Друг мой, Даурен…

5439 просмотров
19
Айдос САРЫМ
Пятница, 14 Апр 2017, 19:00

Политолог Айдос Сарым озадачен позицией министра информации и коммуникаций относительно судебного процесса «Зейнулла Какимжанов против СМИ»

Читайте также
Даурен Абаев: Я бы не хотел вдаваться в подробности…

Посмотрел по телику эфир министра информации Даурена АБАЕВА (на снимке), где одним из ключевых моментов стал его ответ относительно судебного процесса «Зейнулла Какимжанов против СМИ». К сожалению, как мне показалось, ответ был не очень внятным и далек от ожиданий цеха и вообще корпоративных интересов рынка медиа. 

Не скрою, что я с большим вниманием и тревогой слежу за этим судилищем. Интерес к этому делу у меня и профессиональный, и авторский, и гражданский. Полагаю, что мой опыт работы в медиасфере, в том числе в профильном министерстве, уважение и многолетняя дружба практически со всеми втянутыми в конфликт сторонами, позволяют мне говорить и рассуждать о происходящем профессионально и непредвзято. 

В этой связи хотелось бы поделиться несколькими мыслями, которые, как я думаю, могут подтолкнуть стороны по-иному взглянуть на происходящее.

1. По большому гамбургскому счету, если внимательно разобраться, процесс уже давно перестал быть спором между хозяйствующими субъектами или недоразумением между уважаемыми джентльменами-мырзаларами. Дело уже является знаковым и резонансным. И попытки сдвинуть фокус в иную сторону, считать его частным случаем, отвернуться и отмахнуться от происходящего - это мелко, глупо и неуместно. За своими мелкопоместными амбициями, личностными обидами мы можем потерять гораздо большее, нежели пару сайтов и редакций. Мы можем потерять право и возможность журналистов проводить расследования и тем самым бороться с коррупцией в стране. Ведь буквально недавно наш президент тоже об этом говорил. Цитирую: «Самая мощная борьба с коррупцией - это гласность. Если СМИ активно будут говорить об этом и каждый такой сигнал не останется без рассмотрения, тогда мы достигнем больших успехов (…) Это зло можно победить, только если сможем подключить все население». 

Читайте также
Арман Шураев: Мы всё больше скатываемся в полицейское государство

Объясню почему. 

Честно скажем, и «Ратель» и «Форбс» - это далеко не бедные родственники и, надеюсь, не беззащитные средства массовой информации. Их бэкграунд, вне зависимости от наших личных симпатий и антипатий, политических взглядов и эстетических вкусов, групповых интересов и принадлежностей, говорит сам за себя. И если сегодня мы не сможем защитить интересы и отстоять права двух этих редакций, то завтра, может оказаться,  собственно некому будет защищать и отстаивать права журналистов и журналистики вообще. Помните известное выражение о том, как в одной европейской стране по очереди приходили за социалистами, коммунистами, евреями, а все молчали, что они ни те, ни другие, а потом оказалось, что за самих-то некому вступиться?! Говорю все это без всякого пафоса. Просто если идти по аналогии, то может статься, что завтра все будут попросту молчать и бояться. Потому что если уж этих заткнули, то что говорить о других? 

Я далек от того, чтобы искать аналогии с поджогом или штурмом Рейхстага, но ситуация-то очень тревожная. Можно уважать или не уважать отдельных людей, можно читать или не читать те или иные сайты, но здесь на кону стоит ни много, ни мало право на профессию. Но если мы искренне считаем и признаем неотъемлемыми правом СМИ и журналиста публиковать свои расследования, то надо сделать допуск и на то, что кто-то может этим правом злоупотреблять. И такое злоупотребление свободой слова куда меньшее зло, чем коррупция и преступления, совершаемые чиновниками и сильными мира сего. Это издержки свободы слова, которые мы будем должны сознательно терпеть, если мы действительно боремся с коррупцией и по-настоящему считаем ее злом. 

