Қаз   Рус

Американская комедия. Часть 10. Пора валить на Родину

23780 просмотров
31
ЕРМЕК ТУРСУНОВ
Четверг, 15 Июн 2017, 10:00

Известный казахстанский кинорежиссер и писатель Ермек Турсунов завершает рассказ о своей жизни в Соединенных Штатах

На снимке: Ермек Турсунов.

Продолжение нового цикла рассказов Ермека ТУРСУНОВА «Американская комедия» на Ratel.kz. См. начало: часть 1, часть 2, часть 3, часть 4часть 5, часть 6, часть 7, часть 8, часть 9.

…Мы часто встречались с чудаковатым доктором у Елизабет, и он всякий раз звал меня к себе, в лабораторию. Говорил, что он поменял теленку практически все внутренности и сейчас работает с обезьянами.

Я ссылался на занятость и избегал визитов в его концлагерь. А вообще он был классный парень, этот доктор N. Он был из тех, про которых снимают фильмы и пишут книги.

Ну надо же, как я мог забыть его имя?

***

Читайте также
Американская комедия. Часть 9. Как я был карликовой выдрой

И тут меня каким-то образом разыскал и позвонил Алтынбек (САРСЕНБАЕВ. - Ред.). Мой старый дружбан. Он сказал, что он стал министром культуры и ему срочно нужны бойцы для насаждения этой самой культуры в массы.

Я сказал, что вряд ли подхожу под эту роль, что я давно насаждаю чужую культуру по всему миру и что у вас там бизнесменов по дворам отстреливают и несогласных по тюрьмам сажают, что я ему сочувствую в связи с назначением на такую неподъемную должность, да еще и в такой славной обстановочке, и что «если ты сам так глубоко влип, то в этом никто не виноват и не фиг теперь меня под танки бросать», так что спасибо и творческих, как говорится, «узбеков».

Алтынбек обозвал меня предателем, матюкнулся и бросил трубку.

Но…

Но он меня разволновал, сволыш. Надо отдать должное – убеждать он умел.

С того дня меня стал точить червь сомнения. Точить, что называется, неслышно и нещадно. Да еще эти гадские «вэхээсные» кассеты с «Тамашой»…

Через неделю Алтынбек, как опытный переговорщик, позвонил мне снова. И заговорил как ни в чем не бывало.

Мы протарахтели не меньше часа.

Он сказал, что нельзя оставаться в стороне, когда всё горит синим пламенем, что негоже думать и заботиться только о себе («өзіңнің қу басыңды ойлап...»), что я когда-нибудь об этом пожалею, что это, в конце концов, позор – бежать и устроить себе маленький уютный мирок персонального благополучия, когда тут на родине всё рушится и валится. Да и вообще, сказал он:

- Жаман дос – көлеңке: басыңды күн шалса – қашып құтыла алмайсың, басыңды бұлт алса – іздеп таба алмайсың. (Плохой друг подобен тени: засияет над тобой солнце, ты от него не убежишь, а сгустятся тучи над головой, ты его не найдешь.)

Это он Абая цитировал. Знал, куда бить, собака.

И что?

Что!

Читайте также
Американская комедия. Часть 8. Казах - это русский китаец

И я заболел. Не в смысле простуда там или запор. Нет. Просто я перестал спать. И ел больше на автомате, а не потому, что есть хотелось. Всё-таки чужбина, какая бы она ни была, всё равно остается чужбиной, хоть вензелями и рюшечками ее украшай.

Или же я просто – закоренелый мамбет. Эксперимент дал отрицательный результат. Не получился из меня законопослушный американец. И уже вряд ли получится.

И поперся  я к мормонским боссам с повинной, и сказал, что не могу больше тут оставаться и хочу обратно. Домой.

Боссы удивились, опечалились, покачали головами и спросили, не хотел бы я основать в Казахстане филиал мормонской церкви? Я сказал, что не хотел бы. Ну какой из меня мормонский проповедник?

Ну что ж, сказали мормонские боссы, тогда ладно. Прощай. Иди с богом. И мы расцеловались на прощанье, как старые кенты.

Потом я обошел всех своих друзей: Монти, Джея, Роджера, Мерил, священника в своей воскресной церкви, ученого из медицинского центра, заглянул к теленку с проводами, попил кофе в булочной у Санти, зашел к Брайану, подкачал ему по старой памяти пару шин, пропустил стаканчик с Патриком…

Короче – обошел всех. Даже к тому психу заглянул, что держал питона у себя в ванной.

Все со мной прощались, как с близким родственником. Санти даже всплакнула.

