Как весело, легко и скорбно провести похороны

9205 просмотров
10
ЕРМЕК ТУРСУНОВ
Суббота, 06 Мая 2017, 13:00

Традиционно по субботам Ratel.kz публикует новые рассказы кинорежиссера и писателя Ермека Турсунова, которые войдут в его новую книгу

На снимке: Ермек Турсунов.

Читайте предыдущий рассказ Ермека ТУРСУНОВА «Виктор Вячеславович Марадона».

Читайте также
Людской суд

Сколько смешного, случайного, нелепого и веселого происходит… на похоронах. Я сам тому не раз свидетель.

Помню, умер старик Баисбек. Почтенный такой аксакал. Было ему тогда под восемьдесят. А может, и больше. Не знаю точно.

В одно время он работал сторожем в совхозе. Поля охранял. Посевы.

Как сейчас помню: ночь, тишина, перепела перекрикиваются, ветерок теплый трется о траву, и Баисбек сидит возле приземистого шалашика. Один. С ружьем. Костерчик еще разведет небольшой, как бы всем своим видом показывая – я тут, мол, только суньтесь.

Рассказывали, он воевал. Впрочем, как и все старики в нашем ауле. Вернулся с контузией. В непогоду его ломило, голова кружилась. Поэтому на серьезные работы его не брали.  А так – беззлобный был старикашка. Тихий. Неприметный. Я, к слову, даже не вспомню нынче, как он выглядел вообще. А вот похороны его запомнил. И вот почему.

Внук его – Ерден – учился с нами в четвертом классе. Деда своего он  очень любил. Иногда даже в поле с ним отправлялся и там оставался ночевать у него в шалашике.

Когда дед умер, все, естественно, потянулись в «черный дом» с соболезнованиями. Так у нас принято. А еще принято по обычаю не просто так заходить в дом, а забегать во двор с плачем и причитаниями.

Я помню по детству, меня это всякий раз пугало. В особенности, когда взрослые люди, дядьки  с тетками, шли по улице, о чем-то мирно беседуя, а потом вдруг срывались с места и бежали с криками во двор, где умер человек. Там обычно на скамеечках сидели родственники покойника. Они тоже о чем-нибудь беседовали. И когда доносился с улицы плач, они тут же менялись и тоже принимались выть. Люди второпях обнимали их, продолжая при этом громко причитать, а потом отходили в сторонку, вытирая сухие глаза и, как ни в чем не бывало, продолжали прерванный разговор.

Читайте также
Дядьвитя – матадор

Ничего не поделаешь, таков обычай.

И вот собрались мы всем классом, мальчики, девочки десяти- одиннадцати лет у колонки, как договаривались, чтобы пойти к Ердену и выразить, так сказать, всеобщее соболезнование. Кто-то пришел вовремя, кто-то чуток опоздал, но собрались все. И стоим. Чего делать дальше – не знаем. Дети. Не колонной же маршировать, речевки скандировать. А по-взрослому врать еще не научились. Причитать не умеем. Фальшиво плакать – тоже. Как это делается вообще? Какие слова кричать надо? Да и кто он нам, этот дед Баисбек?

И стоим.

А с нами учился один такой… Каиргали. Редкий балбес. Второгодник. Хотя какой там – второгодник?! Многогодник. Он в каждом классе оставался на целый год.  Вот и насиделся. Выше всех на голову. Среди нас он смотрелся, как учитель физкультуры.

Мы его обступили, уговариваем:

- Давай, Каиргали, пробил твой час. Ты начни, а мы подхватим.

А этот идиот глаза выкатил:

- А чего я? Почему я?

Мы ему объясняем:

- Потому что ты самый большой. Представительный. Поэтому начни причитать первым, а мы сзади пристроимся и тоже побежим за тобой, со своими причитаниями.

- А чего мне причитать? - спрашивает. - Я с ним всего два раза в жизни виделся.

- Когда?

