаций демонстрирует, что он – не журналист
Бабий ветер
Самая ожидаемая рецензия года: Салима Дуйсекова прочитала книгу Баян Есентаевой (Максаткызы) «Баян. Обо мне и не только»
Путь Абаева
Айдос Сарым: У нас не хватает смелости признать очевидную смерть журналистики
ЭКСПО – наша маленькая жизнь
Сеанс разоблачения магии блистательных цифр, греющих чистую есимовскую душу
Джохар Утебеков: Мы не собираемся помирать на коленях
Известный адвокат о том, как Верховный суд политизирует обстановку
Грядет очередная задержка на Кашагане?
Откровенность министра энергетики Каната Бозумбаева очень похожа на подготовку общественного мнения к неприятной новости
Сергей Уткин: Зачем воин-папа подставил своего ребёнка
Давить на суд и прочих должностных лиц обществу можно и нужно, а вот экс-министру, использующему свои связи во властных структурах, категорически нельзя
Немецкий инвестор разочарован в Казахстане из-за Какимжанова
Гюнтер Папенбург направил генеральному прокурору Казахстана Жакипу Асанову письмо, в котором просит разобраться в закрытии расследования против экс-министра
Зачем Boeing-737 притворялся, что он Airbus-340-313
- Если вспомнить кто у Жениса Касымбека отец то многое становится понятнее ;)
Как безнаказанно украсть миллионы
- После публикации в Ратель о проблемах ЖК Юго-восток по поручению зам.генпрокурора Кравченко в Прокуратуре города Астаны создана Рабочая группа для решения этой проблемы. Большое спасибо Болату Абилкасымову за объективное освещение наших проблем...... Будем надеяться все завершиться для всех дольщиков благополучно а виновные понесут реальное наказание
Кайрату Мами вход воспрещён
- После гнусной истории с Какимжановым никаких инвесторов у нас не будет, буржуи не идиоты. ЭКСПО не спасёт, читал зарубежную прессу, там от души потешаются над этим мероприятием.
Аким Бердыбек Сапарбаев пообещал четырем братьям квартиру
- Приятно когда кульминацией материала стала логическим завершением справедливости. Спасибо редакции и всем кто откликнулся и отозвался и не остались в стороне. Можем же когда хотим, делаем же когда можем.
ООН, сюда иди!
- Позорище!!! Вот таков уровень судей в нашем славном конституционном правовом государстве, вот они птенцы из гнезда Мами. Да вряд ли и сам Мами далеко ушел по уровню компетентности от этого ... Стыдобище
В Павлодаре на торги выставили арестованную четырехколесную тачку
- Как же она годна к эксплуатации если колеса в раскорячку, тормозная система отсутствует? Надо комиссионно дефектовать и пригодные части продать отдельными лотами, а непригодные части утилизировать в специализированном предприятии имеющей лицензию. Чиновников выдавших эту дичь включить в комплект к этому имуществу как экипаж!