Но самое тяжелое ожидало меня у Елизабет.

Когда я объявил ей, что уезжаю, она заулыбалась. Но улыбка получилась у нее не очень доброй. Так улыбается командир расстрельной бригады при виде приговоренного.

- А как же Дженни? - сладко спросила она.

- А что Дженни? - простодушно ответил я. - Она со мной. Мы поедем вместе.

Елизабет хмыкнула, согнала Бастера с дивана – чего она никогда себе раньше не позволяла – и проговорила ясно и раздельно своим обычным металлическим голосом:

Читайте также
Американская комедия. Часть 7. Сны на казахском

- А кто тебя с ней отпустит?

- То есть? - не понял я.

- Я недавно смотрела телевизор, - стала она развивать свою мысль, - и там показали ваш этот распрекрасный Казахстан. Ты что думаешь, мальчик, моя девочка будет жить там и радоваться своему выбору? Ошибаешься.

- Нельзя строить свои представления, глядя в телевизор, - возразил я.

- Ты хочешь сказать, что «Нэшнл Джеографик» врет на пару с «Си-Эн-Эн»? А может, ты хочешь сказать, что у вас там всё в полном порядке? И вы живете в сплошной ванили? У вас там всё ништяк с правами человека? У вас уважают женщин и стариков? У вас все знают, что такое демократия?

Я молчал. А Елизабет наступала.

- Да у вас там всё прогнило с головы до ног. Вы там до сих пор живете, как при Чингисхане. У вас всего два города на всю страну, да и те – декоративные. У вас воровская страна. Вам понадобится еще лет сто, чтобы отмыться от всей этой грязи.

- С чего ты взяла?

- Я не только смотрела телик, но и читала. И не только газеты. Не думай, что я тупая черная баба с большими сиськами и маленьким мозгом. Кое-что я еще понимаю. Можешь катиться обратно в свой Казахистан, но дочь моя никуда с тобой не поедет. Понял?

- Разве вы не хотите счастья своей дочери?

- Вот именно – что хочу. Но ты не сможешь ей этого дать.

- Почему вы так думаете?

- Потому что ты не сможешь изменить всю страну, если даже устроишь себе маленький рай в пределах своего дома. 

Читайте также
Американская комедия. Часть 6. Мама Дженни была биг-боссом

Я задумался. На миг мне показалось, что Елизабет убийственно права и мне нечего ей возразить.

Елизабет перешла на другой тон. Помягче.

- Пойми, - сказала она, - Дженни выросла в других условиях. Она привыкла, что люди вокруг все улыбаются, что тут нет тех проблем, которые вы будете еще решать черт знает сколько времени и еще неизвестно – решите ли? Это всё – лотерея в неизвестным концом. Пари с дьяволом. То, что вы построили, – непонятно. Это уже не коммунизм, но еще не капитализм. Это что-то другое, название которому придумают прокуроры. Потом. И поэтому я говорю тебе: если ты ее любишь, то ты не повезешь ее с собой в никуда. Это – плохая идея. Это авантюра, в финале которой она тебя возненавидит. Ты сломаешь ей жизнь. Разве ты этого хочешь?

Нет, я не хотел, чтобы Дженнифер меня возненавидела. И я не знал, что ответить Елизабет? Нести романтическую чушь, что любовь всё победит, что для нее нет преград, что два любящих сердца будут стучать в унисон и перестучат все беды и горести…

В сказках всё так красиво. А в жизни…

Положа руку на сердце, я еще не очень представлял – чем именно я займусь по возвращении? Ничего конкретного я пока не видел. Я даже не знал – где я буду жить? К тому ж я давно там не был и не знаю – какой она стала, моя дорогая Родина. Вряд ли она смогла радикально измениться. Как известно, рабом можно оставаться и в свободной стране. Слишком длинный шлейф у этой «свободы», и так быстро он не развеется.

- Иди. Пораскинь мозгами,  - сказала Елизабет на прощанье и прикрыла за мной дверь.

Домой я пошел пешком. Это – другой конец города. Уже смеркалось, но надо было собраться. И действительно подумать.

Я шел, не глядя себе под ноги, и наткнулся в темноте на какого-то бедолагу с собакой. Они расположились прямо на тротуаре. Парень в скатанных дредах лежал на картонной подстилке, сложив под голову какие-то вещи, а собака его сторожила. Перед ними на земле валялась шляпа, а в ней бликовала на фонарном свету мелочь.

Я порылся в карманах и бросил в шляпу всё, что нашел. Собака сделала книксен. Я невольно тормознул. Порылся еще и вытащил  бумажный доллар. Бросил в шляпу. Собака сделала реверанс.