Читайте также
Полведра молока за Аллегрову

- В первый раз он в меня стрелял солью, когда я полез за люцерной.

- Попал?

- Нет. Промазал.

- А во второй?

- Во второй он напился на Котыровской свадьбе, и меня попросили отвести его домой.

- Ну и как? Отвел?

- Отвел. Правда, по дороге мы слегка подрались.

- Ну, вот видишь! - загалдели мы. – Значит, ты его лучше всех нас знаешь! Давай причитай!

- Не буду я ничего причитать! С чего я вдруг буду причитать?

Уперся, короче. И ни в какую. Скотина.

Мы его еще долго уговаривали. Мимо нас уже все прошли. Глянут еще в нашу сторону: мол, чего это тут дети кучкуются? И дальше идут. И с причитаниями к Ердену во двор забегают. Ловко у них всё это получается. А мы все стесняемся. А время уже к обеду.

Надо что-то делать.

И мы переключились на Ултуган. Училась с нами еще одна такая красавица. Ростом чуть выше собаки, нос картошкой. Редкая плакса. Ревела по каждому поводу. Кто-нибудь слово скажет – она плачет. Училка двойку поставит – она снова вся в слезах.

Читайте также
Приключения мазара

Мы к ней:

- Ултуша, давай, выручай. Плачь.

- Нет, - говорит. - Не буду.

- Почему?

- Не плачется мне сегодня. А по заказу я не умею.

Словом, засада. Что делать?

И тут Бейсен, светлая головушка, активист наш школьный, стенгазеты рисовал, говорит:

- Давайте тогда так. Ты, Каиргали, прекрати ломаться, как девочка. Давай плачь, а мы тебя за это всю неделю в школьном буфете кормить будем.

- Как это? - тут же вскинулся Каиргали.

- Ну так. Будем скидываться каждый по десять копеек и водить тебя между уроками.

Каиргали задумался. В глазах его появился интерес и одновременно сомнение.

- Если все будете скидываться, то это две недели получается, - быстро высчитал он.

- Ну, хорошо, - согласился Бейсен. - Пусть будет две. Пойдет?

- Пойдет, - потеплевшим голосом ответил Каиргали.

И все обрадовались такому легкому решению. Оживились.

Читайте также
Далай-лама – потомок легендарного Борангазы Голосистого

А Каиргали тем временем вдруг преобразился, принял скорбную позу, прям как актер перед выходом на финальную сцену. Нахмурился, голову в плечи вобрал, насупился. Глянул на нас.

- Навзрыд? - уточнил.

- Конечно, - сказал Бейсен. - Надо, чтоб всех проняло.

- А как причитать?

- Причитай: «Ағамай! Ағамай! Ерте кеткен ағамай». («Старший брат мой, ты почему так рано покинул нас».)

Каиргали закрыл глаза и замер. Просто окаменел. Мы стоим все рядом, смотрим на него.

- Чего ты тянешь? - не выдержал Бейсен.

- Я вспоминаю, - ответил Каиргали, так же с закрытыми глазами.

- Что мы вспоминаешь?

- Тяжелые моменты своей жизни.

- И много их у тебя было?

 - Много, - ответил Каиргали и совсем ушел в себя.

Бейсен приложил палец к губам, прося тишины. Все притихли, уставившись на Каиргали, который вспоминал самые плохие моменты своей жизни.

Прошла минута. Может быть, две. Некоторые стали скучать.

Читайте также
Мир, труд, жент

И тут Каиргали очнулся. Очнулся и рванул. Рванул, что называется, с места в карьер. Так конь с испугу срывается с привязи. Да еще и с криками: «Ағама-ай, Ағама-ай!» Видимо, вспомнил действительно что-то ужасное.

Мы кинулись за ним, боясь отстать. И тоже заголосили, стараясь попасть в унисон. Улица из конца в конец заполнилась нестройным детским воплем.