2. Каждое министерство априори обязано активно защищать интересы своей отрасли. В конечном итоге, если нет отрасли, то зачем тогда это министерство?
Например, я себе даже представить не могу, чтобы министерство нефти и газа требовало бы закрыть все нефтяные месторождения только потому, что в городах из-за выхлопных газов автомашин нечем дышать! Или же не могу представить себе министерство по делам госслужбы, которое требует уничтожить чиновников как класс и вид только потому, что  какие-то чиновники берут взятки и злоупотребляют властью, да и вообще общество красит их всех одним цветом.

Читайте также
Арманжан Байтасов: Граждане перестают доверять власти

Я давно и хорошо знаю министра Даурена Абаева, уважаю его как человека и профессионала, но его реакция на судебный процесс, мягко говоря, удивляет. Полагаю, что правильная реакция министерства заключается в том, чтобы выражать серьезную обеспокоенность происходящим, даже если лично ему все это претит и глубоко не нравится. Правильная реакция была бы в том, чтобы совместно с медиасообществом добиваться не привилегий для избранных, не защищать каждое отдельное СМИ, а вырабатывать общие и единые правила игры на государственном уровне. И уже потом уметь отстаивать их в кабинетах, и если надо спорить с Нурсултаном Абишевичем, Бакытжаном Абдировичем, Кайратом Абдразаковичем, Жакипом Кажмановичем и другими. Даже с риском потерять должность. Но не уважение к себе! Только такой министр будет пользоваться авторитетом и в элите, и в журналистской среде. 

Да и сейчас нелишним было бы заглянуть в кабинеты к Нурлану Зайруллаевичу и Касым-Жомарту Кемеловичу и настоятельно предложить давно назревшие законодательные изменения. Например, уже не один год в профессиональной сфере обсуждают, даже выработали законодательные нормы о том, чтобы как-то ограничить или сделать более удобоваримыми нормы о «моральном ущербе к СМИ». Были хорошие предложения ограничить и считать суммы морального ущерба годовыми или полугодовыми оборотами конкретного СМИ или годовым/полугодовым доходом конкретного журналиста. Многомиллионные иски уже разорили не одно СМИ. Страх получить такой иск – это дамоклов меч, который висит над каждым ответственным редактором и главная причина того, что журналистское расследование как жанр уже похоронен. 

Государственный интерес в случае с Министерством информации и коммуникаций, как мне кажется, сегодня заключается в одном: заново, шаг за шагом начинать выстраивать доверие и взаимоуважение между государством и медиа. Заново помочь журналистскому сообществу объединиться, обрести хоть какой-то уровень сопричастности к государству и солидарности внутри цеха. Говорю заново, потому что искренне считаю, что последние ошметки и остатки такого доверия и взаимоуважения были растоптаны во время суда над Сейтказы и Асетом МАТАЕВЫМИ, другими судебными процессами над СМИ. Печально и то, что с арестом Матаева сколько-нибудь единая журналистская организация оказалась похороненной. Сегодня нет ни одного сколько-нибудь признаваемого пусть не всеми, но многими профессионального объединения журналистов, а создаваемые не регистрируются или игнорируются властью. Уверен, будь сейчас Сейтказы Матаев на свободе, он бы не молчал, а проводил бы пресс-конференции, акции солидарности с «Рателем» и «Форбсом».

Читайте также
Что же изменилось за 15 лет, Зейнулла Халидоллович?

Главный продукт, который может генерить власть – это доверие. Между собой и всеми остальными группами, цехами, корпорациями. А доверие – это клей, на котором держится многое, а может быть даже все в нашем любимом государстве и отечестве. Не открою большого секрета, если скажу, что сегодня журналисты и редакции откровенно боятся государства, не хотят участвовать в государственных тендерах, боятся даже связываться с государственными деньгами. Когда и где такое было, когда редакции отказывались получить «длинные деньги» в виде госзаказа?! И пока еще, к сожалению, каких-то серьезных попыток восстановления доверия между государством и СМИ незаметно. 