Читайте также
Американская комедия. Часть 5. Как казах стал греком

- Кинь еще - и она тебя поцелует, - подал голос парень.

Мне не хотелось целоваться с собакой, да и денег у меня больше не было.

- В следующий раз, собачка, - сказал я и пошел думать дальше.

Мотивация Елизабет была мне предельно ясна. Она – мать, и этим всё сказано. Поэтому я не держал на нее зла, хоть она кое в чем, конечно, явно перегнула палку. Важно было другое – где тут правда и где тут ложь?

Правда, что мы отстали от всего мира на лет сто и пропасть эта с каждым разом увеличивается.

Правда, что мы живем в своем придуманном мире и это нас устраивает. Если бы не устраивало, то и не жили бы.

Правда, что не за что и не за кого зацепиться, чтобы выскочить из этого дерьма на воздух. Те, кто были, – ушли. Или продались. Или смирились. «Настоящих буйных мало, вот и нету вожаков»…

Правда, что я не хотел плохой судьбы для Дженнифер и не хотел ломать ей жизнь. Конечно, «Казахистан» - это не Сибирь и Дженни не жена декабриста, но в современных реалиях кое-какие аналогии напрашивались сами собой.

Ну и что делать?

По контракту мне должны были выплатить гонорар в течение месяца, и на этом мою кинематографическую карьеру в Штатах можно было считать законченной. Больше меня здесь ничего не держало. Ничто и никто. Кроме Дженни.

Я пришел поздно. Ноги гудели, поясница ломила, в башке – пустота.

Сели ужинать. Есть не хотелось.

Надо было что-то говорить. А что говорить?

- У нас всё не так, как здесь, - начал я издалека.

- О чем ты? - спросила она.

- О том, что Америка впереди планеты всей, а мы – ближе к заднице.

- А-а, - догадалась Дженни, - ты был у моей мамани. Она меня тоже обрабатывала на днях.

Я не стал врать и промолчал.

- И что вы там за меня решили? - настроилась на маленькую разборку она.

Читайте также
Американская комедия. Часть 4. Книга Мормона

- Ничего мы не решили, - ответил я. - Но тебе, наверное, не стоит со мной ехать.

- А-а, ну ясно, - внезапно согласилась Дженни и швырнула тарелку об пол. Осколки разлетелись по всей комнате: классика.

Мы поругались. Подробности отпускаю. Скажу лишь, что она обвинила меня в ханжестве, трусости, предательстве и еще бог весть в чем, наскоро собрала свои чемоданы и укатила в ночь.

Ближе к трем позвонила вдруг Елизабет и шепотом произнесла лишь одну фразу:

- Ты – мужик!

- Да пошла ты… - ответил я ей в сердцах.

- Да. Я пойду, - согласилась Елизабет и отключилась.

Месяц тянулся долго. В конце его мне выплатили гонорар. Я купил билет и расплатился за квартиру.

С Дженнифер мы с тех пор не общались. И не виделись. Я порывался было как-то позвонить ей, но всякий раз сдерживался. А что я ей скажу?

Она тоже не звонила.

Оставалось еще два дня до отъезда, как я вдруг вспомнил того цветного в дредах, что лежал на картонке. Почему-то мне захотелось с ним повидаться.

Я сложил в пакетик кое-какой еды, вышел из дома и направился к тому месту.

Надежд было мало, но я застал их в той же позе. Собака сторожила, парень спал. Или дремал.

Я кинул в шляпу мелочь с долларом. Собака сделала книксен с реверансом, я протянул парню пакет с едой.

- А-а, это ты, - сказал он, забирая пакетик. - Я помню. Ты сказал: «В следующий раз, песик».

- У тебя сумасшедшая память, - изумился я.

- А у тебя хреновый вид, - улыбнулся он в ответ. - Не отчаивайся, и это пройдет.

Я засмеялся. Да, это было, наверное, смешно: нищий выражал мне сочувствие и поддержку.

Ну что ж, подумал я, видимо эта великая страна не очень мне подходит. Видимо, тут есть всё из того, что нужно человеку для безбедного существования, но нету того, без чего это существование теряет смысл. Видимо, действительно пора отсюда валить.

И через два дня я уже сидел в аэропорту и ждал свой рейс.

Читайте также
Американская комедия. Часть 3. Раньше сядешь – раньше выйдешь

И тут, как в черно-белом кино, отворилась входная дверь и я увидел в проеме знакомый силуэт. Это была Дженнифер. Она посмотрела по сторонам, нашла меня глазами и направилась прямиком ко мне. Подошла вплотную и села рядом. Мы обнялись, не проронив ни слова. И просидели так почти час. Пока не объявили рейс.