На хорошей рыси мы залетели во двор к Ердену. Там все уже давно отплакались и сидели под легким навесом за поминальным столом. Скамейки, на которых обычно располагались ближайшие родственники, пустовали. Не зная, с кем обниматься, Каиргали кинулся на первого, кто подвернулся. Им, на свою беду, оказался завскладом стройчасти Боранбай. Он отходил ополоснуть руки.

Каиргали вцепился в него, прижался мокрым лицом к бороде и заорал Боранбаю в самое ухо. Мы кинулись следом и облепили перепуганного завсклада со всех сторон, не давая ему вырваться.

Люди забыли про еду, поскакали с мест и побежали к детям. Во дворе моментально стало тесно. Все висели друг у друга на плечах и в голос рыдали. Громче всех было слышно Каиргали. Его раздирающий внутренности тенорок взмывал высоко, достигая колоратурных высот. Бабы не выдержали и затянули хором. Мужики тоже подключились, не стесняясь в выражениях. Такой всеобщей скорби давно не видели в нашем поселке.

Так продолжалось минут пять-семь. Вскоре некоторые спохватились и перестали выть. Многие вернулись к столу. Бабы перешли на всхлипы. Не унимался только Каиргали. Он старался изо всех сил, даже когда голос его остался в меньшинстве. Старухи, не зная, как с ним быть, повели его в дом, поддерживая с обеих сторон под мышки.

Читайте также
Кого боятся отцы и деды

- Ну что поделаешь? - мельчили они по дороге. - Аллах родил, Аллах забрал.

- Не плачь, дорогой... Все мы смертны.

- Он хорошо пожил, наш Баисбек. Дай бог каждому.

- Успокойся, Кайрош, ничего уже не изменишь…

Нас рассадили за стол. Подальше друг от друга.

Люди молча поели, мулла прочитал молитву, и все тихо поднялись. Стали расходиться. Но долго еще слышно было, как убивается в доме Каиргали.

- Ты смотри, - удивлялись люди, - как горюет-то.

- Видимо, у него со стариком свои отношения были. Мы ж не всё знаем.

- Да уж, бедный пацан. Сильно переживает.

На следующий день, на перемене мы пошли, как обычно, за школу. Там старшаки курили бычки и заодно учили нас.

Все молча глядели на Каиргали. Ждали, что он скажет по поводу вчерашнего концерта.

- Сам не знаю, что на меня нашло, - пожал он плечами. - Вспомнил вдруг, как мать с отцом поехали однажды в город сестренку выгуливать, а меня не взяли, к бабушке отвезли. Я уж и забыл, когда это было. А вчера вдруг вспомнил. И так мне вдруг жалко стало себя...

Фото: Дмитрий ГЭРТ.

