Экспертиза массового поражения

1329 просмотров
3
Евгений ЖОВТИС
Среда, 12 Апр 2017, 09:30

За «возбуждение розни», при полном отсутствии каких-либо последствий, в Казахстане дают столько же, сколько за изнасилование: от 3 до 5 лет

Читайте предыдущую статью Евгения ЖОВТИСА «Какие законы в Казахстане можно назвать неправовыми».

Читайте также
В мире – беженцы, а у нас - лишенцы

Две большие разницы

В советское время в ходу были такие мемы, как «поджигатели войны» или «врачи-вредители», причём эти ярлыки стоили их обладателям, даже при отсутствии каких-либо доказательств вины, арестов и иногда долгих лет отсидки.

У нас же теперь годы лишения свободы выписывают «возбудителям», то есть якобы совершившим преступление, предусмотренное статьёй 174 Уголовного кодекса РК, а именно возбуждение каких-либо видов розни.

Я уже несколько раз привлекал внимание к тому, что «возбуждение розни», используемое в казахстанском законодательстве, и «разжигание ненависти или вражды», применяемое в международной практике, - это, как говорят в Одессе, две большие разницы.

Как сам термин «возбуждение», так и термин «рознь» настолько юридически не определены, что под них можно подвести что угодно. Даже в отношении «разжигания вражды и ненависти» международные эксперты, в том числе члены Комитета ООН по правам человека или Спецдокладчик ООН по свободе выражения, рекомендуют действовать очень осторожно, не подрывая основы свободы выражения мнения и соблюдая принцип соразмерности наказания злоупотреблению свободой слова.

Полицейские с прокурорами возбуждаются первыми

Я, например, не могу себе представить «возбудителя» без «возбуждённого». То есть, если кто-то что-то написал, сказал или сделал, это должно повлечь за собой какие-то последствия. Иначе как можно определить, что возбуждение розни имело место?

Читайте также
Тени забытых предков: иногда они возвращаются

А нам это и не надо, сказало наше государство и, особо не заморачиваясь, стало действовать по накатанной схеме.

Итак, кто-то что-то где-то написал, прокомментировал или даже перепостил в социальных сетях. Появляется бдительный полицейский, прокурор, сотрудник органов нацбезопасности или даже простой чиновник из управления внутренней политики акимата и сигнализирует, что ему кажется, будто этот текст что-то возбуждает.

Дальше почему-то «возбуждаются» не представители какой-то затронутой социальной группы либо меньшинства, этнического или религиозного, а полицейские с прокурорами.

Но поскольку они не уверены, «возбуждение розни» это или нет, то подозрительные материалы направляются на экспертизу. И начинается активная умственная деятельность филологов, психологов и политологов по выискиванию в тексте этой самой розни и её возбуждения. Причём в её юридическом значении, при полном отсутствии специальных юридических знаний у этих лиц.

Для иллюстрации этого парадокса я иногда привожу весьма простой пример. Гражданин А. толкнул гражданина Б., который упал с лестницы, неудачно ударился и, к несчастью, умер. Бабушки-старушки на скамейке перед подъездом делятся новостями: «Ты слышала: А. убил Б.».

Юрист никогда не скажет, что А. убил Б., а скажет, что А. причинил Б. смерть по неосторожности, потому что у него не было умысла убивать Б. Это совершенно другая статья Уголовного кодекса, другая квалификация преступления.

При всём уважении к филологам, психологам и политологам, они своими экспертизами, по существу, дают квалификацию юридически определяемого деяния, то есть отвечают на правовые вопросы, на что никакого права не имеют, да и просто не могут.

Читайте также
Жареный петух под лежачим камнем

Когда послали матом – всё понятно

Более того, задумайтесь: чтобы установить, есть ли в тексте возбуждение розни, нужны специальные знания филологов или психологов. Без них это установить нельзя. А как тогда, интересно, без этих специалистов наличие этой самой розни определяют не обладающие этими знаниями простые люди?

Вот когда кто-то кого-то матом послал, тогда всё понятно, и можно обратиться в суд за привлечением автора нецензурщины к уголовной ответственности за оскорбление. И, в принципе, иногда можно обратиться к специалисту-лингвисту, чтобы определить, относится ли данное слово к бранному (нецензурному). Я, например, не весь этот богатый словарь знаю.

А если обругали, но цензурно, можно обратиться за возмещением морального вреда в гражданском порядке. В обоих случаях сам человек оценивает относящийся к нему текст.