Я поднялся. Дженнифер тоже. Мы поцеловались. И она пошла обратно к дверям. И ни разу не оглянулась.

…Через год на Рождество я получил коротенькое письмо от Елизабет. Она писала, что тут все меня помнят, часто вспоминают. Особенно тот ненормальный, с теленком. Недавно он пересадил сердце одной макаке и хотел бы мне ее показать…

К письму прилагалась свадебная фотография. На ней были изображены жених с невестой. Невестой была Дженнифер, а женихом какой-то Майк.

Елизабет писала, что гордится мной и желает мне счастья.

А я мысленно пожелал счастья своей Дженни…

Так я окончательно вернулся домой.

Фото Вадима Борейко.

Загрузка...
Ерлан Дарменов 2017-06-15 10:07:46
0
Так я окончательно вернулся домой - ну и зря.
Zulkarnayin 2017-06-15 10:19:18
0
Поворотные моменты судьбы.....
Тэтяна 2017-06-15 10:31:05
0
И это все, что было в Америке? Звонок Алтынбека дал возможность сохранить в какой-то степени лицо. Пусть с мормонами, но побывать в Америке в любой ипостаси, да еще в те времена - все равно это хорошо для общего развития.
Аспарух 2017-06-15 10:46:18
0
По этой истории надо снять фильм и назвать его "Приключения казаха в Америке" )
Нагыз Казах 2017-06-15 10:52:44
0
Да Ереке, в этом есть что-то у американских женщин - сила, либо слабость.......Good by.....good by......больно...трудно.....сжимается сердце.........но они круты.....переживают это....и.... идут дальше по жизни! Кстати, среди них есть реально хорошие девчонки, с кем можно пойти разведку....и прожить жизнь. Честно! Рахмет...вы от души пишите!
Ерлан Дарменов 2017-06-15 11:42:57
0
Американку поматросил и бросил - вот это мужчинность, вот это правильно, вот это по реально-пацански...
Лина 2017-06-15 11:55:34
1
Правдиво и искренне! Спасибо, Ермек! Вы правильно сделали, что вернулись на Родину! Я, русская, родилась, выросла и прожила почти всю свою жизнь в Казахстане. Последние десять лет я живу на три страны ( Казахстан, Россия, США), причём не менее шести месяцев- в Штатах, наблюдаю и анализирую... Но не допускаю мысли остаться жить здесь! На Родине много проблем, но это наши проблемы и наша жизнь! А здесь, в Штатах, проблемы свои и не менее сложные!...
Пузырь 2017-06-15 12:04:51
0
Короче, Ереке крещенный Манк...?
Сурикат 2017-06-15 13:29:31
0
Тпогательно. Классно пишете!
Нагиса 2017-06-15 13:32:49
-3
чё-то мудрённо пишет этот писака...писал бы лучше на казахском,где отсутствует "феня" и всякие жаргоны...
министр энергетики
- Есть круче анекдот. Министр энергетики вызывает к себе своего зама и говорит: "Ты понимаешь, почему цена на бензин поднялась?". Тот отвечает: "Потому что себестоимость поднялась, из России импортировали и так далее". А министр ему: "Объяснить я и сам могу. Я понять не могу".
Акимов опять хотят поделить на фаворитов и аутсайдеров
Казахстанцам нужны не мифические рейтинги успехов и провалов, формируемые в Астане, а конкретные результаты работы акимов и местных органов власти
День Бенезависимости
История одной фотографии
До связи, Ген… До связи
Анна Устинова о своем супруге Геннадии Бендицком
Геннадий Бендицкий. Избранное. Рак на чужом безрыбье
Ratel.kz предлагает ретроспективу лучших материалов Геннадия Бендицкого, опубликованных в разные годы в газете «Время»
Как невесты становились женами
Ермек Турсунов продолжает публиковать заметки из нового цикла «Возвращение домой» о казахских обычаях, традициях, обрядах и ритуалах
Лондонская сырость больше не котируется в астанинском смоге
Наши чиновники убедились, что принятые на Лондонской бирже стандарты корпоративного управления имеют мало общего с «бизнесом по-казахски»
Беня знает за облаву
Журналист Зарина Ахматова - о Геннадии Бендицком
Геннадий Бендицкий: У меня не бывает заказных статей
Публикуем интервью, который Геннадий Бендицкий дал Алишеру Еликбаеву в 2012 году
Как сидят в Германии и Казахстане
По воскресеньям Ratel.kz традиционно публикует истории правозащитника Евгения Жовтиса из его жизни и юридической практики
Зачем Лякуполь городить?
Известный испанский архитектор Сантьяго Калатрава работает над проектом купола над Водно-зеленым бульваром в Астане