Гульнур Оразымбетова 2017-05-06 15:10:48
1
Есть еще профессиональные плакальщицы, которые ни одни поминки в аулах не пропускали. А вообще печаль, по-моему, должна быть светлой... Царствие Небесное Вашему Баисбеку, Ермек! На счет второгодников - да, во времена Союза такие были почему-то в каждой школе...
Роза 2017-05-06 15:44:35
3
прочитала вслух сестре. Нахохотались. Хотя для родных похороны - это горе. Детство - прекрасная пора. Спасибо, Ермек!
Тэтяна 2017-05-06 18:03:05
3
Не таким уж глупым был Каиргали, а скорей и поумней некоторых, если не ему в голову пришла эта глупая идея. И очень правильно он срежиссировал свое "выступление", так как именно жалость к себе вызывает слезы.
Гульнар 2017-05-06 18:41:09
1
так смеялась...... что с другой комнаты прибежали чтобы узнать что я смотрю. а так конечно, жатқан жері жайлы болсын. самой всегда было тяжело в такие моменты. в студенческие годы толкали друг друга чтобы вперед вытолкать кого-нибудь. а сейчас, с возрастом, когда осознаешь горе людей, намного легче
Тамыз 2017-05-06 19:27:27
0
На первом курсе у одногруппницы отец скончался, ну мы и пошли. Сели, не знаю кто начал, но пошел смех. Хорошо что сидели в отдельной комнате, толпа хихикающих идиотов. Заткнулись когда мулла пришел читать. Потом тем же составом в общагу, вечером вспоминали что на столе было и жалели что ни куска не проглотили. Точно придурками были))) Вспомнила при чтении, посмеялась, слезы выступили. Спасибо Вам!
Тэтяна 2017-05-06 20:37:25
3
ТАМЫЗ 19:27:27 На похоронах отца моей подруги, сидя у его гроба, старушки взялись вспоминать усопшего, хохотали до слез, периодически остепеняясь. Кто-то произнес - хороших людей провожают улыбками. Он был действительно замечательным.
Ильдар 2017-05-09 14:05:32
4
Спасибо, Ермек! Всегда с удовольствием читаю ваши рассказы. Вот и в этот раз тоже .Легко и непринужденно. Словно побывал на тех похоронах). Обязательно приобрету книгу.
а 2017-05-10 10:48:45
0
Ничего не поделаешь - обычай.
Олег Кригер 2017-06-22 16:10:06
3
СУПЕР!!!... Как подписаться?.... Замечательные рассказы... Добрый, мягкий, казахский юмор... Я сам пишу... Но я так не умею... завидую.. по доброму... Хочу ещё))))))))
Жанара 2017-09-03 21:26:08
0
давно я так не смеялась! Рахмет!
- Периодически читаю информацию о проходящих в трудовых коллективах обсуждениях по поводу перевода казахского языка на латиницу. Интересно было бы побывать на подобном мероприятии, послушать, что говорят, чем обосновывают переход.
Можно вывести акима из Системы. Но Систему из акима – никогда
Какой эффект новая пешеходная зона в Алматы произведет на жизнь всего города
Бруно Жардэн: Мы будем наращивать объемы добычи на Кашагане
В освоение месторождения уже вложено 55 миллиардов долларов
Кто изгоняет «бесов» из казахстанской адвокатуры?
По воскресеньям Ratel.kz традиционно публикует истории правозащитника Евгения Жовтиса из его жизни и юридической практики
Построенный в боях социализм
Почему советское руководство было вынуждено отказаться от массированных инвестиций и обратить внимание на уровень жизнь населения
Про волка
Традиционно по субботам Ratel.kz публикует рассказы кинорежиссера и писателя Ермека Турсунова, которые войдут в его новую книгу
Контрцикличная профанация
Деньгами будущих поколений покрывают непрофессионализм нынешнего правительства
Марат Толибаев: Хочу заступиться за Владимира Божко
Известный в социальных сетях автор считает, что вице-спикеру приписали абсурдные мысли
Все будет как всегда. Но может быть и хуже
Поправки в Закон о СМИ – удавка на шее журналистов
Терра
Внимание, спойлер. Если вы намерены смотреть фильм «Оралман» режиссёра Сабита Курманбекова, текст не рекомендуется к прочтению
Предпосылка для Байбека
Беспричинно можно любить глупую девушку, вредную кошку или партию «Нур Отан», а все остальное должно иметь какую-то логику
О чем говорили два шакала
Как правильно устроить вакуум в голове
Взятка открытым переводом
За что задержаны экс-глава «Казавиаспаса» Малик Досымбеков и бывший гендиректор «Казавиалесоохраны» Толеугазы Сексенбаев
Некосмический Байконур