При возбуждении розни тексты оценивают эксперты. Причём все экспертизы, с которыми я знакомился, полны разных глубоко научных терминов, которые затеняют саму цель экспертизы. Там пишется о негативных оценках социальной/этнической группы или религии либо о том, что наличествуют побудительные мотивы такой негативной оценки.

Интересно, что, когда последователи одной религии негативно оценивают другую религию, это расценивается как возбуждение религиозной розни. Бедный Чарльз ДАРВИН! Он говорил о конкуренции как основе выживания человечества. Конкурируют люди, идеи, технологии, государства и т. д. И не просто конкурируют, но и рекламируют себя. В том числе и политические партии. И религии тоже конкурируют, в том числе за умы людей. И при этом, естественно, критикуют другие религии. И, пока они не разжигают ненависть или вражду, это совершенно естественный процесс.

Максимум, что можно предъявить таким проповедникам, если они вольно трактуют факты, так это недобросовестную конкуренцию. И всё. А у нас атеиста Александра ХАРЛАМОВА, который не любит все религии, обвиняют в возбуждении религиозной розни.

Читайте также
Удивляйтесь, когда вас унижают!

Предположение эксперта как единственное доказательство вины

Ещё примечательнее, что нет ни одной экспертизы, с которыми я знакомился, где выводы не содержались бы в предположительной форме. Высказывания такого-то «могут побудить», «могут привести» и т. д. И это естественно: ведь никаких последствий высказываний для социальных, этнических или религиозных групп не последовало. То есть эксперт не может утверждать, что рознь была возбуждена.

Но уголовное право вообще исключает вынесение приговора на предположениях. А у нас во всех приговорах по статье 174 в отношении гражданских активистов, блогеров, религиозных деятелей основным, а зачастую единственным доказательством является заключение эксперта.

Граждане приговариваются к 3-5 годам лишения свободы за статью, или комментарий, или даже перепост какого-то материала - при полном отсутствии каких-либо последствий. У нас за изнасилование наказание от 3 до 5 лет. И за «негативную оценку» кого-то на основании заключения эксперта – тоже 3-5 лет.

Какая уж тут соразмерность наказания деянию? И даже с точки зрения некоей профилактики никакого объяснения подобной практике у меня нет.

Наша экспертиза стала «оружием» массового поражения «возбудителей». Точнее, кандидатов в «возбудители», поскольку самого возбуждения не было. И это, к сожалению, отличительные особенности тоталитарного, а не демократического государства.

Фото: law-defence.ru.