3. Министр, как я услышал, предложил быть «медиатором». Но что такое «медиатор»? Особенно после того, как суд состоялся и решение уже вынесено? Медиатор – это посредник. Но посредник в чем? В замалчивании? В сокрытии информации? В чем? По-моему, государственный интерес министерства сегодня в том, чтобы всячески способствовать тому, чтобы журналисты денно и нощно проводили журналистские расследования, разоблачали коррупцию на всех уровнях власти, во всех органах власти. Если же министерство хочет в каждом отдельном случае быть модератором и медиатором между СМИ и конкретными объектами антикоррупционных разоблачений, то это попросту новый вид коррупции. Более изощренный, еще более иезуитский. Ведь коррупционеров своих и чужих не должно быть, не должно быть социально приближенных коррупционеров и коррупционеров, разоблачение которых приветствуется. 

Насколько я помню, все госпрограммы борьбы с коррупцией предполагают не только открытость, подотчетность госорганов, но и активное стимулирование СМИ на проведение антикоррупционных расследований. Госорганы даже вроде проводят конкурсы, награждают лучших таких разоблачителей. И если это иногда приводит к эксцессам, даже злоупотреблению, то это меньшая цена, которую мы платим как общество. В конце концов, мы же не уничтожаем суды, полицию, прокуратуру, когда они злоупотребляют своими правами, задерживают и сажают невинных!

Читайте также
Геннадий Бендицкий: Судебную систему нужно менять

Опять же, что было важнее для Зейнуллы Какимжанова: доброе имя, опровержение порочащих его сведений или же джихад против неугодных ему СМИ до полного их изничтожения как класса? Да и кто сегодня в стране в трезвом уме и памяти поверит в то, что винный заводик в Иссыке и прочие прелести жизни и лакомые куски в виде многомиллиардных тендеров на строительство дорог сегодня можно получить за красивые глаза, без блата, брата, свата и отката? И что важнее для государства: самолюбие одного олигарха или же крепкие общественные институты? Последний вопрос очень важен и принципиален. Этот выбор государству тоже придется делать. 

В Казахстане просто ужасающий, угрожающий самим основам государства уровень коррупции. Об этом говорят не только международные рейтинговые организации. Это признают и сами госорганы, и бизнес, и простые люди. В России фильм-расследование Алексея НАВАЛЬНОГО «Он вам не Димон» стремительно набрал многомиллионные просмотры в Ютубе и в конечном счете сподвигло российское общество 26 марта выйти на площади в сотнях городах. А что хочет власть в нашем случае? Таких же митингов и выступлений? Это тоже выбор, который придется делать нашей власти. Да и Зейнолле Халидолловичу следует теперь внимательно следить за тем, чтобы его имя не стало нарицательным, а сам он не стал живым интернет-мемом. В конце концов, вряд ли ему будет комфортно и приятно, если наберет силу в соцсетях хештэг #onvamnezina!

И последнее. Насколько мне помнится, слово «медиатор» имеет не одно значение. Медиатор – это не только досудебный посредник, но и специальное приспособление для игры на щипковых музыкальных инструментах. Надеюсь, что мой друг Даурен Абаев не станет специальным приспособлением для игр сильных мира сего на самых чувствительных струнах нашего общества.

Источник: страница Айдоса САРЫМА в Facebook.

Фото: Vlast.kz.