Айдан Карибжанов побывал в Байконуре и увидел в нем Венецию
Пятерня может сжаться в кулак
Будет ли реанимирован Союз центральноазиатских государств?
Плетенье чепухи: Личные вкусы историков отвращают меня от истины
Ratel.kz продолжает публикацию знаменитых записок «Плетенье чепухи» Герольда Бельгера, не увидевших свет при жизни писателя
Врать надо с прибылей, а не с убытков
В потоке информации о ситуации с Национальным фондом может заблудиться даже профессионал, не говоря уже о простых гражданах нашей страны
Терра
Внимание, спойлер. Если вы намерены смотреть фильм «Оралман» режиссёра Сабита Курманбекова, текст не рекомендуется к прочтению
Айдос Сарым: Арестовывать сорок казахов и ни одного индуса - это ошибка
Политолог считает, что в конфликте в "Абу Даби Плаза" виноваты индусы и их работодатели
Даниил Кислов: Гульнара Каримова не просто злодейка, на которую можно повесить все грехи
Если Шавкат Мирзиёев хочет в самом деле реформировать политику и экономику своей страны, то одними "разоблачениями" дочери экс-президента тут не обойтись
Джохар Утебеков: Нет исключений, позволяющих полицейским пытать людей!
Свобода от пыток - одно из абсолютных прав человека, которая не подлежит ограничениям ни при каких условиях
Сергей Уткин: Зачем воин-папа подставил своего ребёнка
Давить на суд и прочих должностных лиц обществу можно и нужно, а вот экс-министру, использующему свои связи во властных структурах, категорически нельзя
Немецкий инвестор разочарован в Казахстане из-за Какимжанова
Гюнтер Папенбург направил генеральному прокурору Казахстана Жакипу Асанову письмо, в котором просит разобраться в закрытии расследования против экс-министра
Язык - это наследие, которое при смене алфавита мы теряем
- Как жаль, что такие здравые и аргументированные высказывания, можно прочитать только на Ратель.
Правительство ищет казахов по всему миру
- "База успешных ученых – мы хотим иметь связь. " Их еще найти надо. Начните с базы бездарностей: и ученых, и чиновников, и артистов. Здесь работы непочатый край!
Еще один казахстанский многоженец проживает в Алматинской области
- Конституцию применяем выборочно. Законы - тоже выборочно. И даже традиции ислама тоже применяем выборочно!!! Не думаю, что большинство наших мусульман выскажутся за забивание камнями насмерть за супружескую измену. А ведь это норма шариата... И нечего к Байбеку придираться... Приплыли. Выборочное применение закона - НОРМА ЖИЗНИ в Казахстане! И никакого когнитивного диссонанса!
Хиджаб раздора
- Однозначно - права администрация школы. Вне всякого сомнения. У нас по Конституции Казахстан - светсткое государство. Кроме того, школа есть государственное учреждение. С установленной единообразной формой одежды. Поэтому будьте так добры - соблюдайте в школе установленнцую эту самую форму одежды. а дома - ходите в чём хотите, хоть голыми. Всё. И нех тут демагогию разводить. Хотите учиться и при этом носить религиозную форму одежды - идите в медресе и учитесь там. Всё.
О чем говорили два шакала
- Всегда считал и до сих пор считаю лучшим школьным учебником физики - 3-хтомник Григория Ландсберга. Не знаю кто и когда его переведет на казахский. ...
О чем говорили два шакала
- С кириллицей живем почти 80 лет. В этот период пришла массовая грамотность казахов и была создана основная масса письменных произведений в казахской культуре в широком её понимании. И почему должны от всего этого отказаться? Ежегодно 160 - 200 тысяч детей заканчивают казахские школы. Половину примут отечественные ВУЗы, а куда поедут учиться остальные? Западное образование смогут позволить единицы. Или нас обрекают стать нацией охранников, грузчиков и т.п.?
Хотят ли банки обвалить тенге
- Есть и другое обоснование роста курса тенге, например Резервы Нац.фонда у нас в долларах, соответственно высокий курс доллара помогает продавать Нац.фонду доллар за тенге на внутреннем рынке дороже и тем самым закрывать нехватку бюджета. Экспо завершилось, денег в бюджете нет, где взять деньги? Ответ лежит на поверхности, на внутреннем рынке, то есть с карманов казахстанцев, доллар верх -народ срочно бежит в обменники скупать капусту