Тэтяна 2017-04-12 09:52:05
0
Комментировать страшно
Талагат 2017-04-12 11:33:17
0
Я. полагаю, что по конструкции состав "возбуждении розни" должен быть материальным т.е. необходимо возникновение материальных последствии, в виде конфликта между социальными группами. Кроме этого нужно доказать, что эти последствия возникли именно от действия "возбудителя". Сложившаяся судебная практика вызывает тревогу.
алма-ата2 2017-04-12 11:55:09
0
Тревожные мысли создают маленьким вещам большие тени...
- У меня есть реально модернизационно-инновационное предложение для правительства: официально ввести в каждом министерстве должность "зама по косякам", ну или "вице-министра отпущения".
Рузский мир
К чему приведут хулиганские методы внедрения государственного языка?
«Свой путь» в неизвестном направлении
Евгений Жовтис: У каннибалов существует традиция - есть людей, но у меня нет никакого желания обсуждать эту традицию как часть культуры
Культурное вторжение Турсунова в Турцию
21-25 октября в Анкаре пройдет неделя фильмов Ермека Турсунова
Лицензия на воровство
Фермер Кирилл Павлов вызывает министра юстиции Марата Бекетаева на публичные дебаты
Кыргызстан: пейзаж после выборов
Интервью кыргызского эксперта Аиды Алымбаевой казахстанскому политологу Досыму Сатпаеву
Томский чиновник пришелся не ко двору в «КазМунайГазе»
Игорь Гончаров не подтвердил, что одной из причин его увольнения были разногласия председателя совета директоров компании с ее председателем правления
Узаконенный беспредел
Как семью вынужденных переселенцев поселка Жезказган акимат Сатпаева, органы юстиции и суд лишили недвижимости
Жили-были
Традиционно по субботам Ratel.kz публикует рассказы кинорежиссера и писателя Ермека Турсунова, которые войдут в его новую книгу, уже готовящуюся к изданию
Сеньоры и вассалы современного Казахстана
Что такое "хорошее управление системой"
Кредитные мошенники нашли новую жертву
​​С алматинца взыскивают деньги, которые он не занимал
«Дружеское закрытие глаз» ценой $163 млн
Почему на границе Казахстана и Кыргызстана многокилометровый затор
Падение сырьевых банков
Почему интересы крупных частных банков РК расходятся с национальными интересами
Ветер дует, потому что деревья качаются
Почему высокие профессионалы в правительстве есть, а самого необходимого в стране при этом нет
Хорошо сидим!
У осужденных по «хоргосскому делу» жизнь протекает в комфорте и изобилии
Жаба и голубка
Новый рассказ Салимы Дуйсековой
Плетенье чепухи: Многие обычаи казахи потеряли безвозвратно
Ratel.kz продолжает публикацию знаменитых записок «Плетенье чепухи» Герольда Бельгера, не увидевших свет при жизни писателя
Творческих вам узбеков
Почему мы радуемся успехам соседей
О Каталонии. Серьезно
Чем может закончиться «развод» Испании и Каталонии
Марат Толибаев: Хочу заступиться за Владимира Божко
Известный в социальных сетях автор считает, что вице-спикеру приписали абсурдные мысли
Врать надо с прибылей, а не с убытков
В потоке информации о ситуации с Национальным фондом может заблудиться даже профессионал, не говоря уже о простых гражданах нашей страны
Даниил Кислов: Гульнара Каримова не просто злодейка, на которую можно повесить все грехи
Если Шавкат Мирзиёев хочет в самом деле реформировать политику и экономику своей страны, то одними "разоблачениями" дочери экс-президента тут не обойтись
Джохар Утебеков: Нет исключений, позволяющих полицейским пытать людей!
Свобода от пыток - одно из абсолютных прав человека, которая не подлежит ограничениям ни при каких условиях
Сергей Уткин: Зачем воин-папа подставил своего ребёнка
Давить на суд и прочих должностных лиц обществу можно и нужно, а вот экс-министру, использующему свои связи во властных структурах, категорически нельзя
Немецкий инвестор разочарован в Казахстане из-за Какимжанова
Гюнтер Папенбург направил генеральному прокурору Казахстана Жакипу Асанову письмо, в котором просит разобраться в закрытии расследования против экс-министра
Уголовное дело шымкентского мажора вновь открыто
- Журналисту Динаре БЕКБОЛАЕВОЙ респект, уважение, за объективное освещение резонансных событий. Надеюсь, что благодаря таким как она принципиальным и профессиональным журналистам наш КЗ станет когда-то правовым государством, где, в т.ч. реализуется принцип неотвратимости наказаний. Браво Динара!!
Отправьте доктора к авторам бензиновой лихорадки
- Из за школьных учебников такой шум подняли,депутаты,Токаев,все выступили,а тут дефицит бензина -и ниче,депутатов не слышно
Жизнь девушки оценили в 700 тысяч тенге
- Не буду писать про медицину, понятно, что ее у нас нет, хотя для того что бы она появилась, надо всего лишь запретить чиновникам и их семьям лечиться за границей, даже за собственные деньги. Я хочу сказать за суд: это насколько надо быть нечеловеком, чтоб одному за публикации в газете давать за моральный ущерб 50 млн., а другой за смерть дочки 700 тыс.?
Аким Павлодарской области и его блондинка
- Уважаемый БУЛАТ ЖУМАБЕКОВИЧ Аким Павлодарской области. Доводим до Вас что по графику дом Щедрина 30 стоит на подключения тепла 02.10.2017 г КСК ИП Шмид, но тепла так и нет. В округе все дома подключили, а наш дом так и мерзнет. Звоним в КСК они нам отвечают, что это Тепловые сети. Где наитии крайних и когда в нашем доме подключат тепло.
Защита от дурака
- Ай молодец автор! Особенно правило 5 понравилось. Тов. Бендер отдыхает в Казахстане :)
Чиновники не смогли объяснить, откуда взялась сумма платы за общественный транспорт
- Нужную сумму разделили на количество квсртир, вышло 3800. Никто там расчетами не занимался
Язык - это наследие, которое при смене алфавита мы теряем
- Как жаль, что такие здравые и аргументированные высказывания, можно прочитать только на Ратель.