Ерлан Дарменов 2017-04-14 19:18:38
0
Где (деньги) совесть, Зин?
Света 2017-04-14 19:43:17
0
Да, ладно! Выбор сделал человек между креслом и самоуважением! Бросьте в него камень те, кто в этом случае сделал бы другой выбор. Да и бросьте камень в бизнесмена, который выиграл тендер. Кто бы отказался от такого выигрыша?
бек 2017-04-14 19:44:15
0
Меня волнует одно обстоятельство, где прокуратура по надзору судебных решении! А всякие Айдосы, могут рассуждать и умничать сколько угодно!
5300 2017-04-14 21:13:03
0
Кот Леопольдос криво улыбаясь-ай, жигиттер, неге бiз дружно өмiр сурып не можем.Тауайте осы бәйгеден аяқталайық.
Мурат.Костанай. 2017-04-14 21:23:07
0
Чисто казахский спич !! Много-много и очень много льстивых слов и в эту и в ту сторону и конкретно ни о чём. Как будто номер принудительно отбыл : "я тоже участвовал, разве не видели, там я с краю стоял и что то шептал про себя". Прямо как поддатый и слегка навеселе, аульный тамада, на свадьбе дочери совхозного управляющего отделением № 1. Единственное что новое( с моей подачи): - это слово: "гамбургский счёт". Мой совет вам Ратель: "спиной ни к кому не поворачивайтесь".
Левенгук 2017-04-14 21:44:51
0
Права Света. Мы все практически ежедневно делаем выбор между собственным местом и самоуважением, хотя наши места далеко не так хороши, как его кресло. А значит, не нам его судить.
николай 2017-04-14 21:58:28
0
Во всем (цивилизованном) мире, самая мощная борьба с коррупцией - это гласность! И наш Шеф это особо подчеркнул! Здесь ни убавить, ни прибавить! Дело за Генеральным прокурором...
Иван 2017-04-15 09:26:17
0
"Я давно и хорошо знаю министра Даурена Абаева, уважаю его как человека и профессионала", а затем утверждение, о неправильной реакции министра и каким он должен быть "Только такой министр будет пользоваться авторитетом", так я и не понял, Абаев для автора после перечисления его грехов продолжает быть хорошим человеком и профессионалом или нет?
Жанна 2017-04-15 09:48:03
0
Умничка, Айдос! Лучше всех предыдущих написал по этому поводу! Молодец!
консерватор 2017-04-15 00:19:29
0
Ратель уважаю и поддерживаю. Вы должны быть, иначе мрак. #onvamnezina - так его.
Загорелся жилой дом из-за пожара в супермаркете на первом этаже - запретили супермаркеты в жилых домах. Пострадал человек из-за люка на дороге - дали указание проверить все люки в городе. Подрались рабочие - сказали, что возьмут 2000 казахстанцев на работу. В нашей стране, чтобы сделали что-то нормально, нужно, чтобы обязательно что-то случилось?
Марат Толибаев: Хочу заступиться за Владимира Божко
Известный в социальных сетях автор считает, что вице-спикеру приписали абсурдные мысли
Раздвоение путеводной звезды
С кем себя хочет сравнить Казахстан в области прав человека – с Узбекистаном и Таджикистаном или с 30 развитыми странами мира?
Информация как дефицит
Почему значительное число наших предпринимателей несет дополнительные издержки, препятствующие развитию бизнеса
Акимы Алматы напоминают доктора Франкенштейна
Градоначальники проводили над мегаполисом эксперименты, часто неудачные. В результате город стал «монстром Франкенштейна», сшитым из разных кусков
Все будет как всегда. Но может быть и хуже
Поправки в Закон о СМИ – удавка на шее журналистов
Терра
Внимание, спойлер. Если вы намерены смотреть фильм «Оралман» режиссёра Сабита Курманбекова, текст не рекомендуется к прочтению
Предпосылка для Байбека
Беспричинно можно любить глупую девушку, вредную кошку или партию «Нур Отан», а все остальное должно иметь какую-то логику
О чем говорили два шакала
Как правильно устроить вакуум в голове
Почему нефть дорожает, а тенге дешевеет
Если в 2013 году экспортеры продали порядка 40 миллиардов долларов США, то в 2016 году – всего 10 миллиардов
Взятка открытым переводом
За что задержаны экс-глава «Казавиаспаса» Малик Досымбеков и бывший гендиректор «Казавиалесоохраны» Толеугазы Сексенбаев
Как научиться языку в тюрьме
Традиционно по субботам Ratel.kz публикует рассказы кинорежиссера и писателя Ермека Турсунова, которые войдут в его новую книгу
Некосмический Байконур
Айдан Карибжанов побывал в Байконуре и увидел в нем Венецию
Пятерня может сжаться в кулак
Будет ли реанимирован Союз центральноазиатских государств?