Профсоюз ручной, но шахтёры-то дикие!
Чем занимался профсоюз? Рассказывал в министерстве байки, что благодаря его неустанному взаимодействию с шахтёрами гасятся протестные настроения?
Стоит ли спасать проблемные банки?
Важнейшая задача государства – поддерживать доверие населения, бизнеса, общества в целом к банковской системе
Плетенье чепухи: Аул моей юности
Ratel.kz продолжает публикацию знаменитых записок «Плетенье чепухи» Герольда Бельгера, не увидевших свет при жизни писателя
Педагогическая поэма
Папе девяносто лет. У него почти нет зрения и слуха. Он не слышит ни этой глупости и не видит этой тупости. Маразма, который простирается вокруг
Новый скандал на Хоргосе
Почему на приграничной территории перестают работать законы
Не смейтесь над Байбеком
Напрасно аким Алматы оказался мишенью всех шутников страны
Хрен всё знает
В социальных сетях появились фотографии некоего продуктового набора якобы стоимостью 500 тенге с биркой «Ланч Байбек»
Ставка больше, чем жизнь
Почему банки не выдают кредиты
Лживый рынок молочной продукции
Как проверить молоко из холодильника на «натуральность»
«Дружеское закрытие глаз» ценой $163 млн
Почему на границе Казахстана и Кыргызстана многокилометровый затор
Даниил Кислов: Гульнара Каримова не просто злодейка, на которую можно повесить все грехи
Если Шавкат Мирзиёев хочет в самом деле реформировать политику и экономику своей страны, то одними "разоблачениями" дочери экс-президента тут не обойтись
Сергей Уткин: Зачем воин-папа подставил своего ребёнка
Давить на суд и прочих должностных лиц обществу можно и нужно, а вот экс-министру, использующему свои связи во властных структурах, категорически нельзя
Немецкий инвестор разочарован в Казахстане из-за Какимжанова
Гюнтер Папенбург направил генеральному прокурору Казахстана Жакипу Асанову письмо, в котором просит разобраться в закрытии расследования против экс-министра
В пригороде Павлодара переименуют 69 улиц
- Думаю, что в Алматы не помешало бы назвать одну из улиц в честь Бендицкого, ведь Геннадий ни разу не запятнал имя честного журналиста, боролся и помогал простым людям, высвечивал и выпячивал взяточников и коррупционеров! Геннадий действительно был яркой личностью и ярким журналистом который не давал проходу ворам, проходимцам засевшим в кабинетах власти! Думаю такая улица многим простым гражданам пришлась бы по душе!
Умер Геннадий Бендицкий
- Он не только был талантливым журналистом, он был настоящим юристом, аналитиком... и настоящим Батыром! Не верится что его подвел здоровья, нужно сделать вскрытия на должном уровне, не отравили ли его, так называемые ничтожные люди , про которых он писал, Почему то это дурацкая мысль не выходить из головы, как слышала эту печальную новость. Он был незаменим, такого журналиста больше нет! Генадий про Вас и про Ваших статьей никогда не забуду! Как жаль...
Как правильно уничтожить рыночную экономику
- Чтобы уничтожить экономику - достаточно вынести неправосудное решение суда и формально ликвидировать работоспособных предприятий, и без террористов разрушат до основания.
Ашаршылық. Искусство забвения
- Гульнар, меня не отпускает Ваш рассказ. Впервые признание о людоедстве ( страшно писать это слово, но другим его не заменишь). В нашей семье тоже есть такой рассказ, менее трагичен, но связан именно с этим ужасом. Пару лет назад я его тоже описала на странице одного издания, должна была это сделать. Много свидетельств ушло безвозвратно, жертвам нелегки эти признания. Да и не поощрялось. Думаю, и вам непросто было найти слова. Вы молодец.
Государство не смогло забрать у сестры Бергея Рыскалиева гостиницу
- Говорят Кина нет!Чем не кино?Братьев награждали орденами.Управляли они областью с нефтеперерабатывающим заводом, а дорог асфальтированных в той стороне вообще нет,только в городе. Прикрол,что еще один олигарх сидит пьет свое иссыкское вино. деньги получил на строительство дороги,аони закончились еще на стадии покрытия.Как считали,как он выиграл тендер? Зато сми должны уплатить 55 млн за моральный и за какой-то материальный ущерб. Многосерийное кино