Плетенье чепухи: Личные вкусы историков отвращают меня от истины
Ratel.kz продолжает публикацию знаменитых записок «Плетенье чепухи» Герольда Бельгера, не увидевших свет при жизни писателя
Что норвежцу хорошо, то казаху – смерть?
Почему валюта нефтяной Норвегии устойчивее, чем тенге нефтяного Казахстана
Врать надо с прибылей, а не с убытков
В потоке информации о ситуации с Национальным фондом может заблудиться даже профессионал, не говоря уже о простых гражданах нашей страны
Терра
Внимание, спойлер. Если вы намерены смотреть фильм «Оралман» режиссёра Сабита Курманбекова, текст не рекомендуется к прочтению
Айдос Сарым: Арестовывать сорок казахов и ни одного индуса - это ошибка
Политолог считает, что в конфликте в "Абу Даби Плаза" виноваты индусы и их работодатели
Даниил Кислов: Гульнара Каримова не просто злодейка, на которую можно повесить все грехи
Если Шавкат Мирзиёев хочет в самом деле реформировать политику и экономику своей страны, то одними "разоблачениями" дочери экс-президента тут не обойтись
Джохар Утебеков: Нет исключений, позволяющих полицейским пытать людей!
Свобода от пыток - одно из абсолютных прав человека, которая не подлежит ограничениям ни при каких условиях
Сергей Уткин: Зачем воин-папа подставил своего ребёнка
Давить на суд и прочих должностных лиц обществу можно и нужно, а вот экс-министру, использующему свои связи во властных структурах, категорически нельзя
Немецкий инвестор разочарован в Казахстане из-за Какимжанова
Гюнтер Папенбург направил генеральному прокурору Казахстана Жакипу Асанову письмо, в котором просит разобраться в закрытии расследования против экс-министра
Правительство ищет казахов по всему миру
- "База успешных ученых – мы хотим иметь связь. " Их еще найти надо. Начните с базы бездарностей: и ученых, и чиновников, и артистов. Здесь работы непочатый край!
Еще один казахстанский многоженец проживает в Алматинской области
- Конституцию применяем выборочно. Законы - тоже выборочно. И даже традиции ислама тоже применяем выборочно!!! Не думаю, что большинство наших мусульман выскажутся за забивание камнями насмерть за супружескую измену. А ведь это норма шариата... И нечего к Байбеку придираться... Приплыли. Выборочное применение закона - НОРМА ЖИЗНИ в Казахстане! И никакого когнитивного диссонанса!
Хиджаб раздора
- Однозначно - права администрация школы. Вне всякого сомнения. У нас по Конституции Казахстан - светсткое государство. Кроме того, школа есть государственное учреждение. С установленной единообразной формой одежды. Поэтому будьте так добры - соблюдайте в школе установленнцую эту самую форму одежды. а дома - ходите в чём хотите, хоть голыми. Всё. И нех тут демагогию разводить. Хотите учиться и при этом носить религиозную форму одежды - идите в медресе и учитесь там. Всё.
О чем говорили два шакала
- Всегда считал и до сих пор считаю лучшим школьным учебником физики - 3-хтомник Григория Ландсберга. Не знаю кто и когда его переведет на казахский. ...
О чем говорили два шакала
- С кириллицей живем почти 80 лет. В этот период пришла массовая грамотность казахов и была создана основная масса письменных произведений в казахской культуре в широком её понимании. И почему должны от всего этого отказаться? Ежегодно 160 - 200 тысяч детей заканчивают казахские школы. Половину примут отечественные ВУЗы, а куда поедут учиться остальные? Западное образование смогут позволить единицы. Или нас обрекают стать нацией охранников, грузчиков и т.п.?
Хотят ли банки обвалить тенге
- Есть и другое обоснование роста курса тенге, например Резервы Нац.фонда у нас в долларах, соответственно высокий курс доллара помогает продавать Нац.фонду доллар за тенге на внутреннем рынке дороже и тем самым закрывать нехватку бюджета. Экспо завершилось, денег в бюджете нет, где взять деньги? Ответ лежит на поверхности, на внутреннем рынке, то есть с карманов казахстанцев, доллар верх -народ срочно бежит в обменники скупать капусту
Родова
- Какой слог, слова, как жемчужины, как драгоценности, каждое задевает какую-то струнку. не ни одного лишнего ненужного ради красоты словца. Это настоящая литература. это настоящий писатель. Читать - одно удовольствие. Такое же чувство вызывает Ермек Турсунов. Как здорово, что у нас есть такие.